В России создали лекарство от рака и проверили его в космосе. Генно-инженерный препарат от всех видов и стадий злокачественных опухолей пациенты могут получить через три-четыре года

отметили
90
человек
в архиве
В России создали лекарство от рака и проверили его в космосе. Генно-инженерный препарат от всех видов и стадий злокачественных опухолей пациенты могут получить через три-четыре года

В Государственном научно-исследовательском институте особо чистых препаратов Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) России завершаются доклинические испытания «Белка теплового шока» — лекарства, которое может совершить революцию в онкологии. Это принципиально новое средство для лечения злокачественных опухолей, полученное с помощью биотехнологий. Ученые предполагают, что оно поможет людям с неизлечимыми сегодня опухолями. Успех в создании препарата был достигнут с помощью космического эксперимента. Об этом корреспонденту «Известий» Валерии Нодельман рассказал замдиректора института по научной работе, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Андрей Симбирцев.

— Что является основным действующим веществом нового лекарства от злокачественных образований?

— Наш препарат имеет рабочее название «Белок теплового шока» — по основному действующему веществу. Это молекула, которая синтезируется любыми клетками организма человека в ответ на различные стрессорные воздействия. О ее существовании ученые знали давно. Первоначально предполагалось, что белок может только защищать клетку от повреждения. Позже выяснилось, что помимо этого он обладает уникальным свойством — помогает клетке показывать свои опухолевые антигены иммунной системе и тем самым усиливает противоопухолевый иммунный ответ.

— Если организм вырабатывает такие молекулы, почему же он сам не справляется с раком?

— Потому что количество этого белка в организме минимально. Его недостаточно для достижения терапевтического эффекта. Также невозможно просто забрать эти молекулы из здоровых клеток, чтобы ввести в больные. Поэтому была разработана особая биотехнология по синтезированию белка в количестве, необходимом для создания препарата. Мы выделили ген человеческой клетки, который отвечает за производство белка, и клонировали его. Затем создали штамм-продуцент и заставили бактериальную клетку синтезировать человеческий белок. Такие клетки хорошо размножаются, что позволило нам получить неограниченное количество белка.

— Ваше изобретение состоит в создании технологии получения «Белка теплового шока»?

— Не только. Мы также смогли изучить его структуру, расшифровать механизм противоопухолевого действия на молекулярном уровне. ФМБА обладает уникальной возможностью проводить медицинские исследования с помощью космических программ. Дело в том, что для рентгеноструктурного анализа действия белка необходимо сформировать из него сверхчистый кристалл. Однако в условиях земного притяжения получить его невозможно — белковые кристаллы растут неравномерно. Родилась идея вырастить кристаллы в космосе. Такой эксперимент был проведен в 2015 году. Мы упаковали сверхчистый белок в капиллярные трубочки и отправили их на МКС. За шесть месяцев полета в трубочках сформировались идеальные кристаллы. Они были спущены на землю и проанализированы в России и Японии (там есть сверхмощное оборудование для рентгеноструктурного анализа).

— А эффективность препарата уже доказана?

— Мы провели опыты на мышах и крысах, у которых развивались меланомы и саркомы. Курсовое введение препарата в большинстве случаев приводило к полному излечению даже на поздних стадиях. То есть уже можно с уверенностью сказать, что белок обладает необходимой для лечения рака биологической активностью.

— Почему вы думаете, что «Белок теплового шока» поможет не только при саркоме, но и при других видах злокачественных образований?

— В основе нового препарата — молекула, которая синтезируется всеми видами клеток. Никакой специфичности у нее нет. На другие виды опухолей препарат будет действовать благодаря этой универсальности.

— Нужно ли будет для создания препарата каждый раз отправлять белок в космос?

— Нет. Создание кристалла в невесомости требовалось только для научного этапа разработки препарата. Космический эксперимент лишь подтвердил, что мы на правильном пути. А производство будет исключительно земным. Собственно, мы уже изготавливаем препарат на производственных участках НИИ. Он представляет собой раствор белка, который можно вводить пациентам. Мышам мы вводим его внутривенно. Но, возможно, во время клинических испытаний найдем более эффективные подходы — например, оптимальной может оказаться адресная доставка белка в опухоль.

— Есть ли побочные эффекты у нового препарата?

— Пока никаких проблем не выявлено. Во время тестирования «Белок теплового шока» не проявил токсичности. Но окончательно мы сможем сделать вывод о полной безопасности препарата только после завершения доклинических исследований. На это потребуется еще год.

— И потом вы сможете начать клинические испытания?

— Это целиком зависит от того, удастся ли нам найти источник их финансирования. На доклинический этап мы получили грант от Министерства образования и науки. Клинические исследования стоят очень дорого — около 100 млн рублей. Обычно они проводятся на условиях софинансирования: находится частный инвестор, который вкладывает средства, а государство возвращает 50% в случае успешного завершения. Мы рассчитываем на поддержку Минпромторга или Минздрава.

— А частный инвестор уже найден?

— Нет. Нам предстоит большая работа с его поисками. Можно было бы предложить японцам выступить инвесторами, но хочется начать с России, так как это отечественная разработка. Будем стучаться во все двери, потому что препарат уникальный. Мы стоим на пороге открытия совершенно нового средства лечения рака. Оно позволит помочь людям с неизлечимыми опухолями.

— Ведутся ли подобные разработки за рубежом?

— Мы слышали о попытках получить препарат «Белка теплового шока» в разных странах. Такие работы ведутся, например, в США, Японии. Но пока никто не опубликовал их результаты. Я надеюсь, что сейчас мы опережаем в этом вопросе зарубежных коллег. Главное — не остановиться на этом пути. А это может случиться только по одной причине — из-за нехватки финансирования.

— Когда реально, при всех благоприятных обстоятельствах, человечество сможет получить лекарство от рака?

— Полные клинические испытания обычно проходят два-три года. К сожалению, быстрее не получится — это серьезное исследование. То есть с учетом финальной стадии доклинических исследований пациенты получат новое лекарство через три-четыре года.

Добавил suare suare 3 Марта
проблема (1)
Комментарии участников:
suare
+4
suare, 3 Марта , url

Отличный редактор. Перенос интервью из первоисточика в новость с сохранением всего форматирования идеальный. Спасибо за сохранение моего времени на оформление новости. Обещаю конвертировать его в добавочные новости и комментарии. Так держать admin admin !

Имя_Фамилия
+5
Имя_Фамилия, 3 Марта , url

от всех видов и стадий

 увы но  позволю усомниться. 

suare
+6
suare, 3 Марта , url

Это обоснованные сомнения. Кроме того, слишком «громкий» заголовок в первоисточнике: «лекарство от рака», «космос»,«генно-инженерный», «все виды и стадии злокачественных опухолей» «через три-четыре года», «сделаноунас». 

Похоже на приманку для инвесторов и рекламу по продвижению препарата через газетную статью в авторитетном издании.

Меня больше смущает другое: об эффекте  препарата и механизме его действия говорится примерно столько же, если не меньше, чем о проблемах поиска негосударственных источников финансирования.

Если инвестор видит несомненную и доказанную результативность продукта, он сам приходит и начинает финансировать его производство и исследования. Его завлекать не требуется. Больше того, продукт переводят в ранг коммерческой тайны и за ним начинают охотится промышленные шпионы.

— И потом вы сможете начать клинические испытания?

— Это целиком зависит от того, удастся ли нам найти источник их финансирования. На доклинический этап мы получили грант от Министерства образования и науки. Клинические исследования стоят очень дорого — около 100 млн рублей. Обычно они проводятся на условиях софинансирования: находится частный инвестор, который вкладывает средства, а государство возвращает 50% в случае успешного завершения. Мы рассчитываем на поддержку Минпромторга или Минздрава.

— А частный инвестор уже найден?

— Нет. Нам предстоит большая работа с его поисками. Можно было бы предложить японцам выступить инвесторами, но хочется начать с России, так как это отечественная разработка. Будем стучаться во все двери, потому что препарат уникальный. Мы стоим на пороге открытия совершенно нового средства лечения рака. Оно позволит помочь людям с неизлечимыми опухолями.

— Ведутся ли подобные разработки за рубежом?

— Мы слышали о попытках получить препарат «Белка теплового шока» в разных странах. Такие работы ведутся, например, в США, Японии. Но пока никто не опубликовал их результаты. Я надеюсь, что сейчас мы опережаем в этом вопросе зарубежных коллег. Главное — не остановиться на этом пути. А это может случиться только по одной причине — из-за нехватки финансирования.

Имя_Фамилия
+4
Имя_Фамилия, 3 Марта , url

1. Ну  они  как бэ  намекают  на Японских  инвесторов. Типа «еслиф  пророка  в отечестве не найдем»

2. Кстати  100 млн по заявленному  эффекту это  плевая сумма. Несколько  приличных  квартир — для обывателя.  Такую сумму  люди  на краудфандингом  набирают. Стоит  почитать  сколько люди  на  одних  смс  для своих  родстванников на операцию в израиле_германии  собирают. Такчто 100 мл  в руб  даже не сереьезно. 

3.   Разные виды рака имеют  разные механизмы и  порой причины.  На сегодня  большой успех  достигнут  в направлении «убить  онко  опухоль разными  методами». Но рецидивы показывают  что это не системное решение   проблемы.  За редким  исключением  (когда рак вызван внешним  воздействием: облучением, вирусом, канцерогеном) — эта болезнь метофорически носит форму «самоуничтожения».  Стойкая реммисия возможно только   при  реальной  тяге человека  к жизни  после   противоопухолевой терапии. По сути  я  не припомню что бы  с  этой  позиции  вообще  рассматривалась  противоопухолевая терапия. Ведь  лечение  опухолей это «царство скорби  и  печали» — просто  отсроченное часто мучительное умирание. Но это мое сугубо субъективное мнение. 

rustam.2v
+4
rustam.2v, 3 Марта , url

Если правда, то стоит присвоить проекту высший уровень государство.протекции и защиты, а то как обычно продадут готовую технологию всяким «пендосам» ...

Gig
+3
Gig, 3 Марта , url

на поздних стадиях рака излечиться практически невозможно. Даже если убить все раковые клетки — на поздих стадиях повреждаются другие органы и сами по себе они не восстановятся

bvv4096
+2
bvv4096, 3 Марта , url

Когда эта штука заработает и заработает хорошо, тогда можно будет что то сказать.

Сколько было подобных сообщений...

kraik
+1
kraik, 3 Марта , url

Интересно, на марсианах уже испытали?

suare
+1
suare, 3 Марта , url

Марсиане раком не болеют.

j982
-3
j982, 5 Марта , url

И самолёты 7го поколения у нас уже есть и т.д.))



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать