Медсестры и врачи уходят из школ и садов. На одного специалиста приходится до 5 тыс. детей, что превышает действующие нормативы в несколько раз

отметили
62
человека
в архиве
Медсестры и врачи уходят из школ и садов. На одного специалиста приходится до 5 тыс. детей, что превышает действующие нормативы в несколько раз

Отделения медпомощи школьникам и детсадовцам укомплектованы врачами на 60%, а медсестрами — на 77%. Медработники трудятся на полторы ставки, оказывая помощь в течение дня в нескольких образовательных учреждениях. В итоге медкабинеты большую часть времени закрыты, никто не контролирует пищеблоки, не проводит профилактическую работу, а в случае ЧП детям и педагогам приходится рассчитывать только на скорую помощь. Таковы результаты исследования НИИ гигиены и охраны детей и подростков Минздрава РФ.

Эксперты проанализировали укомплектованность отделений медпомощи обучающимся. Информацию предоставили 33 субъекта России. В среднем укомлектованность врачами-педиатрами составляет 58,9%, а медсестрами — 77,8%. При этом количество детей на одного врача-педиатра и на одну медсестру значительно превышает норматив (в 1,6–6 раз).

Директор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «Национальный научно-практический центр здоровья детей» Минздрава РФ, завкафедрой гигиены детей и подростков Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, член-корреспондент РАН Владислав Кучма рассказал «Известиям», что нормативы, рекомендуемые Минздравом, не выполняются во многих регионах.

— Ситуация зависит от глав регионов и руководителей органов управления в сфере здравоохранения, что связано с непониманием ими значения школьного здравоохранения, — сказал Владислав Кучма.

Он отметил, что многие школьные врачи и медицинские сестры работают на полутора и более ставках и вынуждены перемещаться из школы в школу.

— Конечно же, этого времени для оказания медицинской помощи и проведения профилактической работы недостаточно. В настоящее время существует потребность в медиках в течение всего дня. Это говорят и родители, и защитники прав пациентов, — сказал специалист.

Заведующая лабораторией научных основ школ здоровья НИИ гигиены и охраны детей и подростков Ирина Рапопорт рассказала «Известиям», что медсестры по расписанию бывают в школах всего два-три раза в неделю в течение трех часов, а врачи — еще реже.

— Профилактическая работа вообще не ведется, за исключением вакцинации, некому оказывать первичную помощь при обращении детей в медицинский кабинет, — отметила Ирина Рапопорт.

По ее словам, анализ обеспеченности школ медработниками проводился на основе соотношения численности детей в организованных коллективах и количества персонала в отделениях медицинской помощи обучающимся (ОМПО) в поликлиниках. Штатные нормативы (один врач-педиатр на тысячу школьников, один врач по гигиене детей и подростков на 2,5 тыс. обучающихся и одна медсестра на 100 детсадовцев и на 500 обучающихся) в ряде регионов превышены в несколько раз. Например, в Республике Саха (Якутия) на одного врача приходится более 5 тыс. детей (в пять раз больше), а на одну медсестру — 1,3 тыс. детей (в 2,6 раза больше).

Ирина Рапопорт рассказала, что наиболее остро стоит проблема обеспеченности медиками дошкольных организаций. Раньше они числились в системе образования, но в ноябре 2013 года были переведены в систему здравоохранения. При этом во многих субъектах их стаж работы в детсадах и яслях не был учтен как медицинский.

— Получилось так, что медсестры, прекрасные специалисты, проработавшие по 30 лет в детских садах, оказались с мизерной зарплатой выпускников медучилища. И они стали переходить на другие должности и работы, — сказала профессор.

Медики, работающие в большинстве школ, всегда числились в системе здравоохранения. Около десяти лет назад был подготовлен приказ о повышении им зарплаты, однако документ так и не был принят.

— В тарифах ОМС нет многих функций, которые выполняет медперсонал в школах и дошкольных организациях. Также на сотрудников ОМПО не распространяются стимулирующие выплаты, которые получают их коллеги из других отделений детских поликлиник. Поэтому они уходят из школьной медицины, — сказала Ирина Рапопорт.

Эксперты давно говорят, что необходимо вернуть медработников в школы.

— Ситуация абсолютно ненормальная, когда медсестры и врачи время от времени приходят в учебные организации. Есть СанПиН, по которому ежедневно медработник должен проверять пищеблок, однако это требование не выполняется. И никто на это не обращает внимания, — сказал председатель всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин. Он также отметил, что в школах и детсадах довольно часто дети получают травмы, приходится ждать скорую помощь.

Опрос, проведенный НИИ гигиены и охраны детей и подростков в Москве в 2016 году (138 семей), показал, что 96% родителей считают, что в школе постоянно должна работать медсестра, а врач — хотя бы три раза в неделю. 94% убеждены, что медсестры должны контролировать организацию питания в школе, микроклимат и освещенность в классах. 65% отметили, что контролировать надо и учебную нагрузку.

Добавил suare suare [БАН] 27 Июня
Комментарии участников:
suare
+1
suare [БАН], 27 Июня , url

8 июня 2017, 00:01

Врачи надеются заработать на телемедицине.

Ожидаемая плата за пятнадцатиминутную консультацию по интернету или телефону в 7,5 раза больше, чем за осмотр «вживую»

источник: iz.cdnvideo.ru

За 15-минутную консультацию по интернету или телефону российские врачи хотели бы получать в среднем 450 рублей. Больше половины не согласны меньше, чем на 100 рублей. Это показал опрос, проведенный соцсетью для врачей «Доктор на работе». При этом средняя цена очной пятнадцатиминутной консультации в России — 60 рублей.

Соцсеть «Доктор на работе» опросила 1364 врача 24 специальностей, работающих в разных регионах страны. Выяснилось, что в среднем за 100 часов удаленных консультаций врачи хотели бы получать около 40 тыс. рублей. По их мнению, средняя длительность консультации — около 15 минут, за нее доктора считают приемлемым вознаграждение в 450 рублей. При этом, по данным Росстата, в 2016 году средняя зарплата врачей составила 50,7 тыс рублей. То есть 15 минут очной консультаций стоили 60 рублей, отметили представители соцсети.

Врачей также спросили, сколько, по их мнению, готовы платить пациенты за телемедицинскую консультацию — средняя сумма составила около 330 рублей.

— Большинство врачей хотели бы получать в 7,5 раз больше за телемедицинские услуги, чем за оффлайн-консультации. Но если предложить докторам проводить удаленные консультации не разово, а минимум половину их рабочего времени, то сумма сокращается до 100 рублей, — рассказал основатель «Доктора на работе» Станислав Сажин. — Из этого мы вывели приемлемую для всех финансовую формулу: 300 рублей за консультацию, где 135 рублей уходит на налоги и платежи в фонды, 65 рублей — провайдеру, 100 рублей получает врач.

В ходе исследования также выяснилось, что 58% докторов либо уже консультируют пациентов удаленно, либо хотели бы попробовать. Лидерами по освоению телемедицины стали психиатры и психотерапевты — 57%, эндокринологи и диабетологи — 52%, дерматовенерологи и косметологи — 49%. Из желающих попробовать на первом месте кардиологи — 47%. Консультирующие удаленно предпочитают делать это с помощью мобильного телефона (голосовые вызовы) и мессенджеров. Планирующие предполагают использовать мессенджеры или приложения для видеосвязи — Skype, WhatsApp, Viber, Telegram. Меньше всего доктора хотят использовать для консультаций SMS и соцсети.

Гендиректор телемедицинского сервиса DOC+ Руслан Зайдуллин рассказал, что средняя длительность консультации на этом сайте — 15-20 минут, а стоимость — 499 рублей.

— Мы хотим платить врачу выше рынка, но для пациентов цена не может быть слишком высокой, — рассказал Руслан Зайдуллин. — Первые тесты показывают, что большинство пациентов склоняются к консультации в чате. Это позволяет, видимо, вести диалог с врачом, не отвлекаясь полностью от основной деятельности. Врачи предпочитают мессенджеры специальным сервисам. Во-первых, потому что этих сервисов почти нет, а во-вторых, они требуют хотя бы минимального дополнительного обучения. Но только специализированные сервисы, как DOC+, позволяют передавать данные по защищенным каналам, хранить результаты онлайн-консультации в электронной медкарте, моментально заказать предложенные исследования, анализы, «забронировать» нужного врача.

По словам эксперта, канал общения с врачом не столь важен, гораздо существенней, обучен ли медик консультировать онлайн, как и кем контролируется качество его работы. По мнению Зайдуллина, онлайн-консультации требуют более строгой стандартизации.

— Всё в итоге оказывается там, где удобно пользователю. Если у нас и наших коллег получится сделать общение внутри приложений более удобным, легким и с большими возможностями, чем в мессенджерах, то и врачи, и клиенты будут с удовольствием в них общаться, — прокомментировал Руслан Зайдуллин.

В соцсети «Доктор на работе», по данным самого сервиса, зарегистрировано 410 тыс. врачей (регистрация в сервисе происходит с подтверждением окончания медвуза или места работы). По данным Росстата, в 2016 году в России было 572 тыс. врачей.

В настоящее время телемедицинские сервисы в России имеют право только консультировать пациентов: назначать лечение, выписывать лекарства запрещено. Закон о телемедицине, который обсуждается уже более года, до сих пор не принят.

suare
+2
suare [БАН], 27 Июня , url

sant
+3
sant, 27 Июня , url

кто кому чего передаёт? ;)

источник: cdn-st1.rtr-vesti.ru

suare
+3
suare [БАН], 27 Июня , url

«Начинаем больного вязать, и тут меня ножом в бок». Водители скорой — о своей жизни

Не пропустил скорую — лишение прав на два года. А если пассажир скорой умер — четыре года тюрьмы. Госдума готовится ужесточить законодательство, но хамство на дорогах — не главное, что беспокоит водителей скорой. Они рассказали «Снобу», как ездят на старых машинах, экономят на бензине и считают рубли до следующей зарплаты

источник: snob.ru

Святослав, Апатиты. Зарплата — 20 тысяч рублей

Я на скорой отработал три года, потом ушел, потом назад вернулся: в городе работы нет, а у меня энергии много и надо ее куда-то девать.

Ситуация в городе плачевная: у нас 12 машин, но на линии работают четыре — остальное рухлядь, еле ползет. Нормы расхода топлива занижены: на «Газель» — 18,6, «УАЗ-буханку» —16,8, реанимобиль Fiat —12,5 литра на смену. Но как можно было на скорую делать лимит, если у меня сегодня три вызова за ночь, а завтра 20?

В Апатитах был свой прекрасный стационар, кардиология, детское, инфекционное отделения, но к власти пришли новые чиновники и главврач, и все это развалили и разграбили. Теперь все врачи в Кировске — это около 15 километров от Апатитов. За ночь каждая машина выезжает туда пять-шесть раз. После «Прямой линии» здесь началась возня. Главврач Ширяев уволился, а теперь 9000 человек просят его вернуться.

Оклад у водителя скорой в Апатитах 4400, в месяц со всеми надбавками набегает порядка 20 тысяч. Зарплату платят день в день. Претензий нет. График у нас нормированный: 180 часов в месяц. Но мы по три-четыре дополнительные смены берем. Они, правда, оплачиваются не в полном объеме. Смена стоит порядка полутора тысяч, ночная — чуть больше, а за подработку платят меньше тысячи.

Мы периодически пишем коллективные письма министру здравоохранения Мурманской области Перетрухину, но никакого толку от этого нет. Воз и ныне там.

Алексей, Москва. Зарплата — 43 тысячи рублей

Я раньше работал автоинспектором в ГИБДД, а когда сократили, пошел в скорую, в бригаду, которая занимается пациентами психиатрических больниц и стариками из домов престарелых. График работы хороший, с 9 до 21, разъезды дальние, работа по всей Москве, поездки в область. Мне нравятся длинные маршруты — я так меньше устаю. И, конечно, интересно: не знаешь, что ожидать от больного. Был у нас один вызов: мужчина лет 40, кабанчик такой — опасен для окружающих и для самого себя, живет с отцом. Мы больного уговариваем на госпитализацию, а он не соглашается. Начинаем больного вязать, тут я чувствую в бок тычок, кольнуло что-то, потом снова, посильнее. Поднимаю голову, а там отец с ножом: «Я вас отсюда не выпущу! Мне терять нечего, я уже сидел!» Ну, отпустили больного, отец его ножом бинты разрезал. Мы вызвали полицию, четыре машины приехало, сына госпитализировали, отца забрали в отделение, но дело заводить не стали, нет состава преступления. Он же просто бросался, но никого не ранил.

Так я работал три с половиной года. Потом началась оптимизация: сократили фельдшеров, нашу бригаду расформировали. После этого я попал в общепрофильную врачебную выездную бригаду, где и работаю до сих пор. Оптимизация на мне не отразилась. Мне-то все равно, с врачом или с фельдшером работать. Но медику в одиночку работать тяжело. Бывает, наркоманов забираем. Приводим их в себя, а они бросаться начинают. Хорошо, если в бригаде мужчина. На улице ты хотя бы на виду, а если в квартиру идти, то стараешься узнать, что за место, и идешь вместе с фельдшером на вызов, одного его не бросаешь.

Раньше врачам и фельдшерам давали профильные вызовы, а сейчас отправляют как попало. Фельдшеру могут дать врачебный вызов, и наоборот. Врачебная бригада выехала по вызову: пьяный мужчина упал, голову разбил. Травма несерьезная, он в сознании был. Этот вызов мог бы фельдшер обслужить. Тут же поступает другой вызов: бабуля 80–90 лет без сознания. Туда едет фельдшер. Он нам потом рассказывал: квартира, родственники стоят, бабуля не дышит — он уже думал смерть констатировать, но решил попытаться реанимировать, вдруг что-то получится. Получилось! Бабуля задышала, начала моргать. В итоге фельдшер ее отправил в реанимацию. Сейчас слухи ходят, что после ЧМ-2018 из скорой хотят врачей убрать, оставить на вызовах одних фельдшеров и медбратьев, которые будут оказывать платные услуги. Надеюсь, этого не произойдет.

Я свою работу люблю. Как пришел, получал 33–35 тысяч, сейчас, как водитель второго класса со стажем, получаю 41–43 тысячи. Бывает, водители таксуют, но этим грешит коммерческая скорая. А нам категорически запрещено заниматься каким-либо извозом, кроме вызовов. Периодически проходят рейды. Еще есть дома отдыха, куда предприятие отправляет. Сам не был, но коллеги довольны. Скучать не приходится. По-моему, лучше так, чем в офисе целыми днями сидеть.

Виктор, Краснодарский край. Зарплата — 9 тысяч рублей

Друг работал в скорой и постоянно про это рассказывал. Мне стало интересно, и вот с октября я тоже там работаю. Никакой рутины, один день не похож на другой. Да и людям нравится помогать.

В Краснодаре у водителей скорой зарплата 20–24 тысячи, у нас от 9 до 15 тысяч, платят вовремя. График сменный: с 8 до 18, с 18 до 8 утра, два дня выходных.

В нашем районе пять станиц. Раньше было по четыре машины на станицу: две работают, две «отдыхают». А сейчас по две машины, ездят сутками без перерыва, быстро изнашиваются. Чинят автомобили у нас сами водители. Есть станицы, до которых 20 км ехать по ужасной дороге. В феврале мы получили новую «Газель». Она год как с конвейера сошла, а уже ржавчина появилась — качество оставляет желать лучшего. Зато она повыше, более-менее по кочкам едет. На иномарках сложнее. Бывает, останавливаешься, берешь чемодан и фельдшера под ручку и метров 500 идешь пешком к больному.

Дэпээсники, если видят, что скорая пронеслась с мигалками и сиреной, звонят диспетчеру и уточняют, машина на вызов или с вызова. С водителями разбираются, если не было срочности, а он гнал с сиреной.

Зато у нас пробок нет.

Александр, Котлас. Зарплата — 12 тысяч рублей

Город у нас небольшой, вакансий немного. Друг посоветовал устроиться водителем на санитарный транспорт на время отпусков, потом кто-то из водителей ушел, и я остался работать. Перевели на скорую, где и работаю по сей день, вот уже четыре года.

Пациенты бывают разные, попадаются и неадекватные, но мы уже привыкли и реагируем на них спокойно, к каждому ищем индивидуальный подход.

Автопарк передали в частные руки, в прошлом году нам выдали новые автомобили, а старые отдали в районы. Хотя именно в районах автомобили должны быть в хорошем состоянии: пациентов приходится возить на более дальние расстояния.

Водители на дорогах к нам относятся по-разному. Многие неправильно реагируют на спецсигналы и начинают паниковать, провоцируя аварии. Бывает, что вообще не обращают внимания. Специально дорогу, конечно, не перегораживают, но по своей безграмотности иногда затрудняют проезд скорой помощи. Я за лишение прав, которое предлагают депутаты: штрафами никого уже не напугаешь, а на кону жизни людей, к которым мы торопимся.

Наша главная трудность — дороги. В нашем регионе они не в очень хорошем состоянии. Бывает, пациента везешь 50 км до городской больницы по грунтовке.

Зарплаты у нас тут тоже не самые большие. В среднем водитель скорой получает 12–15 тысяч рублей. Зарплату давно не повышали, и в скором времени это не предвидится.

Фома, Сыктывкар. Зарплата — 25 тысяч рублей

У нас слишком часто должности переименовывают. Раньше мы были медработниками, нам доплачивали за работу санитарами. Потом мы стали просто водители: функции те же, а зарплату урезали и время работы увеличилось. Зарплата у водителей 25–28 тысяч, а с августа ее сократят на 8%. Еще привезли новые автомобили, на них врачи жалуются: подножки высокие, по сути грузовую «Газель» переделали под скорую.

Раньше, чтоб устроиться в скорую, надо было три года отработать в гараже Минздрава. Но часть автомобилей отдали на аутсорсинг. А там водителю достаточно иметь категорию B, то есть берут на работу кого попало. Эти частники работают сутками. Сейчас еще хорошо — лето, вызовов немного, сутки как-то можно выдержать, а начнется осень, эпидемия гриппа — нагрузка на водителя возрастет мгновенно, и работать сутками будет уже невозможно. А если что-то случится, пострадает больной или медперсонал — все повесят на водителя.

Три важные истории про водителей скорой

1. Кредит и маленькая зарплата

Утром 22 мая жители поселка Нарва под Красноярском увидели, что их 30-летний сосед, водитель скорой Александр повесился в огороде на турнике. В доме нашли тела его 28-летней жены Татьяны и 9-летней дочери. Александр вместе с семьей перебрался в сибирский поселок из Донецка около трех лет назад, оформил российское гражданство. Он получал около 12 тысяч в месяц, его жена работала продавцом и получала 10 тысяч. В последний раз мужчина получил 8 тысяч: деньги якобы вычли за сломавшийся автомобиль. А семье нужно было выплачивать кредит 30 тысяч рублей за стиральную машинку. Следователи считают, что мужчина убил дочь и жену из-за безденежья, а потом совершил самоубийство.

В 2015 году в Оренбурге 26-летний водитель скорой, получив зарплату в 8000 рублей (вместо стандартных 16 тысяч), ночью облил бензином подстанцию скорой помощи и дежурного врача, грозился все поджечь и рвался в кабинет заведующего. Мужчину попытались остановить, он убежал, но через несколько дней сдался полиции.

После этого сотрудники скорой пожаловались в Минздрав, что их зарплата не соответствует потраченным на работу времени и силам. Прокуратура выявила нарушения в работе станции скорой медицинской помощи: бригады работали в 4 смены без перерыва на обед и ужин, несколько водителей отработали в два раза больше нормы, а половина автомобилей изношена на 100%. В итоге главврача станции уволили. А водитель полностью признал свою вину, раскаялся и попал под амнистию.

2. Нормативы и «мертвые души»

Водитель из Набережных Челнов Дмитрий Абрамов пожаловался в Минздрав, СК и прокуратуру, что руководство больницы, где он работает, заставляет фельдшеров приписывать «левые» вызовы.

— Норма на сутки установлена в 18 вызовов на одну бригаду, а фактически обслуживается 8–10, — рассказывал Абрамов. — Особо ретивые фельдшеры пишут и по 24 вызова. Это в районе, где к больному иногда едешь за 75 километров. Доходило до того, что вызовы скорой помощи оформлялись к умершим людям. <...> Когда пришел на работу, сразу сказал, что я эти левые вызовы придумывать не собираюсь. А мне говорят: чтобы не подставлять фельдшеров, должен писать. Фельдшер-то пишет левые вызовы, а водитель в путевых листах — нет. И если проверка приедет, эти приписки сразу всплывут.

После разговора с журналистами у Абрамова начались проблемы. Сначала Абрамову вынесли замечание за то, что 2 января он поехал на вызов в деревню Кымыш, но по дороге завяз в снегу. После этого Абрамова привлекли к дисциплинарной ответственности за «неудовлетворительное исполнение своих обязанностей» и 17 марта уволили из больницы. В мае Верховный суд Татарстана постановил, что Абрамов уволен незаконно.

3. Правила или жизнь

Петр Студеникин из Новочеркасска работал водителем скорой 36 лет. 18 апреля он вез 4-летнего мальчика с отеком легких в реанимацию. Объезжать пробку пришлось по встречке. На перекрестке скорая столкнулась с «Ладой». Удар был несильный, водитель «Лады» в присутствии свидетелей признал свою вину в аварии. По правилам следовало оформить ДТП, но ждать автоинспектора времени не было. Ребенка оперативно доставили в больницу, и врачи успели спасти ему жизнь. Однако начальник гаража скорой счел, что Студеникин нарушил должностные инструкции, и урезал ему премию на 1800 рублей. Узнав об этом, местные жители собрали через соцсети компенсацию для водителя. За сутки набралось 26 600 рублей: «народную премию» Студеникину вручили 2 июня, он обещал купить кулер в комнату отдыха и инструменты, чтобы ремонтировать автомобиль.

owari
+1
owari, 27 Июня , url

Ужесточить это конечно можно, но вот недавно так с мигалками подрезала скорая, которая торопилась… на заправку. Причём встретился с ней там же, потом она уже без маячков поехала по своим делам. Что за манёвр-я так и не понял.

zabirov@yandex.ru
+2
zabirov@yandex.ru, 27 Июня , url

Да туалеты и полы с окнами и кухню — 2500 в день, или за два, (Уфа) и никто не оскорбляет...

дождёмся в больничке узбекские медсёстры будут...

suare
+1
suare [БАН], 27 Июня , url

Африканские. С Большого Рога. За хлеб и воду.

источник: knowledge.su

zabirov@yandex.ru
+1
zabirov@yandex.ru, 27 Июня , url

Нееее… уфимские бабушки(и их детки) их к себе не подпустят — ни православные ни мусульмане :))))

comander
+2
comander, 27 Июня , url

букв много. вопрос то исключительно в зарплате.



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать