Экспертиза зубов Николая II принесла сенсацию: похоронили не того

отметили
46
человек
в архиве
Экспертиза зубов Николая II принесла сенсацию: похоронили не того

В растянувшемся на долгие годы деле «о екатеринбургских останках» новый поворот. Стали известны выводы стоматологов, проводивших экспертизу зубочелюстной системы черепов, которые были обнаружены в «царском» захоронении на Урале. Вердикт специалистов конкретен: люди, чьи останки были подняты поисковиками из потайной ямы на старой Коптяковской дороге, по многим зубным признакам совершенно не похожи на царя Николая Второго, его жену и детей. Корреспонденты «МК» ознакомились с стоматологическими уликами, а также обратились к истории взаимоотношений императорской четы с дантистами.

Экспертиза, о которой идет речь, была проведена в рамках возобновленного по просьбе Русской Православной Церкви расследования о «екатеринбургских останках». Исследования проводили несколько ученых – врач-стоматолог высшей категории, вице-президент Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга Эмиль Агаджанян, историки Леонид Болотин и Алексей Оболенский. Они «провели исследование зубочелюстной системы (стоматологического статуса) и историко-источниковедческое исследование по так называемым «екатеринбургским останкам».

В качестве исходных материалов для нынешних исследований были предоставлены данные судебно-стоматологической экспертизы, проводившейся в первой половине 1990-х, зафиксированные тогда точные параметры зубочелюстной системы всех черепов, поднятых из захоронения на старой Коптяковской дороге… Перед учеными, проводившим независимую экспертизу, поставили несколько конкретных вопросов. Прочитав появившееся сейчас в электронном виде «Дополнительное заключение специалистов» по «екатеринбургским останкам», подписанное упомянутыми выше учеными, можно обнаружить, что главные, самые сенсационные выводы содержатся в ответах на два из этих вопросов.

«Вопрос № 4. Можно ли утверждать с учетом предыдущего «Заключения специалистов», ранее высказанного экспертами В. Н. Трезубовым и В. Л. Поповым суждения о дентофобии государя Императора Николая Александровича, а также опубликованных В. Л. Поповым и Г. А. Пашиняном сведений о наличии одной амальгамной пломбы из белого металла на зубе № 47 и одной цементной пломбы на зубе № 44 черепа № 4 и удаленных зубах № 46 и 38 у черепа № 4, что данный череп мог принадлежать Государю Императору Николаю Александровичу?

Ответ: Поскольку нет никаких объективных оснований подозревать наличие дентофобии при жизни Императора Николая Александровича, состояние зубов черепа № 4 никак не соотносится с регулярным посещением Государем стоматолога, а удаление зубов № 46 и 38 на нижней челюсти Императора не подтверждается историческими источниками о жизни Государя в апреле-мае 1918 г., можно сделать вывод о том, что утверждение о принадлежности черепа № 4 Императору Николаю Александровичу весьма спорно и не имеет под собой объективных оснований...

Вопрос № 6. Можно ли, опираясь на исследование зубочелюстной системы останков, обнаруженных в екатеринбургском захоронении, предположить, что череп № 7 принадлежит Императрице Александре Федоровне, череп № 3 – Великой Княжне Ольге Николаевне, № 5 – Великой Княжне Анастасии Николаевне и № 6 – Великой Княжне Татьяне Николаевне?

Ответ: Нет. Данные экспертиз, проведенных В. Л. Поповым и Г. А. Пашиняном, а также реальное состояние зубочелюстной системы черепов № 7, 3, 5 и 6 из екатеринбургского захоронения не позволяют сделать вывод об их принадлежности Императрице Александре Федоровне и Великим Княжнам Ольге Николаевне, Татьяне Николаевне и Анастасии Николаевне ввиду множественного наличия кариеса и пародонтита на зубах, не подвергавшихся зубоврачебному лечению не менее 1-2 лет до смерти владельцев черепов № 3, 5, 6 и 7...»

Итак, мнение высококлассного петербургского дантиста однозначно: у членов императорской семьи «зубное хозяйство» не могло находиться в столь запущенном виде, как у людей, чьи останки обнаружены под Екатеринбургом.

Но каковы были взаимоотношения у «первого лица» Российской империи и его близких с дантистами? Покопавшись в исторических материалах, мы выяснили некоторые интересные подробности на сей счет.

К дантистам самодержец и его близкие обращались довольно часто. Поэтому, например, в Александровском дворце Царского Села установили зубоврачебное кресло. В Ливадийском дворце в Крыму во врачебной комнате также имелось все необходимое для лечения «императорских» зубов.

А в одном из помещений Зимнего дворца был оборудован специальный зубоврачебный кабинет. Это «служебное помещение» стоило недешево. По сохранившимся счетам видно, что только за установленное там стоматологическое кресло было уплачено 250 рублей (для сравнения: дойная корова стоила в ту пору около 60 рублей, батон белого хлеба 7 копеек, аренда небольшой квартирки на окраине Москвы обходилась 5-7 рублей за месяц). Причем деньги на покупку этого чуда техники были выделены из личных средств императрицы. И это отнюдь не случайно.

Оказывается, государыня Александра Федоровна страдала от свирепых зубных болей. У изнуренной многочисленными родами императрицы зубы, как говорится в народе, «посыпались».

Вот что писала Аликс Николаю Второму в июне 1916 года: «Зубной врач пришел и скоро начнет меня мучить… Ежедневные посещения зубного врача способны довести до безумия…» Другое письмо, датированное декабрем 1915 года: «Я была целый час у дантиста… Дантист покончил со мной на этот раз, но зубная боль еще продолжается… Я курю потому, что болят зубы и – еще более лицевые нервы...»

Ее Величество весьма активно «баловалась» табаком. Однако курение плюс нездоровые зубы провоцировали появление неприятного запаха изо рта. Поэтому требовались средства для освежения дыхания.

Для императорской семьи закупался не только зубоврачебный инструментарий, но и средства гигиены полости рта. Если проанализировать книги расходов на нужды царской семьи, видно, что только в 1917 году на зубные щетки, порошок и освежающий элексир потрачено 33 рубля.

Но кто же из тогдашних стоматологов имел «доступ к телу»? Были ли среди этих врачей «лейб-дантисты»? «Главные зубы страны» лечили сначала двое американских стоматологов, доставшихся Николаю Александровичу «в наследство» от отца, императора Александра Третьего, – Жорж Шарль де Марини и Генрих Воллисон. Позднее царской семье полюбился доктор из Ялты Сергей Кострицкий. Его умелым рукам удавалось так лечить зубы цесаревича, что не случалось кровотечений, которые были бы смертельно опасны для больного гемофилией Алексея. Талант этого дантиста не мог не найти должной оценки императрицы.

Однако доктор не желал переезжать на постоянное место жительство из Крыма в Петербург. А семья самодержца Российского не хотела пользоваться услугами другого стоматолога! Поэтому в случае необходимости Кострицкого экстренно вызывали из Ялты, а его венценосные пациенты терпеливо ждали, пока он доберется поездом с берегов Черного моря на берега Невы.

Любопытный штрих: каждый визит дантиста и проводимое им лечение Романовы (даже маленький цесаревич) оплачивали из собственных средств. На государственную казну бремя стоматологических расходов они не возлагали, как бы ни показалось это смешным нынешним высокопоставленным пациентам с их дармовым (то есть фактически за счет налогоплательщиков) обслуживанием в спецполиклиниках.

Хотя услуги зубоврачевателя обходились и в прежние времена очень не дешево. О суммах, которые приходилось платить императорской семье, можно судить. например, по одному из сохранившихся документов, датированному 1916 годом. Согласно ему цесаревич Алексей уплатил из своих сумм «зубному врачу Кострицому за лечение и возмещение путевых расходов 1/6 часть – 116 рублей и 66 копеек.» То есть прибывший по высочайшему вызову доктор осмотрел шестерых членов царской семьи, и сумму причитавшегося ему гонорара Романовы «разбросали» на шесть человек – по справедливости!

После печальных для Николая Александровича событий зимы 1917 года, он и его семья продолжали пользоваться услугами Кострицкого. Отношения экс-царя с доктором даже стали более близкими: случалось, «разжалованный» монарх заходил к своему дантисту, чтобы просто поговорить.

К услугам Кострицкого Романовы прибегали, даже оказавшись в ссылке. Вот лишь один из эпизодов, относящийся к осени 1917-го. В Тобольске на вопрос Комиссара Временного Правительства Панкратова о здоровье, императрица ответила, что все хорошо, но иногда болят зубы, нельзя ли вызвать их врача из Ялты? Тот разрешил. Нужно отдать должное доктору, который из Крыма через страну, охваченную хаосом, в октябре 1917 года приехал в Тобольск к своим пациентам, главный из которых на тот момент уже отрекся от престола.

Позднее «гражданин Романов» познакомился с местным дантистом – Марией Ремдель. Николай Александрович в своем дневнике неоднократно упоминал визиты к ней. Хотя о чем он говорил с дантисткой, лечила ли она ему зубы, каков был объем лечения, не известно.

Что произошло дальше с царской семьей, знает весь мир. А вот какова судьба доктора Кострицкого? Оказывается, любимый стоматолог последнего императора спасся от «большевистской чумы»: уплыл чуть ли не с последним пароходом из Крыма. Он открыл зубоврачебный кабинет в Константинополе, потом, переехав во Францию, там занимался привычным делом. Этот дантист придумал «Элексир Кострицкого», который производился во Франции до 90-х годов прошлого века.

Однажды в жизни доктора вдруг снова «всплыли» Романовы. Кострицкому предлагали дать заключение по поводу зубов очередной объявившейся лже-Анастасии. Однако «лейб-дантист» по каким-то своим причинам отказался ее осматривать.

Добавил Flinky Flinky 4 Апреля
проблема (4)
Комментарии участников:
waplaw
+6
waplaw, 4 Апреля , url

down spam & moron news 

RussiaRulit
+4
RussiaRulit, 4 Апреля , url

Да, РПЦ с большим сомнением отнеслась тогда к экспертизе...

Но, возникает вопрос — что же экспертиза ДНК? Ведь именно на основе экспертизы ДНК и были сделаны выводы о том, что захоронили именно тех кого и предполагали ?

Gig
+1
Gig, 4 Апреля , url

ДНК  более надеждный метод. Тут лишь предположения 

manson
+5
manson, 4 Апреля , url

С ДНК проверкой там тоже не все понятно. Вот например: 

Обнародование японскими генетиками результатов исследования человеческих останков, которые официальные российские власти признали останками семьи Николая Романова, наделало немало шума. Проанализировав структуры ДНК екатеринбургских останков и сравнив их с анализом ДНК брата Николая Второго Великого князя Георгия Романова, родного племянника императора Тихона Куликовского-Романова, и ДНК, взятым из частичек пота с императорской одежды, профессор Токийского института микробиологии Татсуо Нагаи пришел к выводу, что останки, обнаруженные под Екатеринбургом, не принадлежат Николаю Романову и членам его семьи.

Это придало особый вес аргументам той группы ученых историков и генетиков, которая уверена, что в 1998 году в Петропавловской крепости под видом императорской семьи с большой помпой захоронили абсолютно чужие останки. Почти десять лет проблемой поиска и идентификации останков расстрелянной в 1918 году в Екатеринбурге семьи Николая Романова занимается профессор Российской академии истории и палеонтологии Вадим Винер. С этой целью он даже создал специальный Центр по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Дома Романовых, президентом которого является. Винер уверен, что заявление японских ученых может спровоцировать в России новый политический скандал, если решение специальной комиссии правительства РФ, признающее «екатеринбургские останки» романовскими, не будет отменено. Об основных аргументах по этому поводу и о том, какие интересы переплелись в «деле Романовых», он рассказал в интервью корреспонденту Страны.Ru Виктору Белимову.

— Вадим Александрович, какие у России есть основания доверять Татсуо Нагаи?

— Их достаточно. Известно, что для экспертизы такого уровня нужно брать не дальних родственников императора, а ближайшее родство. Имеются в виду сестры, братья, мать. Что сделала правительственная комиссия? Она взяла далекое родство, троюродных родственников Николая Второго, и очень дальнее родство по линии Александры Федоровны, это английский принц Филипп. При том, что есть возможность узнать структуры ДНК ближних родственников: есть мощи Елизаветы Федоровны, родной сестры императрицы, сына родной сестры Николая Второго Тихона Николаевича Куликовского-Романова. Между тем сравнение было сделано на основе анализов родственников дальних, и получены очень странные результаты с такими формулировками, как «имеются совпадения». Совпадение на языке генетиков вовсе не означает идентичность. Вообще мы все совпадаем. Потому что у нас две руки, две ноги и одна голова. Это не аргумент. Японцы же взяли анализы ДНК как раз близких родственников императора.

Второе. Зафиксирован совершенно четкий исторический факт, что когда однажды Николай, будучи еще цесаревичем, ездил в Японию, там его ударили саблей по голове. Были нанесены две раны: затылочно-теменная и лобно-теменная 9 и 10 см соответственно. Во время очистки второй затылочно-теменной раны был извлечен осколок кости толщиной с обыкновенный лист писчей бумаги. Этого достаточно для того, чтобы на черепе осталась выемка — так называемая костная мозоль, которая не рассасывается. На черепе, который свердловские власти, а позднее и федеральные выдавали за череп Николая Второго, такой мозоли нет. И фонд «Обретение» в лице господина Авдонина, и Свердловское бюро судебно-медицинской экспертизы в лице господина Неволина говорили все, что угодно: что, мол, японцы ошиблись, что рана могла мигрировать по черепу и так далее.

А что сделали японцы? Оказывается,после визита Николая в Японию они сохранили его платок, тельняшку, диван, на котором он сидел, и саблю, которой его ударили. Все это находится в музее города Оцу. Японские ученые изучили ДНК крови, которая осталась на платке после ранения, и ДНК со спила костей, обнаруженных в Екатеринбурге. Выяснилось, что структуры ДНК разные. Это было в 1997 году. Теперь же Татсуо Нагаи решил обобщить все эти данные в одно комплексное исследование. Его экспертиза длилась год и завершилась совсем недавно, в июле. Японские генетики доказали на 100 процентов, что экспертиза, проведенная группой господина Иванова, была чистой воды халтурой. Но анализ ДНК, проведенный японцами, — это только звено в целой цепочке доказательств о непричастности екатеринбургских останков к семье Николая Второго.

Кроме того, замечу, по такой же методике была проведена экспертиза другим генетиком, президентом Международной ассоциации судебных медиков господином Бонте из Дюссельдорфа. Он доказал, что найденные останки и двойники семьи Николая Второго Филатовы — родственники.
Подробнее на khazin.ru/articles/23-istorija-i-filosofija/53955-tsarskaja-sem-ja-dokazatel-stva-velikogo-podloga

Barban
-2
Barban, 6 Апреля , url

Брехливые попы в очередной раз позорно обосрались 

shaman
+3
shaman, 4 Апреля , url

За жертвоприношение царской семьи, надеюсь, кое-кто еще ответит… И речь не только про тех, кто это организовал, но и про тех, кто этому потворствовал, отказав большевикам в приеме императорской семьи (пламенный привет бриташкинской королевской «ветви»)

свидетель из
-1
свидетель из, 5 Апреля , url



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать