«Зимняя вишня»: сводка виновных и участников

отметили
7
человек
в архиве
«Зимняя вишня»: сводка виновных и участников

Последствия пожара в «Зимней Вишне» настолько глубоки, что в Кемерово даже отменили салют на 9 мая, хотя к тому моменту, казалось бы, подробности трагедии должны уйти в прошлое.

Вообще печальная особенность любых сенсаций состоит в их быстротечности. Обычно бывает так: еще вчера детали катастрофы обсуждала вся страна, а назавтра внимание публики переключается на очередную попсовую знаменитость. Но «Зимняя Вишня» (и это почти впервые в истории страны, где исключением стали только захват заложников в Беслане и катастрофа с подводной лодкой Курск) нарушила привычные законы, выйдя за рамки телевизионной новости.

Возможно это из-за того, что погибли дети. А может быть для многих вдруг стало очевидно, что погибнуть мог любой из нас. Помимо боли от такого количества погибших детей есть и еще один момент, который заставляет мысленно снова и снова возвращаться к этой трагедии. Это вдруг обнаружившийся факт, где причиной стала не роковая случайность, не теракт, а мелкая алчность местной элиты, в том числе тех, кто входил в команду губернатора.

Свое расследование оперативно провел Иван Голунов. Журналист деловых изданий и чудак, бросивший работу в московских редакциях и отправившийся в середине нулевых в самое сердце Сибири, в Новосибирск. Город, в котором я мечтаю поселиться всерьез и надолго, а получается все только мельком и проездом.

Он исследовал промзону, где расположилась «Зимняя вишня». Вообще самое лучшее, что можно сделать с бывшими цехами — переделать под новое производство, или, на худой конец, news-room, но кемеровский кондитерский комбинат стал торгово-развлекательным центром для семейного отдыха с детьми. Проект одобрили в городском комитете строительного контроля областной инспекции Госстройнадзора, команда Тулеева окончательно завизировала проект, подпись поставил тогдашний вице-мэр Кемерово по строительству Андрей Калинин.

Основным собственником является совладелец «Кемеровского кондитерского комбината» Денис Штенгелов, о котором сразу вспомнил Аман Тулеев.

«Кемеровский кондитерский комбинат» входит в «КДВ групп», ту самую, что когда-то поглотили «Сибирский берег». Сейчас в портфеле крупнейшей снековой компании России целый портфель брендов, начиная от «Бабкиных семечек», «Beer»ka», «Кириешек», «FAN» и прочих. Розничная сеть «Ярче» — тоже принадлежит КДВ групп.

После пожара Шенгелов быстро нашелся, заявил, что площади принадлежат лично ему, его компания не при делах и он намерен вернутся. Впрочем, спустя несколько дней передумал и заявил, что «не видит смысла возвращаться», поскольку его «могут посадить в тюрьму». Казалось бы, в такой ситуации собственника стоит пожалеть, ведь он далеко не всегда может вникнуть до конца во все детали — также, как сдавший жилье владелец квартиры не может отвечать за пожар, устроенный арендаторами. Шенгелову через соцсети ответил депутат Госдумы от Кемеровской области Антон Горелкин: «…структура собственности «Зимней Вишни» очень запутанная, через несколько юридических прокладок, но строился центр именно на его деньги и он обязан был знать, что и как строится, как эксплуатируется».

Но скорее всего изменение позиции Шенгелова связаны со всплывшей информацией о его отце Николае Шенгелове, который развивает собственный аграрный и военный бизнес в украинском Запорожье и финансирует АТО. За помощь АТО награжден почетной грамотой. Сообщения об этом появились в прессе давно, и вряд ли в правительстве кемеровской области не знали об этом.

Помимо Шенгелова, в числе рантье оказались именитые люди города — в частности, Евгений Тутубалин, который ранее возглавлял оперативно-разыскной отдел Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД по Кемеровской области; младший брат мэра Кемерово Никита Середюк, Юрий Шалаев, один из руководителей «Шахтпожсервиса», которое, по иронии судьбы, занимается «вопросами пожаровзрывобезопасности промышленных предприятий», также представитель Ингушетии Ибраим Цечоев, бизнес которого связан с транспортировкой угля. Не обошлось без женщин – помещения также оформлены на актрису Кемеровского театра драмы Юлию Тельную. Создал «Зимнюю вишню» профессиональный футболист, игравший в том числе и за местную «Томь», Вячеслав Вишневский. Уйдя из спорта, он начал строить бизнес-карьеру, став гендиректором «Кемеровского кондитерского комбината». И уж совсем неприличный штрих — участие кемеровского арбитража в лице судьи Ирины Конкиной, которая обязала зарегистрировать договор аренды одного из предпринимателей, вопреки позиции Росреестра.

Так что чиновники горадминистрации все знали – и про пожарные недочеты, и про общую ситуацию на случай экстренной эвакуации людей из здания… Любопытно, что за некоторое время до пожара в торговом центре проходил форум по безопасности, где ряд пожарных команд МЧС получили награды.

Трагедия привела к неожиданному подъему самосознания в том, что касается правил безопасности. Общественники, журналисты и неравнодушные граждане, вооружившись смартфонами, отправились исследовать близлежащие торговые объекты. Нарушений обнаружилось множество, многие магазины закрылись. Впрочем, нашлись и те, у кого все оказалось в полнейшем порядке.

Боюсь, что нынешняя ситуация предоставляет шанс для самореализации не только неравнодушным гражданам, но и – увы, проходимцам. Владельцы торговых и офисных зданий ждут, а возможно, кое-где уже и столкнулись с этим мутным типом. Сосредоточенно, не расставаясь с айфоном, а то и портативной видеокамерой, он бодро исследуют все самые отдаленные закутки общественных зданий. Набрав материал на солидный список нарушений, в многозначительном молчании предъявляет менеджменту собранные доказательства. Как писали классики, читатель избавит меня от необходимости описывать развязку.

Увы, для нас Гоголь — вечен. Сейчас на экраны выходит «Вий 2» со Шварцнеггером в главной роли, а надо бы показать «Ревизор» с Евгением Мироновым, ибо сюжет, написанный о небольшом городке во глубине сибирских руд (три года скачи, ни до одного государства не доскачешь) – оказался опять современным.

Трагедия должна привести не только к повсеместному выполнению правил техники безопасности, но и прозрачности, полной ясности, отсутствии двусмысленности в трактовке — в получении разрешений на всех этапах строительства, ввода в эксплуатацию объекта. Там, где дело касается больших денег, а коммуникации не публичны – простор для соблазнов возникает сам по себе. Как этого добиться? Возможно, стоит обязать выкладывать владельцев всех общественных зданий проектные декларации – так же, как это делается в жилищном строительстве. Может быть, возможны другие формы. Но совершенно очевидно, что необходим общественный контроль – только тогда мы, наконец, изживем все, описанное Гоголем. И может быть, доживем до того момента, когда контекст Ревизора, отчаяние городничего, который дал взятку — да не тому! — станет для нас непонятен. И легкое самовлюбленное нахальство ревизора останется в поведенческом репертуаре разве что неоперившихся подростков да стареющих чудаков.

Добавил mleit mleit 13 Апреля
проблема (5)
Комментарии участников:
Barban
0
Barban, 13 Апреля , url

Гнилой насквозь колосс, изъеденный червями, стремится вторгнуться эффектно в яркий ринг. Чтобы стяжать величие и славу...



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать