"Звёздные войны" или СОИвая афера. Как США удалось обмануть весь мир?

отметили
17
человек
в архиве
"Звёздные войны" или СОИвая афера. Как США удалось обмануть весь мир?
30лет назад в США стартовала программа Стратегической оборонной инициативы СОИ, те самые пресловутые «Звёздные войны», которые с самого начала были не более чем фейком, придуманным для распила военных бюджетов. Лайф вспоминает эту самую большую космическую аферу в истории.

23 марта 1983 года. Вашингтон.

— Господа, я собрал вас для того, чтобы поделиться с вами своим видением будущего, которое вселяет надежду, — так проникновенно и доверительно президент США Рональд Рейган начал свою речь перед Конгрессом. — Я отдал приказ нашим учёным, работавшим над проектом создания ядерного оружия, приложить всеобъемлющие и интенсивные усилия для достижения нашей главной цели: полной ликвидации угрозы применения баллистических ракеты с ядерными боеголовками. Отныне концепция гарантированного взаимного уничтожения США и СССР остаётся в прошлом благодаря новой системе противоракетной обороны, которая будет надёжно защищать американских граждан от советского ядерного удара...

Речь президента встретили жидкими аплодисментами — буквально накануне конгрессмены проголосовали за урезание предложенного Рейганом проекта бюджета.

Никто не верил и в способность Пентагона создать что-то новое.

Наследие нацистского генерала

Собственного, СОИ была далеко не первой программой противоракетной обороны, которую пытались реализовывать в США.

Причём первую программу ПРО в Вашингтоне приняли ещё до того, как в мире появились ракеты, способные достигнуть США. В 1944 году в Пентагоне была принята программа Nike, названная в честь греческой богини победы Ники. Поначалу работы шли довольно вяло — тогда в Америке просто не было инженеров и специалистов подобного уровня, но в 1947 году главным конструктором проекта Nike стал бывший генерал-лейтенант вермахта Вальтер Дорнбергер, бывший руководитель ракетного проекта Германии и любимый ученик доктора Вернера фон Брауна. Генерала Дорнбергера взяли в плен англичане, и после непродолжительной «отсидки» в лагере для высокопоставленных офицеров рейха он был интернирован в США, где ему предложили сразу занять должность главного конструктора концерна Bell Laboratories — это было головное предприятие по созданию противоракетного оружия.

И уже в 1951 году лаборатория Дорнбергера разработала и успешно испытала первую американскую ракету-перехватчик MIM-3 Nike Ajax, которая без особого труда сбивала самолёты-бомбардировщики, летевшие на высоте до 20 километров.

Но в 1952 году, после запуска в космос первого советского спутника, перед американскими генералами встал другой вопрос: а что делать с баллистическими ракетами? Это же не самолёт: основная траектория полёта баллистической ракеты проходит в космосе — то есть, вне зоны досягаемости радаров и ракет, удар боеголовкой с орбиты по цели занимает не больше минуты, поэтому ракетчики просто не успеют ничего сделать.

Но генерал Дорнбергер буквально фонтанировал идеями. Для начала он предложил создать в космическом пространстве над Америкой сеть «минных полей» из небольших атомных бомб. Каждая такая бомба-спутник, оснащённая инфракрасными датчиками и двигателями орбитального маневрирования, должна была взрываться прямо над летящими в космосе советскими баллистическими ракетами.

Однако, поскольку в те годы у американцев не было ещё ни одной ракеты, способной достичь космического пространства, в Пентагоне посоветовали умерить фантазии и заняться чем-нибудь более реальным.

Тогда Дорнбергер предложил стрелять облаками шрапнели по пикирующим из космоса советским боеголовкам. Для этого нужно было на границе с Канадой построить колоссальную сеть укреплений из нескольких тысяч артиллерийских батарей, которые были готовы в любой момент дать залп и выпустить в стратосферу облака свинцовых шариков — причём, сам генерал Дорнбергер был убеждён, что советские ракеты полетят в Америку по маршруту лётчика Чкалова — то есть через Северный полюс.

Возможно, США и могли бы войти в мировую историю как авторы самого нелепого и бессмысленного фортификационного сооружения, по сравнению с которым даже Великая Китайская стена может показаться деревенским заборчиком, но в 1953 году новым президентом страны стал Дуайт Эйзенхауэр. И боевой генерал, изучив бюджет Пентагона, просто спросил: а что вы будете делать, если русские ракеты полетят с другой стороны? Например, с запада? Или с юга?

Окончательно же крест на программе Nike и прожектах Дорнбергера поставило появление советских ракет с разделяющимися ядерными боеголовками: американцы подсчитали, что даже при наличии необходимого числа артиллерийских батарей и ракет «Аякс» они смогут сбить в самом лучшем случае только три из четырех советских боеголовок.

Как воевать в «презервативе»?

Тогда в США решили сделать упор на доктрину «гарантированного взаимного уничтожения» — дескать, лучшей защитой от советских ракет будет ответный удар, который вообще уничтожит всё живое на планете.

Одновременно американцы начали разрабатывать технологии уничтожения баллистических ракет в космосе — например, при помощи мощных атмосферных атомных взрывов, которые потоком нейтронов выжгут все летящие советские боеголовки в радиусе сотни-другой километров от эпицентра взрыва.

Вскоре в США были приняты на вооружение две ядерных ракеты-перехватчика. Первая — это большая высотная LIM-49A Spartan с термоядерной боеголовкой мощностью в пять мегатонн, которая предназначалась для уничтожения боеголовок на низкой околоземной орбите. Вторая — маленькая и высокоскоростная Sprint с боеголовкой всего в 66 килотонн была нужна для уничтожения боеголовок в стратосфере. Обе эти ракеты стали основой новой программы ПРО Sentinel («Часовой»).

Правда, для успешного перехвата советских ракет требовалось ещё и вовремя узнать об их приближении. Для этого американцы решили повесить в космосе — на разведывательных спутниках «Мидас» — десятки радаров системы раннего предупреждения пуска ракет (BMEWS). В околоземном пространстве американцы планировали разместить и сам штаб ПВО — с орбитальной станции было бы проще засечь пуски советских ракет из Сибири. Однако неудачи с американской космической станцией SkyLab заставили американцев отказаться от этой затеи.

Катастрофы преследовали и проект «Мидас» — первый спутник взорвался при старте, второй был потерян уже на орбите.

Поэтому уже с середины 70-х годов краеугольным пунктом американской обороны является создание «позиционных районов ПРО» вокруг советских и российских границ. Всё просто: чем раньше можно засечь старт ракеты, тем раньше её можно сбить — причём как можно дальше от самой Америки.

Дело в том, что образовавшийся после взрыва боеголовки ракеты Spartan поток нейтронов уничтожает не только другие ракеты, но и выжигает огромное пятно на поверхности земли, буквально убивая всё живое. Поэтому «Спартаны» и должны были взрываться над Европой.

А вот для спасения американских солдат в Европе эксперты Пентагона разработали уникальную «защиту»: прозрачную полиэтиленовую накидку, напоминающую презерватив, — полиэтиленовый мешок крепился на каске, и при первых признаках атмосферных ядерных взрывов солдат должен был раскатать этот «кондом» до земли (как установили ученые, нейтронный поток ослабляется при прохождении через водород-содержащую среду — в том числе и через полиэтилен). Впрочем, что делать дальше солдатам в таких «презервативах», генералы не уточняли.

Словом, нет ничего удивительного, что в Западной Европе с самого первого дня реализации программы Sentinel развернулись нешуточные протесты против планов Пентагона. В итоге в мае 1972 года СССР и США подписали Договор об ограничении систем противоракетной обороны. И вместо программы Sentinel была принята усечённая программа ПРО Safeguard, согласно которой комплекс с «термоядерными» ракетами-перехватчиками был смонтирован только в единственном месте на Земле — в округе Гранд-Форкс, штат Северная Дакота, где располагается база с двумя сотнями баллистических ракет Минитмен.

Показательная деталь: советские конструкторы при строительстве систем ПРО отказались от использования атмосферных подрывов ядерных зарядов. Еще 4 марта 1961 года на испытательном полигоне Сары-Шаган в Казахстане советские ракетчики добились невероятного — противоракета В-1000 «Системы „А“ с обычной боевой частью смогла в стратосфере догнать и уничтожить боеголовку баллистической ракеты Р-12. Подобные технологии появились в США только через 30 лет.

Бластеры для Пентагона

Так что, когда Рейган начал вещать с трибуны про перспективы нового технологического прорыва, американские сенаторы ему просто не поверили.

Но Пентагону новая программа ПРО была нужна как воздух — вернее, как дымовая завеса.

В конце 70-х в американских ВВС словно наступила чёрная полоса невезения. Сначала произошла авария на ракетной базе Уичито в Канзасе — из-за заводской поломки разгерметизировался топливный бак межконтинентальной баллистической ракеты Titan. Из-за утечки токсичного топлива погиб дежурный офицер базы.

Следом — уже в апреле 1980 года — дала течь и ракета, стоявшая в шахте на военной базе Потвин в Канзасе. Ядовитое оранжевое облако накрыло и саму базу, и прилегающий городок Потвин, где от отравления токсинами погибло более 20 человек. В итоге военная база была закрыта, а зона отчуждения вокруг отравленных земель существует и сегодня.

В том же году разразилась катастрофа и на военной базе Дамаск в штате Арканзас, где во время профилактических работ взорвались топливные баки „Титана“. В огне пожара погиб 21 человек — весь обслуживающий персонал военной базы, а от подземного бункера с пусковой шахтой остался лишь кратер диаметром 76 метров. Жителей Арканзаса спасло то, что вовремя сработали аварийные системы отстрела термоядерной боеголовки, благодаря чему не произошло водородного взрыва.

Участились и аварии с ракетами средней дальности Pershing, которые дислоцировались в Европе. Вот лишь несколько самых ярких инцидентов.

В феврале 1979 года во время ремонтно-профилактических работ на базе ВВС США в земле Баден-Вюртемберг в Германии ракета Pershing IА самопроизвольно взорвалась и развалилась на составные части. Ядерная боеголовка рухнула на землю, и только по счастливой случайности удалось избежать взрыва.

В 1981 году в ходе испытаний на мысе Канаверал произошло два взрыва — прямо на стартовой площадке взлетели в воздух новые ракеты Pershing II, которые были сделаны на замену старым и опасным „Першингам“ (тем не менее, под давлением генералов, испытания были признаны успешными, и ракеты отправились в Европу).

Но в ноябре 1982 года последовала новая катастрофа — на этот раз во время транспортировки мобильной ракетной установки с „Першингом“ самопроизвольно взорвался ракетный двигатель. Водитель охваченного огнём многотонного тягача в панике выехал на встречную полосу автобана и раздавил несколько автомобилей с ничего не подозревающими немцами.

В итоге президент США Рональд Рейган решил вообще отказаться от ненадёжных ракет и отменил принятую еще в 1979 году программу закупки „Першингов“, согласно которой в Европе должны были быть размещены 572 ракеты.

Освободившиеся средства было решено потратить на замену межконтинентальных ракет Titan II, вместо которых на боевое дежурство ставились новые ракеты MX и Minuteman. Но после столь впечатляющих неудач Пентагон никак не мог признаться в полном своём бессилии. Военным был необходим какой-то отвлекающий манёвр, ловкий трюк, которые бы объяснил внезапное перевооружение.

И тогда и придумали программу СОИ, которая делала все старые ракеты „ненужными“. Каким образом?!

Всё очень просто, улыбались генералы, теперь мы будем воевать лазерами!

Лазерный распил

Это сейчас лазерами никого не удивишь, а в 80-е годы появление каких-то орбитальных спутников с лазерными пушками воспринималось как чистой воды фантазии подростков — неслучайно с легкой руки сенатора Эдварда Кеннеди президентскую оборонную инициативу стали именовать „Звёздными войнами“. Сенатор даже не подозревал, насколько он был близок к истине, сравнивая планы Пентагона с голливудскими спецэффектами.

Отцом-основателем программы „Звёздных войн“ американские учёные считают физика-ядерщика Эдварда Теллера, участника „Манхэттенского проекта“ по созданию атомной бомбы и одного из учеников Роберта Оппенгеймера. С середины 70-х Теллер работал советником правительства по вопросам политики в области ядерных вооружений.

Именно Теллер и привлёк внимание военных к научным разработкам Ливерморской национальной физической лаборатории имени Лоуренса, где среди прочих учёных заметно выделялся Питер Хагелстайн — типичный ботан с комплексом непризнанного гения. Окончивший с отличием Массачусетский технологический институт, Хагелстайн был одержим идеей создать медицинский рентгеновский лазер и получить за это Нобелевскую премию. Ради этой цели он работал он как вол, неделями не покидая стен лаборатории — он даже спал на матрасе под своим рабочим столом.

Теллер предложил Хагелстайну сделку: боевой лазер в обмен на финансирование работ из военного бюджета.

Тот, конечно же, согласился. Создание боевого лазера представлялось ему совершенно пустяковой задачей — надо только взять источник излучения помощнее.

В Ливерморе была образована секретная „группа “О», которая уже в 1984 году отчиталась об успехе, впервые в мире сгенерировав из рентгеновского излучения мощный лазерный луч. В качестве источника для рентгеновского излучения был использован ядерный взрыв небольшой мощности.

Однако для одобрения сената требовалось нечто большее, чем скучный научный отчёт с массой физических терминов, половину из которых не понимал и сам Теллер.

Операция «Гренадер»

И тогда в марте 1985 года в штате Невада прошла «Операция Гренадер» — первая демонстрация боевых возможностей лазерного оружия.

Всё было задумано очень красиво. На ядерном полигоне в штате Невада взрывается термоядерная бомба — не простая, но снабжённая специальным металлическим штырём из секретного сплава железа, цинка и меди, который и должен был стать источником потока рентгеновских лучей, направленных строго вверх — в атмосферу. В этот момент в воздухе будет находиться самолёт-бомбардировщик. Только вместо бомб самолёт будет нести установку «Супер-Экскалибур» — систему зеркал и неких оптических устройств для «фокусировки» рентгеновского излучения с земли. Конечно, будь среди сенаторов ученые-физики, они бы уже тогда заподозрили обман — любому студенту физфака известно, что рентгеновские лучи проникают сквозь материалы без отражения и преломления, что делает их «фокусировку» невозможной.

Но сенаторы благосклонно слушали любую псевдонаучную белиберду, ведь учёные обещали им «обеспечить технологическое превосходство Америки на десятилетия».

Эксперимент прошел как по маслу. Где-то глубоко под землёй взорвалась компактная водородная бомба, в бездонной синеве неба промелькнула тень самолёта, после чего мишень — ракетная установка с макетом ракеты «Першинг» — прямо на глазах сенаторов, наблюдавших за ходом эксперимента с приличного расстояния, испарилась в облаке ослепительного белого огня. Словом, всё произошло именно так, как и описывали эти заумные лысые ботаны.

Тут же раздался гром аплодисментов, шампанское потекло рекой, а Эдуард Теллер уже грезил планами молниеносной лазерной войны против Советского Союза.

— Только представьте себе, — вещал он сенаторам, — одна лазерная установка при помощи «Супер-Экскалибура» способна за один взрыв генерировать до 100 тысяч смертоносных лучей — то есть, по 1000 долларов за каждый луч! Это недорого, господа!

Сенаторы кивали: да это самое дешёвое оружие!

— Далее мы выводим «Супер-Экскалибур» в космос — и победа за нами! — вещал Теллер. — В одну секунду мы сможем сжечь все советские ракеты, спрятанные в шахтах. Эти русские ничего и не поймут, как мы их поставим на колени!

Генералы были в восторге. Никто из присутствовавшей публики даже не догадывался, что они стали свидетелем обычного спектакля, в ходе которого мишень взорвали при помощи приличного запаса тротила, напалма и белого фосфора. Но чего только не сделаешь ради великих целей?!

Обман вскрылся уже в 90-е годы, когда была рассекречена переписка Теллера и президента Рейгана. В одном из писем он признался в обмане и самого президента США — оказывается, Рейган тоже был не в курсе аферы с лазерами.

«Я могу признать свою вину лишь в том, — писал он, — что был чрезмерно оптимистичен в отношении Ливермора. „Группе “О» требовалось еще 10 лет и миллиарды долларов, чтобы выяснить, возможно ли вообще использование лазера на таких принципах работы в военных целях".

«Патриотический» обман

Впрочем, это был не единственный обман разработчиков программы СОИ. В июне 1984 года точно такой же постановкой оказался и эксперимент, в ходе которого ракета-перехватчик «Patriot», запущенная из Калифорнии, смогла попасть в баллистическую ракету «Titan», запущенную с Тихого океана. Но, как много лет спустя признался генерал Джей Абрахамсон, который руководил реализацией программы СОИ, успех эксперимента обеспечил установленный на ракете-мишени радиопередатчик, который и навёл ракету-перехватчик на цель.

— Было крайне важно, чтобы четвёртый по счёту запуск ракет закончился успехом, — простодушно признался генерал Абрахамсон. — Мы потеряли бы финансирование в Конгрессе, если бы не показали результат.

Зато по результатам этих «испытаний» на вооружение армии США был принят ЗРК «Patriot» PAC-1, который «показал себя» уже в феврале 1991 года, когда иракцы нанесли допотопными советскими ракетами удар по американским казармам. Из-за ошибки в программном обеспечении зенитно-ракетного комплекса ни одна из ракет не была перехвачена.

Уже в нынешнем году «Пэтриоты» прославились и в Саудовской Аравии, где американские ракеты не смогли перехватить семь ракет, запущенных повстанцами-хуситами из Йемена. Как минимум один «Пэтриот» взорвался сразу после взлёта, несколько ракет рванули прямо на земле. Лишь одна ракета стартовала к цели, но потом «передумала» — покрутившись в воздухе, она отправилась обратно к земле, фактически уничтожив боевой расчет ЗРК. Стоит ли удивляться, что после этого всё больше стран желают купить российскую технику?

Секрет успеха: надо делиться

Вторым залогом успеха программы СОИ стало широкое привлечение частного капитала и подрядчиков к военному освоению космоса, что только усилило давление лоббистов на Конгресс — всем же хотелось осваивать военные бюджеты.

Обогатился и сам Эдвард Теллер, который ещё на стадии обсуждения программы СОИ купил солидный пакет акций некой компании «Гелионетикс», специализирующейся в области лазерной техники. После успешного «эксперимента» в Неваде акции компании моментально выросли в цене, превратив Теллера в весьма обеспеченного человека.

Также к разработке «секретного оружия» впервые стали допускать и иностранные корпорации — уже в апреле 1985 года министр обороны США Каспар Уайнбергер призвал присоединиться к программе СОИ всех союзников по блоку НАТО, а также Японию, Австралию и Израиль.

Первыми откликнулись англичане. Вскоре три крупнейшие военно-промышленные компании Великобритании — British Aerospace, Marconi Electronic Systems и General Electric — с ходу подключились к работе по созданию лазерного, пучкового и микроволнового оружия. Впрочем, именно благодаря этим военным заказам развитие лазерной техники за десятилетие совершило огромный рывок.

Концепция стратегической оборонной инициативы 1984 года об основополагающем космическом лазере (SBL), в данном случае лазером фтористого водорода. Фото: © Wikipedia.org

Впрочем, программа СОИ основывалась не только на лазерах. Так, Королевский научно-исследовательский центр Великобритании и израильский Центр ядерных исследований Soreq заключили контракты на создание электромагнитной гиперскоростной пушки-рельсотрона.

Немецкие фирмы — Messerschmitt-Bölkow-Blohm, Dornier GmbH, Daimler AG и др. — начали работы по созданию лазерных установок с химической накачкой и специальных компьютеров для управления боевыми роботами.

Уже к 1991 году исследованиями в рамках программы СОИ было занято свыше 60 зарубежных фирм и исследовательских институтов.

Как завещал великий Рейган

Денежный дождь пролился и на американские университеты — Пентагон начал финансировать работы по созданию боевых лазеров в 21 университете США. Правда, итог исследований для американских генералов был неутешителен — выяснилось, что создать обычное лазерное оружие по рецептам Теллера и Хагелстайна невозможно — дело в том, что светоотражающий слой зеркал из-за высоких перепадов температур в космосе быстро деградирует, и система зеркал, наводящих луч на цель, сама сгорает под воздействием лазерного луча.

Уже в начале 90-х все лазерные прожекты были тихо закрыты, а от программы СОИ остался лишь один-единственный пункт — создание сети радаров ПРО на границах России. С той лишь разницей, что ракеты-перехватчики будут находиться на Аляске, в Калифорнии и в Польше, а не на околоземной орбите, как предполагал Рональд Рейган.

Именно этот пункт американцы и будут претворять в жизнь с маниакальной настойчивостью. Как заявил министр обороны США Джеймс Мэттис, раз система ПРО помогла победить Советский Союз, значит, система ПРО поможет победить и Россию.

Ибо так завещал великий Рейган.

Владимир Тихонов. 30.04.2018г

Добавил Lynnot78 Lynnot78 30 Апреля
проблема (1)
Комментарии участников:
свидетель из
+1
свидетель из, 30 Апреля , url

Но в 1952 году, после запуска в космос первого советского спутника,

 После этих слов охренел и бросил читать.

Lynnot78
+1
Lynnot78, 30 Апреля , url

Автор описался, наверное...)

suare
+2
suare, 30 Апреля , url

Верно, опИсался.

Tamriko
0
Tamriko, 30 Апреля , url

Ударение во втором слове куда ставить? )

oleg_ws
+1
oleg_ws, 1 Мая , url

Да там уже на первой фразе прикол "30лет назад в США стартовала программа Стратегической оборонной инициативы СОИ". Вообще-то 2018-1983=35, если автор не умеет считать :))

Lynnot78
0
Lynnot78, 2 Мая , url

Наверно. это слишком педантично...

oleg_ws
0
oleg_ws, 2 Мая , url

Педантично или нет, но в статье сплошные ляпы. И это не единственный.

Может быть к самому духу статьи это все отношение не имеет, но при чтении сразу вызывает недоверие и к самому смыслу статьи.

Lynnot78
+1
Lynnot78, 3 Мая , url

Cогласен

dzhankoy
0
dzhankoy, 1 Мая , url

Может автор что-то знает?



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать