"Эту зиму не переживет". В Крыму ветеран замерзает в квартире без отопления

отметили
26
человек
в архиве

МОСКВА, 12 сен — РИА Новости, Анастасия Гнединская. В крымском городе Алупке 95-летний ветеран Великой Отечественной войны замерзает в собственном доме. В квартире, где ютятся Александр Захарович Крижевский с супругой, нет отопления, зимой температура в жилых помещениях опускается до десяти градусов. В прошлом году от холода лопнули трубы — пожилые люди три дня сидели без воды. Каждая ночь дается Александру Захаровичу сложнее, чем семьдесят лет назад в окопе. В холода лежачий ветеран спит в кофте, шапке, под тремя одеялами, но все равно мерзнет. Скоро зима, и волонтеры боятся, что еще один сезон инвалид первой группы просто не переживет.

«Едва не умер от обморожения»«Александр Захарович мерзнет, вечером просит накрыть его одеялом и пледом, хотя на улице плюсовая температура, а в Крыму бархатный сезон. С ужасом думаю, что будет, когда к нам придут холода», — супруга Александра Крижевского Виктория Викторовна едва не плачет в телефонную трубку.

Сам он почти уже не говорит и четвертый год не встает с постели — отказали ноги. Супруга предполагает, что это последствия обморожения. Он ведь однажды чуть не умер от холода. Было это под Ленинградом — тогда Александр Крижевский, командир 71-й отдельной гвардейской роты связи 45-й стрелковой Краснознаменной дивизии, раненный в ногу, почти сутки пролежал на снегу в сорокаградусный мороз.

«За ним даже санитара отправили, чтобы забрать тело с поля боя. Думали — раз коченеть начал, значит, мертвый. Санитар для проформы решил пощупать пульс — и почувствовал еле уловимое биение. Кое-как Саше ножом разжали закоченевший рот, чтобы влить спирт. Даже лезвие финки сломали», — пересказывает воспоминания мужа Виктория Крижевская.

В госпитале валенки разрезали, увидели черные ноги Александра Захаровича и срочно начали готовить его к ампутации. Прогнозы были неутешительные — гангрена.

«Но муж держал под подушкой револьвер и никого к себе не подпускал. Понимал — если даст надеть на себя маску с эфиром, проснется уже без ног».

Тогда дежуривший в госпитале молодой доктор еще раз осмотрел ступни командира роты, понял, что это обморожение, и попросил забрать его к себе в деревню: мол, там его мать и сестра смогут выходить бойца. В итоге так и случилось.

Потом Крижевский еще пять раз был ранен, но всегда, едва оправившись, рвался на фронт. В ноге у него по сей день сидит осколок, вытащить его так и не смогли. После тяжелейшего ранения в голову один глаз перестал видеть, второй сохранил зрение всего на 30 процентов. Но даже это не помешало ему после войны заниматься расследованием дел военных преступников.

«Потом его перевели на должность начальника детской колонии. Десять лет Сашу перебрасывали от одного исправительного учреждения к другому. А когда он вышел на пенсию, решил поехать в Крым. Дело в том, что у его дочери от первого брака диагностировали ревмокардит. Врачи рекомендовали девочке лечебный крымский воздух», — объясняет Виктория Викторовна.

Так Александр Захарович оказался сначала в Евпатории, а потом в Алупке. Даже будучи на пенсии, он не перестал работать — устроился заместителем главврача по воспитательной части в детский санаторий.

 

В квартиру на улице Ленина он переехал из центра Алупки: так устал от склочного соседа по прежнему жилью, что был готов отправиться даже на край света.

«Отопления в этой квартире не было изначально. Раньше это был частный татарский дом, который потом разделили перегородками и переоборудовали под общежитие для сотрудников санатория», — рассказывает жена ветерана.

Но изначально тепла хватало: были моложе, да и по стене квартиры Крижевских проходил дымоход от почты, располагавшейся этажом ниже.

«Спит в шапке»

Затем пенсионерам удалось даже провести в квартиру отопление. Благо, трубы обогревавшей санаторий котельной проходили прямо по их двору. «Но эта теплотрасса очень быстро пришла в негодность, было много аварий, в итоге отопление нам отключили. И начался настоящий ад, — не стесняется в выражениях Виктория Викторовна. — Ведь иногда в морозы у нас в комнатах всего восемь градусов».

И так уже десять лет.

«В последнее время здоровье Александра Захаровича настолько ухудшилось, что каждая зима для него пытка, — переживает волонтер Совета ветеранов войны и труда Ялты Екатерина Демина. — Он лежит практически обездвиженный в верхней одежде, в шапке, под тремя одеялами и все равно замерзает. Если отопление не провести, думаю, эту зиму он вряд ли переживет».

В прошлом году Екатерина Демина, которая уже давно помогает семье Крижевских, поняла: нужно действовать радикально. «Я написала три письма в Совет министров Республики Крым на имя Сергея Аксенова (глава РК. — Прим. ред.). В двух случаях письма спустили вниз, в администрацию Ялты. Оттуда мне написали много проникновенных слов о том, что Александра Захаровича знают как уважаемого человека, он почетный житель Алупки, что для администрации в приоритете забота о таких достойных людях, как Крижевский. Но помочь с отоплением они не могут».

Дело в том, что, когда у ветерана стало резко ухудшаться здоровье и он слег, свою долю в квартире на улице Ленина Крижевский переписал на супругу. Теперь в администрации считают: раз он не является собственником этой квартиры, значит, и улучшать жилищные условия здесь не надо.

«Вспоминают об Александре Захаровиче только 9 мая и 22 июня. Приходят с поздравлениями школьники, депутаты приносят продуктовые наборы. Однако ведь в данной ситуации ему нужно не только душевное тепло, но и физическое. Об этом почему-то все забывают», — горячится волонтер.

Не получив помощи от чиновников, Демина решила обратиться к бизнесменам: «Я написала письма директорам шести крупных крымских отелей, ответ пришел только из одного. Сейчас руководство этого отеля ежемесячно выделяет дедушке материальную помощь, но ее приходится тратить на покупку гигиенических принадлежностей. Звучит дико, однако даже памперсы лежачему ветерану не выдают!»

«Газа нет, используйте обогреватель»

В пресс-службе администрации Ялты о бедственном положении ветерана не знают. «Мы не обязаны отслеживать жизнь всех дедушек в районе», — бросили в трубку. Получить оперативный комментарий от начальника Департамента социальной политики Анатолия Шамугия, к которому нам посоветовали обратиться, тоже не получилось — за весь день ни на один звонок он так и не ответил.

 

Видимо, все, что могли, представители администрации уже изложили в письме, адресованном Екатерине Деминой. В нем говорится: так как город Алупка не газифицирован, «установить в квартире А. З. Крижевского стационарный прибор индивидуального отопления невозможно».

О том, что на рынке сейчас много электронных отопительных систем, чиновники, видимо, забыли. Вместо этого они предлагают пенсионерам использовать обогреватели.

Калориферы, уточним, у Крижевских есть. Приобрел их депутат Ялтинского городского совета Лери Сванидзе. Правда, как говорит Виктория Викторовна, обогреть помещение с дырявыми стенами они не могут.

Письмо заканчивается обнадеживающе: «Администрацией города Ялты будет продолжена работа по оказанию помощи Александру Захаровичу Крижевскому в решении его бытовых вопросов». Зарегистрирован документ был в марте 2018 года.

А старики все еще ждут. Если не найдется спонсор, шансов, что у них появится отопление, немного. Как объяснил РИА Новости руководитель Алупкинского территориального органа Илья Макаров, газового отопления в городке нет ни у кого, электрическое же для пенсионеров слишком дорого.

«Мы подарили им калориферы, но они их не включают из-за экономии электроэнергии. Мы хорошо знаем эту семью, уже несколько лет ломаем голову над тем, как им помочь. Если бы Александр Захарович не переписал квартиру на жену, мы бы могли выплатить ему материальную помощь на улучшение жилищных условий. Но так как он не является собственником данной квартиры, по закону сделать это не можем. Мы о нем не забываем, всегда помогаем продуктами, оформляем все выплаты, которые ему положены как ветерану войны. Вопрос с переселением, к сожалению, тоже не мы решаем — этим ведает администрация Ялты. Знаю, что там работают над решением проблемы. Но пока ничего предпринять не могут», — разводит руками чиновник.

Добавил precedent precedent 13 Сентября
проблема (5)
Комментарии участников:
precedent
0
precedent, 13 Сентября , url

Колорифер в задницу не хотят? «Мы подарили им колориферы». Вам подарок завтра будет: мыло и верёвка. Охуели совсем. 

И кто эту блатоту в Ялту пристроил?.. не хочет за них ответить? 

Юлька с н2
-1
Юлька с н2, 13 Сентября , url

Ты о чем?

Юлька с н2
+3
Юлька с н2, 13 Сентября , url

Таких людей, если нет родственников для ухода, надо в пансионаты, дома престарелых устраивать. Если человеку платит государство пенсию — должно хватить. Или пусть киселевские РИА Новости доплатят, раз они написали такой жаличный репортаж про ветерана.

Имя_Фамилия
+2
Имя_Фамилия, 13 Сентября , url

Вот вы сейчас  расуждаете как Герман Греф. А совсем  недавно была его  тут  статья с  интервью, так его  обвинили  чуть  ли  не в желании  отобрать  квартиры у стариков  через " дома престарелых" а  родню  загнать  в ккабалу кредитов. 

В традиционном  обществе — коим  себя позиционирует  Россия, община может  помочь  немощному человеку.  т.е.  соседи.  Просто люди могли  бы  помогать  старичку. 

В нормально  организованном   государстве, где работает  самоуправление,  это дложны сделать  местные администрации. Если  не делают   их  переизберают  граждане. 

Ну вот  как  то так, в качестве бреда… что то я  размечтался. 

Юлька с н2
0
Юлька с н2, 13 Сентября , url

Только на уровне заголовков знаю, что Греф чего-то говорил по теме и его потом критиковали.

Но я рассуждаю по-своему опыту, мой близкий родственник был старый и больной. При старческой деменции, не дай бог альцгеймере, и других болезнях старости — как бы ты не любил этого человека, ему нужен профессиональный уход. Иначе он сам счастлив не будет и твою жизнь превратит в ад. 

Не знаю, про кого говорил Греф, если близкий человек в возрасте, но в здравом уме и рассудке, адекватен, его близкие окружат теплом и заботой и будет жить в семье до смерти. Но иногда начинаются отклонения, неадекватное поведение (иногда опасное для самого старика) тогда его лучше пристроить под присмотр нянь и врачей. 

Дедушка из новости явно нуждается в таком уходе. Ему бесполезно что-то привозить, чем-то помогать. Люди в таком возрасте и состоянии могут просто забыть поесть несколько дней. Тут только присмотр и нахождение в доме престарелых нужно.

Имя_Фамилия
0
Имя_Фамилия, 13 Сентября , url

Функционально с  вами  согласен.   Но дело в том  что человек в  роду ( т.е.  родственник)  не случайно в такие состояния  впадает.  Кстати  не обязательно  он должен  быть присторелого возраста.  А как же быть  мамочкам  — с  «тяжелыми  детьми»?  Человек в чьем  то  роду — впавший в такие  тяжелые состояния,  это бремя, а точнее  испытания  родне.  И  родня — родственники  этого человека  должны пройти  это испытания: пронести  свой крест  (метафорически  выражаясь) иначе  не  выполнят  свою  родовую  задачу и  вернуться  к испытанию  но скорее всего  уже  усложненному. 

Мой  коментарий  не сильно  на бред  похож — надеюсь  и  вы уловили  мысль?

Юлька с н2
+3
Юлька с н2, 13 Сентября , url

Мысль понятна, но если близкий человек больной, то это и есть крест и обязанность — найти хороший уход для него. Чтобы им занимались профессионалы — врачи, няни, которые знают как работать с такими больными, чтобы им было хорошо. В домах престарелых это есть. Если сам начнешь нести крест по уходу, то он просто не получит того, что нужно (так как ты не знаешь, что ему нужно, если не врач или нет опыта ухода), будет больше мучиться и скорее помрет.

Имя_Фамилия
0
Имя_Фамилия, 13 Сентября , url

Не спорю. Функционально  организовать  уход  за человеком  в  трудном  физическом  сотоянии  необходимо.  И  хорошо  когда  это профессиоальный  уход. главное в таком  вопросе  не бросить  человека,  просто оплачивая  этот  (даже самый лучший) уход — а  найти и  сохранить  возможность  личного  контакта и  проявления  любви  к близкому человеку.  Часто пожилые  люди  передачу ухода  к  професионалам  раценивают  как предательство и  избавление  от  них  как  от  родного человека. 

Юлька с н2
+1
Юлька с н2, 13 Сентября , url

Мне тоже раньше казалось, что в дом престарелых стариков куда-то далеко отвозят и сдают как ненужных. Наверно из-за этих предубеждений и Грефа критиковали (хотя не знаю, о чем он говорил). У меня этот дом престарелых оказался в 15 минутах от моего дома. И там мой родственник получил уход и мы его постоянно навещали. Хотя в последнее время он нас даже не узнавал.

Дома престарелых нужны. И обычно они могут себя окупать за счет пенсий постояльцев. И крымского дедушку из новости надо туда определить, а не выкладывать в виде экспоната для журналистов РИА Новостей.

Юлька с н2
0
Юлька с н2, 13 Сентября , url

В Питере есть места, куда можно пристроить больного старика примерно за сумму его пенсии. Не знаю, как в Крыму. Там наверняка нифига нет.

X86
0
X86, 13 Сентября , url

Да наверняка есть, и санаториев там дофига всяких, где зимнее проживание дешево.

Можно жилье в конце концов продать и купить другое.

Дело в том, что, когда у ветерана стало резко ухудшаться здоровье и он слег, свою долю в квартире на улице Ленина Крижевский переписал на супругу.

 .



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать