[Статья] "Путин сжигает мосты": президент наступил на больную мозоль западных элит

отметили
38
человек
в архиве
 
 
«Путин сжигает мосты» — такова реакция западных СМИ на исторические события, связанные с возвращением регионов Донбасса и Новороссии домой, в Россию. Если описать эту реакцию несколькими словами, то лучше всего подошли бы: страх, злоба, бессилие. И все это нужно помножить на русофобию, которую несколько раз упомянул в своей речи Владимир Путин.
 
 
 
 
 
Вроде бы на протяжении нескольких месяцев шли разговоры о подготовке к референдумам в четырех регионах, когда-то входивших в состав Украины. Вроде бы на Западе их давно уже прокляли и обещали игнорировать. Но финальный выбор жителей этих областей и принятие их в состав России как будто оказались сюрпризом для западных комментаторов. Во многом злую шутку с ними сыграли их же собственные бравурные репортажи с линии фронта о «великом контрнаступлении Украины». Некоторые репортеры в своем пропагандистском угаре так стремились убедить аудиторию в том, что «Россия терпит поражение», что в итоге и сами в это уверовали.
 
Холодным душем для них стала речь Путина, которая неожиданно для многих европейских и американских аналитиков оказалась не столько об Украине, сколько о точках разлома в самом западном обществе и о необратимости глобальных изменений в международных отношениях. Видно, что российский президент наступил на больную мозоль элит и обслуживающей их прессы. Это заметно хотя бы по реакции журналистов: они эмоциями стараются заменить полное отсутствие анализа этой речи.
 
Так, восточноевропейский корреспондент The Guardian Шон Уокер, долгие годы проработавший в Москве до попадания в список нежелательных особ в России, теперь обиженно пишет: «Бессвязная речь российского лидера сфокусирована на западных грехах, но оставляет без ответа ключевые вопросы по Украине». Правда, в своей действительно бессвязной колонке Уокер смог сформулировать только один вопрос, который, по его мнению, остался без ответа: в каких границах Запорожская и Херсонская области войдут в состав России?
 
Это лишний раз свидетельствует о том, что даже те, кого на Западе считают «признанными специалистами по России», совершенно не умеют рационально мыслить, когда речь идет о нас, и не способны считывать очевидные и ясные сигналы, посылаемые им из Москвы. Если бы умели и хотели, то могли бы понять простую истину, которая красной нитью проходит в выступлениях российского президента с самого начала спецоперации.
 
Путин еще до ее начала четко ответил на вопросы относительно границ признававшихся тогда республик Донбасса: «Мы же их признали, а это значит, мы признали все их фундаментальные документы, в том числе и Конституцию. А в Конституции прописаны границы в рамках Донецкой и Луганской областей в то время, когда они были в составе Украины».
 
Напомним также, что за сутки до подписания исторических договоров с Запорожской и Херсонской областями президент России визировал указы о признании суверенитета и независимости данных областей. То есть принцип, распространяющийся на наше видение границ ДНР и ЛНР, является общим и для других признанных Москвой административных образований.
 
Однако ключевая фраза, которая была сказана Путиным (но вовремя не расслышана ни в Киеве, ни на Западе) относительно данного вопроса еще тогда, на старте нашей спецоперации, звучала так: «Все спорные вопросы будут разрешены путем переговоров». Именно на двусторонних переговорах между государствами-соседями определяются вопросы делимитации и демаркации государственной границы между ними. И Москва была готова к этому изначально. Тогда было четко сказано: Зеленскому предлагали после признания Россией ДНР и ЛНР просто вывести свои войска из этих районов. Но он отказался. На что его также предупредили: дальше условия России будут становиться жестче. Так мы пришли к нынешней ситуации.
 
Вот и в своей исторической речи Путин особо отметил: «Мы призываем киевский режим немедленно прекратить огонь, все боевые действия, ту войну, которую он развязал еще в 2014 году, и вернуться за стол переговоров. Мы к этому готовы, об этом не раз было сказано».
 
Накануне пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков также напомнил: «Президент говорил, что Россия, разумеется, сохраняет свою готовность вести переговоры. Но по мере того как меняется ситуация, меняются и условия, об этом мы неоднократно говорили».
 
Какие вопросы здесь остались непонятны западным аналитикам? Все очевидно и ясно расставлено по своим местам. Киев и его западные хозяева в любой момент могут остановить кровопролитие, согласившись на новые реалии. Но если этого не происходит, то спецоперация будет расширяться. И тогда, возможно, мы говорим не о последних референдумах и не последних торжественных церемониях, а значит, и вопрос границ не будет окончательным.
 
 
 
 
Это и пугает западных аналитиков, вдруг осознавших, что «победа Украины», на которую они уповали, оборачивается приращением Российского государства. Они не стесняются называть Россию своим врагом, открыто призывают к убийству русских и поставкам Украине оружия. «Мы все еще делаем недостаточно для того, чтобы разбить Путина», — пишет известный британский историк Нил Фергюсон, вернувшийся на днях из Киева. А потом те же авторы обиженно жалуются: «Путин изображает Запад врагом». То есть это не так? То есть Россия для Запада — враг, которого надо победить и уничтожить, а вот Запад для России врагом не является? Какая-то однобокая вражда.
 
Самым тяжелым для западных обозревателей, описывающих ситуацию вокруг воссоединения Донбасса с Россией, является объяснение того энтузиазма, с которым данное событие встречено нашими гражданами. Многочисленный митинг поддержки в Москве? Так он, конечно же, был срежиссированным, а его участники чуть ли не насильно согнаны на Красную площадь, утверждает собкор The Guardian в Москве Эндрю Рот. Правда, в газетной статье это утверждение сопровождается фотографией участниц митинга со счастливыми, радостными лицами — видимо, очень талантливых актеров согнали власти.
 
Еще больше страстей нагнеталось по поводу страшных запугиваний, которыми жители Херсонской и Запорожской областей якобы загонялись на референдумы «под дулами автоматов». The Economist договорился до того, что «26 сентября оккупанты открыли свои пропускные пункты и позволили украинцам уехать», с тем чтобы избавиться от «потенциальных противников референдума». И неважно, что референдумы шли с 23 сентября, а решение об открытии украинского КПП касалось тех, кто как раз хотел въехать на подконтрольные России территории.
 
В этой связи западные СМИ вообще побили все рекорды по цинизму, дружно описывая трагедию на пропускном пункте, унесшую жизни десятков мирных людей, как «российский ракетный удар». Львиная доля западных агентств, показывая кадры с места этого чудовищного преступления, просто скрыла от своей аудитории, что украинские граждане ехали к «российским оккупантам», а не наоборот. А те, кто вспомнил про это, тут же нашли объяснение: оказывается, они «надеялись забрать родственников, чтобы отвезти их назад, на территорию, контролируемую Украиной».
 
 
То-то даже репортеры CNN, снимавшие эти очереди накануне, удивились, почему же люди едут на российскую территорию со своими пожитками, с детьми, с домашними животными, что явно подтверждает их желание вырваться с Украины. Но это же не вписывается в западный нарратив. Поэтому итальянская Corriere della Sera сообщает читателям, что ракетные удары по колонне — это «месть Москвы». Да, Москва, оказывается, «мстит» тем, кто всеми правдами и неправдами пытается вырваться из украинского ада и перебраться на территорию, которая вот-вот официально станет частью России. Западная аудитория это вполне проглотит, как и рассказы о «референдуме под дулом автомата».
 
Вот к чему эта аудитория оказалась не готова, так это к, мягко говоря, непродуманному ответу властей Украины на потерю некогда своих регионов. Глава киевского режима Владимир Зеленский, устроив стендап-выступление в стиле «Квартала-95» и объявив об «ускоренном вступлении Украины в НАТО», явно подставил своих хозяев. Он фактически открытым текстом пригласил тех на войну против России, забыв, как всего-то несколько месяцев назад выражал сомнение в том, что НАТО способна защитить саму себя. Неудивительно, что данный призыв на Западе уже назвали «худшей идеей в истории». Попытка Зеленского сменить повестку дня и отвлечь внимание украинцев от трогательного прощания с Донбассом и Новороссией явно провалилась, к тому же вызвав реакцию хозяев, явно противоположную его ожиданиям.
 
Запад по-прежнему не хочет прямого военного столкновения с Россией. По злобной и в то же время напуганной реакции тамошних аналитиков на речь Путина видно, что они мечтают о «победе над Россией», но признают очевидную истину: после этих событий ставки подняты до очень высокого уровня. Пулитцеровский лауреат Томас Фридман на страницах New York Times полагает, что отныне Западу придется «учиться жить с северокореизированной Россией», то есть со «страной-парией», отгородившейся от всего мира.
 
Что ж, Путин заранее предупредил и эти выводы, сказав, что ярлыки такого рода будут вешаться на все страны, которые не пожелают быть вассалами западных элит. События минувшей недели однозначно продемонстрировали всему миру: Россия ни при каких обстоятельствах вассалом не станет, будет решительно противостоять любым попыткам ограничить свой суверенитет и защищать своих граждан, включая жителей вернувшихся домой регионов. Нравится это кому-то на Западе или нет.
Добавил Никандрович Никандрович 2 Октября
Комментарии участников:
Игемон
+6
Игемон, 3 Октября , url

Порой, лучшее освещение для твоего пути — пылающий мост за спиной. И вообще, сжёг мост — назад точно не вернёшься. К новой жизни без пидоров, номерных мам и пап. Кстати, вот только сейчас подумал: на западе отменяют слова мама и папа, заменяя родителем номер 1 и номер два. А детей тоже так будут называть дитя номер один и т.д?

vvsupervv66
+4
vvsupervv66, 3 Октября , url

В истории сжигание мостов было в нескольких случаях, с целью:

— нарушить планы неприятеля по форсированию водной преграды, а так же обрезать коммуникации противника через естественную водную преграду;

— отрезать своим войскам путь к отступлению, дабы не было и мысли о каком-то отступлении, с обязательным приказом стоять насмерть, и это добровольно делали как правило сами обороняющиеся войска.

Но в истории был и третий вариант, когда Александр Васильевич Суворов приказал сжечь мосты, дабы русская армия ночью не переправилась в Варшаву и не отомстила за поголовное вырезание и убийство вместе с детьми, женщинами и стариками русского горнизона в Варшаве польскими бунтовщиками и мятежниками.

Не то, не другое и не третье с российской стороны не имеет быть место.

Следовательно в страхе перед Россией и перед теми духовными ценностями, которые отстаивает Россия, мосты в направлении России сжёг именно коллективный запад, особенно когда демонстративно взорвал оба газовых Северных потока.

норд
+3
норд, 3 Октября , url

Поэтому итальянская Corriere della Sera сообщает читателям, что ракетные удары по колонне — это «месть Москвы».

 О, это излюбленный прием западной прессы еще с самого 2014 года — они постоянно любые удары списывают на Россию. И даже не стесняются последующих опровержений, тем более, не опровергая их.



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать