Что, если появится школа, где нет учителей, где нет одной для всех программы, где нет учебников, в которые можно вставить закладки? И классные комнаты: зачем они в школе?

отметили
18
человек
в архиве
Что, если появится школа, где нет учителей, где нет одной для всех программы, где нет учебников, в которые можно вставить закладки? И классные комнаты: зачем они в школе?
Традиционное образование предполагает, что вы – индивид, отдельная сущность, субъект, который изучает и постигает мир. Но что, если вы – часть чего-то большего? Когда мы создаем группу, учимся сотрудничать, мы добиваемся большего от каждого из ее участников, а затем и группа дает больше, чем отдельные ее члены, вместе взятые.

В школе так не учатся. Суть традиционной системы с ее переходами на новый уровень – это соревнование. И оценки распределяются по гауссовой кривой: у нас будет столько-то учеников с самой высокой оценкой, столько-то с менее высокой… В школе все – конкуренты. Поэтому мы решили: никаких оценок. И никакой конкуренции. Так началась школа Hyper Island.

Когда Hyper Island начала добиваться больших успехов – а это случилось довольно быстро, за три-четыре года, – люди стали говорить: это все очень здорово, персональная ответственность, совершенно другой подход… Но с детьми так не получится: вам обязательно нужен учитель, нужна классная комната. С тех пор у нас было много проектов с юными учениками, и как раз сейчас мы строим среднюю школу Hyper Island. Думаю, она откроется через год-два. Мы проверяли наши модели на детях всех возрастов – и когда пробуешь, все работает.

Ведь идея массового образования возникла только в эпоху индустриализации и демократизации. Знание – это власть, и когда у всех есть право на знание – это прекрасно. Но такое образование ты получаешь, допустим, до 20–21 года или даже до 16–18. Но что дальше, что делать всю оставшуюся жизнь?

Для меня обучение происходит прямо сейчас. Это постоянный процесс. И самые интересные эксперименты с образованием возникают из наблюдений за тем, как люди учатся на самом деле. У некоторых людей скорость обучения выше, они быстрее расширяют сознание. Есть люди, которые меняют профессию: занимаются чем-то десять лет, а потом быстро учатся делать что-то совсем другое. Интересно, как это происходит?

Вы учитесь тогда, когда в вашей жизни что-то меняется: появляются новые возможности, новая энергия – или когда вы натыкаетесь на стену.

Есть вещи, которые я называю черными дырами: что-то, чему человек пытается выучиться очень долго, но никак не может. Но когда вы знаете, как избежать черной дыры, можно целенаправленно ускорять обучение, задавать для него плодородную почву.

В Hyper Island у меня было много свободы; хотя к нам были некоторые требования, благодаря нашим выдающимся результатам мы могли делать практически все, что захотим. Посмотрите: образовательные системы одержимы тем, что у них имеется на входе. Что дает университету высокое место в мировых рэнкингах? То, насколько университет хорош в преподавании и дисциплине: сколько там профессоров…

Сколько публикаций он производит, какие у него здания и так далее. Сотни критериев. И мы одержимы исходными параметрами, тем, что входит в эту систему, а не тем, что из нее выходит. Люди думают, что студенты покупают некий контент. Нет, они покупают то, что получат уже по окончании университета. Ведь у студентов есть мечты.
Добавил suare suare 8 Декабря 2013
Комментарии участников:
suare
+1
suare, 8 Декабря 2013 , url
«Проблема с инновациями в том, что россияне довели рационализм до предела»
Создатель инновационной школы Hyper Island Дэвид Эриксон о том, как будет выглядеть образование XXI века
– Вы открылись в Англии.

– Да, потому что все говорили, что в Британии из этого никогда ничего не получится. Тогда нам сказали: ну, может, в Британии и получилось, но в Азии – ни за что! В Азии совсем другие традиции знания. Естественно, теперь мы открылись в Сингапуре. Потом нам говорили: хорошо, но это работает только в сфере цифровых технологий. У вас ничего не получится, скажем, в области архитектуры, и у вас ничего не получится в России. Мы попытались доказать [в институте «Стрелка»], что это не так. [То, что мы делаем в России] – это не Hyper Island, это во многом что-то совсем другое. Но по крайней мере я привношу сюда то же отношение, те же идеи и тот же подход к образованию.

– И в общем, это надолго?

– Прошел мой второй год на «Стрелке». В первый год у нас была студия, небольшая группа, а на следующий год мы подумали: почему бы не применить этот подход ко всей программе? Для меня это большой процесс, попытка переписать правила игры в образовании.

– Хотел бы вернуться немного назад, к Скандинавии. Поменялась ли за это время шведская школьная система? Внедрили ли там какие-нибудь идеи из вашей практики?

– Да. И не только идеи Hyper Island, было много других проектов. Шведские и финские школы в целом очень прогрессивные, очень современные. Да и вообще в следующие десять – двадцать лет скандинавские идеи сильно повлияют на мир. Что тут замечательно – это колоссальный сдвиг в представлении о том, как будут выглядеть школьные программы будущего и в чем вообще цель образования. Все знания, все данные будут доступны. Не в библиотеке, не под контролем церкви или еще кого-то. Знания будут всегда рядом. И значит, нам понадобится умение понимать данные, превращать их в информацию, а информацию – в знания. Затем эти знания нужно преобразовать в понимание, а потом вывести из него некую мудрость. И применить ее в реальном мире. Для этого потребуется совсем другой процесс и совсем другая учебная программа. Как развивать критическое мышление? Как научиться сотрудничеству?

С этой проблемой я часто встречаюсь в России. У вас в России все еще очень консервативный взгляд на знание, очень «экспертный». По-прежнему живы эти представления о безумных ученых или гениальных архитекторах.

Парадокс: жители страны, где так долго во главе угла стоял коллектив, – невероятные индивидуалисты, им так сложно сотрудничать! Россия будто сопротивляется совместному труду.

Но ведь сейчас инновации – это не плод труда безумного гения, это продукт сетевого сотрудничества множества команд по всему миру. Города строятся не гениальными архитекторами. Их строят сети, состоящие из политиков, строителей, финансистов и других. Чтобы быть успешным архитектором, чтобы менять мир, исключительно важно быть способным к сотрудничеству.

Проблема с инновациями состоит в том, что россияне в каком-то смысле довели рационализм до предела. Если вы верите только в то, что можете доказать, вы попадаете в очень опасную зону – тогда вы можете заниматься только тем, что уже было кем-то доказано. Когда Марк Цукерберг пришел к одному известному CEO и предложил тому профинансировать Facebook, тот попросил: расскажите мне, кто еще запустил такой сервис и добился успеха? Но это было невозможно, ведь такого до Цукерберга еще никто не делал. Да и то, что мы сделали в Hyper Island, никогда бы не случилось, если бы мы руководствовались таким предельно научным, рациональным подходом.

Будущее – не проекция настоящего. Будущее генерируется и создается нашими действиями. И поэтому нужно научиться принимать на себя гораздо больше риска. Ведь этот «научный» подход означает, что рисков никаких нет, это минимизация риска. И возникает иллюзия, что вы ничего не теряете, что вы действуете правильно.

Но мир сейчас меняется так быстро, что вы терпите поражение как раз тогда, когда не хотите брать на себя риск. Если вы цепляетесь за то, что было успешно в прошлом, вы, как никогда, близки к провалу. Этот рациональный подход – самоубийство. Он делает систему неустойчивой, не дает ей развиваться и создавать новое.
источник: slon.ru
suare
0
suare, 8 Декабря 2013 , url
источник: cp12.nevsepic.com.ua
источник: s-cool.ru
источник: geocaching.su
Den_D
+1
Den_D, 8 Декабря 2013 , url
я читал читал эту простыню, так и не понял о чем это вообще?


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать