Гленн Гринвальд: Почему важна неприкосновенность частной жизни

отметили
7
человек
в архиве
Гленн Гринвальд: Почему важна неприкосновенность частной жизни
Существует целый жанр видео на YouTube, посвящённый тому опыту, который, я уверен, переживал каждый из нас. Видео показывает человека, который, думая, что находится один, вовлечён в какое-либо экспрессивное действие — безумное пение, откровенные танцы, лёгкие сексуальные действия, а в итоге обнаруживает, что находится не один, что есть другой человек, который спрятался и наблюдает. Обнаруживая это, человек в ужасе немедленно прекращает то, что делал. Чувство стыда и унижения на их лицах очевидно. Это чувство можно описать так: «Это то, что я готов сделать, только если никто не смотрит»
Это суть работы, которой я уделял особое внимание последние 16 месяцев, вопросу, почему важна неприкосновенность частной жизни. Этот вопрос возник в контексте глобальной дискуссии, порождённой раскрытием Эдвардом Сноуденом тайн о том, что США и их партнёры незаметно для всего мира превратили Интернет, когда-то провозглашённый беспрецедентным инструментом либерализации и демократизации, в беспрецедентную зону массового, поголовного наблюдения.
Существует очень распространённое мнение, возникающее в этой дискуссии, даже среди людей, которым неприятно массовое наблюдение, которое гласит, что нет никакого реального вреда, исходящего от этого масштабного вторжения, потому что только у людей, совершающих дурные поступки, могут быть причины скрывать и беспокоиться о своей частной жизни. Такое мировоззрение всецело основывается на предположении, что в мире есть два типа людей: хорошие и плохие. Плохие люди — это те, кто замышляет террористические акты или участвует в насильственных преступлениях, и поэтому у них есть причины скрывать то, что они делают, есть причины беспокоиться о своей частной жизни. В отличие от них, хорошие люди — это те, кто ходит на работу, приходят домой, растят детей, смотрят телевизор. Они пользуются Интернетом не для планирования взрывов, а для чтения новостей, или обмена рецептами, или для планирования проведения соревнований для своих детей. Эти люди не делают ничего плохого, и поэтому им нечего скрывать, у них нет причин опасаться наблюдения за ними государства.
Люди, которые обычно так говорят, вовлечены в экстремальный акт умаления собственного достоинства. В действительности они говорят: «Я согласился сделать себя настолько безобидным, безвредным и неинтересным человеком, что на самом деле не боюсь того, что правительство будет знать, что я делаю». Такой образ мыслей, как мне кажется, нашёл свою точнейшую формулировку в интервью 2009 года с давним генеральным директором Google, Эриком Шмидтом, который, когда его спросили о различных возможностях его компании вызывать вторжение в частную жизнь сотен миллионов людей по всему миру, сказал следующее: «Если вы делаете что-то и не хотите, чтобы другие знали об этом, может быть, вам изначально не стоит этого делать».
Добавил mmarik mmarik 19 Января 2015
проблема (2)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать