В Дании разрешили изымать у беженцев ценности как плату за проживание

отметили
56
человек
в архиве
В Дании разрешили изымать у беженцев ценности как плату за проживание
Датский парламент начал обсуждение законопроекта, заключающегося в том, чтобы изымать собственность мигрантов в качестве платы за проживание на территории Дании, сообщают BBC News.
Датские власти полагают, что такая политика поставит мигрантов на один социальный уровень с безработными датчанами, у которых на данный момент меньше привилегий, чем у мигрантов.

Это предложение направлено на то, чтобы уменьшить приток мигрантов, отбив у них желание приезжать в Данию.

Дания в 2016 году ожидает 20 тысяч беженцев, в прошлом году их было 15 тысяч, сообщило министерство интеграции.

Парламент Дании во вторник, 26 января, принял закон, который позволит конфисковать ценные вещи, в том числе имущество и деньги, у беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки, сообщает Reuters. Таким образом власти страны намерены покрыть расходы на проживание мигрантов.

Закон был принят большинством голосов, несмотря на жесткую критику в национальных и иностранных СМИ.

Теперь беженцы обязаны сдавать ценности, стоимость которых превышает 10 тысяч датских крон (1340 евро). При этом памятные или фамильные вещи власти забирать не будут. К таковым относятся обручальные кольца, семейные портреты и награды. Однако наручные часы, мобильные телефоны и личные компьютеры могут быть приняты в качестве оплаты за пребывание в центрах для беженцев.

Впервые предложение изымать у беженцев деньги и ценные вещи для оплаты их пребывания в стране прозвучало 12 января.

Международная организация по миграции (МОМ) в конце декабря 2015-го опубликовала данные, согласно которым за прошлый год в Европу прибыло более одного миллиона мигрантов. Более 800 тысяч человек прибыло через Грецию и Турцию — среди них 455 тысяч сирийцев и 186 тысяч афганцев. В результате происшествий на море погибли почти 3,7 тысячи мигрантов. По сравнению с предыдущим годом, число вынужденных переселенцев выросло в четыре раза.

В основном в Европу стремятся попасть беженцы из охваченных вооруженными конфликтами стран — Сирии, Ирака, Ливии, Афганистана.

Ряд стран ЕС, ранее принимавших мигрантов, заявили об исчерпании лимита: в частности, шведские власти сообщили, что страна не сможет разместить еще больше беженцев, и посоветовали им оставаться в Германии, которая приняла больше всего мигрантов. 14 декабря появились сообщения, что Берлин решил принять меры для уменьшения потока беженцев.
Добавил Никандрович Никандрович 27 Января 2016
проблема (1)
Комментарии участников:
skrt
+1
skrt, 27 Января 2016 , url
В Дании разрешили изымать у беженцев ценности как плату за проживание

Датский парламент начал обсуждение законопроекта
Никандрович
+6
Никандрович, 27 Января 2016 , url
Парламент Дании во вторник, 26 января, принял закон, который позволит конфисковать ценные вещи, в том числе имущество и деньги, у беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки, сообщает Reuters. Таким образом власти страны намерены покрыть расходы на проживание мигрантов.
skrt
+5
skrt, 27 Января 2016 , url
Замечательная демократия. На очереди другие страны Европы: Норвегия, Швеция…
Medium@
+3
Medium@, 27 Января 2016 , url
Гуманизм прёт из всех щелей))
skrt
+2
skrt, 27 Января 2016 , url
Осталось принять закон об обязательной отработке за пребывание в центрах беженцев на рудниках, из расчёта 1 день отработки=1 евро…
KaperDonjon
0
KaperDonjon, 27 Января 2016 , url
Это как санкционку раздавать «старикам и детям», сегодня есть, завтра нет.
Несильно покроют они расходы таким образом.
corsario
0
corsario, 27 Января 2016 , url
Rezinov2
+1
Rezinov2, 27 Января 2016 , url
Ну в итоге самых нищих к ним направят :)
owari
+1
owari, 27 Января 2016 , url
Если ворованные ценности в Дании отдаются в качестве платы на проживание, то получается замкнутый круг)
Nezloi
0
Nezloi, 27 Января 2016 , url
Интересно, золотые зубы вырывать будут?
foruser
0
foruser, 27 Января 2016 , url
… поставит мигрантов на один социальный уровень с безработными датчанами, у которых на данный момент меньше привилегий, чем у мигрантов.
ну так не надо было давать привелегии мигрантам, а не «давать и потом с этим бороться»

второе. 1340 — довольно серьезная сумма для мигрантов, кмк. да даже для меня работающего на неплохой работе, это чуть меньше моей зарплаты.

далее, это подтолкнет мигрантов на преступления против местного населенияю. даже если мигрантов это никак и не коснется, им это будет «поводом». иди потом разберись.

и последнее, как они будут контролировать фамильность ценностей, или к примеру исполнять «изъятие» ценностей, если они (европейские государства) сейчас беженцев на одном месте удержать (да и сдержать) и то не могут!

так что, кругом бегом, мигрантам ничего не грозит. это профанация, а не закон.
breduin
0
breduin, 27 Января 2016 , url
Подгоняемый страхом и ожиданием гремящего винтовочного выстрела, Бендер добежал до середины реки и остановился. Давило золото — блюдо, крест, браслеты. Спина чесалась под развешанными на ней часами. Полы балахона намокли и весили несколько пудов. Остап со стоном сорвал балахон, бросил его на лед и устремился дальше. Теперь обнаружилась шуба, великая, почти необыкновенная шуба, едва ли не самое ценное в туалете Остапа. Он строил ее четыре месяца, строил, как дом, изготовлял чертежи, свозил материалы. Шуба была двойная — подбита уникальными чернобурыми лисами, а крыта неподдельным котиком. Воротник был шит из соболей. Удивительная это была шуба! Супершуба с шиншилловыми карманами, которые были набиты медалями за спасение утопающих, нательными крестиками и золотыми мостами, последним достижением зубоврачебной техники. На голове великого комбинатора возвышалась шапка. Не шапка, а бобровая тиара.

Весь этот чудесный груз должен был обеспечить командору легкую, безалаберную жизнь на берегу теплого океана, в воображаемом городе детства, среди балконных пальм и фикусов Рио-де-Жанейро.

В три часа ночи строптивый потомок янычаров ступил на чужой заграничный берег. Тут тоже было тихо, темно, здесь тоже была весна, и с веток рвались капли. Великий комбинатор рассмеялся.

— Теперь несколько формальностей с отзывчивыми румынскими боярами — и путь свободен. Я думаю, что две-три медали за спасение утопающих скрасят их серую пограничную жизнь.

Он обернулся к советской стороне и, протянув в тающую мглу толстую котиковую руку, промолвил:

— Все надо делать по форме. Форма номер пятьпрощание с родиной. Ну что ж, адье, великая страна. Я не люблю быть первым учеником и получать отметки за внимание, прилежание и поведение. Я частное лицо и не обязан интересоваться силосными ямами, траншеями и башнями. Меня как-то мало интересует проблема социалистической переделки человека в ангела и вкладчика сберкассы. Наоборот. Интересуют меня наболевшие вопросы бережного отношения к личности одиноких миллионеров…

Тут прощание с отечеством по форме номер пять было прервано появлением нескольких вооруженных фигур, в которых Бендер признал румынских пограничников. Великий комбинатор с достоинством поклонился и внятно произнес специально заученную фразу:

— Траяску Романиа Маре!

Он ласково заглянул в лица пограничников, едва видные в полутьме. Ему показалось, что пограничники улыбаются.

— Да здравствует великая Румыния! — повторил Остап по-русски. — Я старый профессор, бежавший из московской Чека! Ей-богу, еле вырвался! Приветствую в вашем лице…

Один из пограничников приблизился к Остапу вплотную и молча снял с него меховую тиару. Остап потянулся за своим головным убором, но пограничник так же молча отпихнул его руку назад.

— Но! — сказал командор добродушно. — Но, но! Без рук! Я на вас буду жаловаться в Сфатул-Церий, в Большой Хурулдан!

В это время другой пограничник проворно, с ловкостью опытного любовника, стал расстегивать на Остапе его великую, почти невероятную сверхшубу. Командор рванулся. При этом движении откуда-то из кармана вылетел и покатился по земле большой дамский браслет.

— Бранзулетка! — взвизгнул погран-офицер в коротком пальто с собачьим воротником и большими металлическими пуговицами на выпуклом заду.

— Бранзулетка! — закричали остальные, бросаясь на Остапа.

Запутавшись в шубе, великий командор упал и тут же почувствовал, что у него из штанов вытаскивают драгоценное блюдо. Когда он поднялся, то увидел, что офицер с бесчеловечной улыбкой взвешивает блюдо на руках. Остап вцепился в свою собственность и вырвал ее из рук офицера, после чего сейчас же получил ослепляющий удар в лицо. События развертывались с военной быстротой. Великому комбинатору мешала шуба, и он некоторое время бился с врагами на коленях, меча в них медалями за спасение утопающих. Потом он почувствовал вдруг неизъяснимое облегчение, позволившее ему нанести противнику ряд сокрушительных ударов. Оказалось, что с него успели сорвать стотысячную шубу.

— Ах, такое отношение! — пронзительно запел Остап, дико озираясь.

Был момент, когда он стоял, прислонившись к дереву, и обрушивал сверкающее блюдо на головы нападающих. Был момент, когда у него с шеи рвали орден Золотого Руна и командор по-лошадиному мотал головой. Был также момент, когда он, высоко подняв архиерейский крест с надписью «Во имя отца и святаго духа», истерически выкрикивал:

— Эксплуататоры трудового народа! Пауки! Приспешники капитала! Гады!

При этом изо рта у него бежали розовые слюни. Остап боролся за свой миллион, как гладиатор. Он сбрасывал с себя врагов и подымался с земли, глядя вперед помраченным взором.

Он опомнился на льду, с расквашенной мордой, с одним сапогом на ноге, без шубы, без портсигаров, украшенных надписями, без коллекций часов, без блюда, без валюты, без креста и брильянтов, без миллиона. На высоком берегу стоял офицер с собачьим воротником и смотрел вниз, на Остапа.


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать