Накануне Олимпийских игр ведущий следователь рассказал о тайных усилиях свести на нет расследование Russian Doping Probe En

отметили
46
человек
в архиве
Накануне Олимпийских игр ведущий следователь рассказал о тайных усилиях свести на нет расследование Russian Doping Probe
В эксклюзивном интервью бывший главный следователь Всемирного антидопингового агентства сказал, что его усилиям по расследованию организованного на уровне государства допинга в России неоднократно препятствовал президент ВАДА.

от David Epstein
ProPublica, 4 августа 2016, с 8 утра
источник: propublica.org
Cпортсменки во время финала по бегу с препятствиями на 100 м на легкоатлетическом соревновании в России в июле. Российская федерация по легкой атлетике провела это соревнование для спортсменов, которым было запрещено участвовать в Олимпийских играх в Рио после свидетельств об организованном на уровне государства допинге. (Кирилл Кудрявцев/AFP/Getty Images)

Эта история была опубликована вместе с Би-Би-Си.

В своей гневной публичной критике накануне Олимпийских игр бывший главный следователь Всемирного антидопингового агентства утверждает, что его усилиям по расследованию российского допинга неоднократно препятствовал президент ВАДА, который предпочитал решить эту проблему тайно с российскими чиновниками.

Джек Робертсон, который покинул агентство в январе, сказал, что он был вынужден дать утечку информации средствам массовой информации, чтобы надавить на президента ВАДА сэра Крейга Риди, чтобы она начал действовать, но даже тогда, говорит он, агентство «сидело» на достоверных сообщениях, которые утверждали, что российский допинг выходил далеко за рамки легкой атлетики.

Робертсон говорит, что в конечном итоге препятствия расследованию позволили президенту Международного олимпийского комитета — которого, по сообщениям, поддерживал Владимир Путин — заявить, что у комитета нет достаточно времени, чтобы определить, следует ли ему запретить участие всех российских команд. В результате у России все еще может оказаться самая большая делегация в Рио.

В обширной сессии «Вопрос-ответ» Робертсон, впервые подробно говоривший публично, приберег самую резкую критику для Риди, бывшего высококлассного игрока в бадминтон и председателя Британского олимпийского комитета. Риди также играет потенциально несовместимую роль вице-президента МОК. (ВАДА получает большую часть своего финансирования от МОК). Разоблачения в отношении систематического российского допинга являются огромным конфузом для МОК, а также дипломатической проблемой, так как президент МОК и Путин, согласно «Гардиан», являются «неприятной олимпийской звездной парой».

источник: propublica.org
Джек Робертсон держит надпись, подтверждающую его личность, перед беседой на Reddit, на заднем фоне видна майка Армстронга. (Фото предоставлено Джеком Робертсоном)

Беспрецедентный запрет российской сборной по легкой атлетике участвовать в Олимпийских играх и обвинения в том, что допинг распространен во всем российском спорте, доминировали в новостных сообщениях, но Робертсон рассказал и о больших разногласиях внутри агентств, которым поручено защищать чистый спорт. Как человек, который руководил расследованием ВАДА в отношении организованного государством допинга, он предлагает уникальный взгляд на эту развивающуюся историю и описывает ВАДА и МОК как неоднократно уступающие политическим соображениям и парализованные нежеланием нападать на влиятельную страну.

Некоторые утверждения Робертсона напрямую противоречат заявлению, сделанному ВАДА в понедельник, после запроса ProPublica дать на них ответ.

Решение высказаться является особенно трудным для Робертсона. С 1991 по 2011 год Робертсон являлся агентом Управления по борьбе с наркотиками, который руководил главным образом расследованиями в отношении мексиканских наркокартелей. В последние несколько лет его карьеры в УБН Робертсон возглавлял три крупнейших операций управления по стероидам: TKO, Gear Grinder и Raw Deal. Вышедшие на пенсию агенты однажды выбрали его «агентом года» из 5000 человек, и когда он ушел из УБН, он стал первым главным следователем ВАДА. Там он помог Американскому антидопинговому агентству USADA разоблачить применение допинга Лэнсом Армстронгом. Одна из желтых маек Армстронга украшала стену его офиса в ВАДА. Армстронг (не понимая, для кого делалась надпись) написал на ней: «Джек, поймай меня, если сможешь. Удачи».

В то время как он расследовал российский допинг, Робертсон сражался с остаточными проявлениями рака гортани. Его голос сильно поврежден, и ему трудно долго говорить. Сокращенная беседа ниже длилась несколько часов в течение двух дней. «Действия, предпринятые МОК, навсегда установили планку того, как будут обращаться с самым возмутительным допингом, его сокрытием и коррупцией, какие только возможны, в будущем», — сказал мне Робертсон. «Те, кто участвует в управлении спортом, являются бывшими спортсменами, и я считал, что у них есть честь и верность принципам. Но руководящие люди по сути насилуют свой спорт и систему ради собственной выгоды. Спорт серьезно болен».

МОК проголосовал против полного запрета

Вместо того, чтобы ввести полный запрет, МОК позволил международным федерациям по каждому виду спорта, от гимнастики до гребли, решать, позволить ли российским спортсменам участвовать. Пока что более 250 российских спортсменов получили одобрение на участие в Играх в Рио. МОК и президент ВАДА Риди заявляют, что в Рио будет участвовать множество «чистых» российских спортсменов. Робертсон называет это «фарсом» и говорит, что ВАДА намеренно «сидело» на свидетельствах о российском допинге.

источник: propublica.org
Крейг Риди на пресс-брифинге во время 129-го заседания Международного олимпийского комитета в Рио 2 августа. (Фабрис Коффрини/AFP/Getty Images)

Вопрос: С запретом на участие российских легкоатлетов считаете ли Вы, что многие другие российские спортсмены являются «чистыми»?

Ответ: То, что Крейг Риди говорит, что он предполагает, что большой процент российских спортсменов, которые будут в Рио, является «чистым», то это он порет чушь. Вся эта уловка с «чистыми российскими спортсменами» является фарсом. Расследование показало, что чтобы попасть в сборную, по крайней мере в легкой атлетике (примечание редактора: за пределами США это называется атлетикой), нужно было принимать допинг. Они вообще-то предпочитали «чистых» спортсменов, которые никогда раньше не принимали допинг, так что они знали, что как только они возьмут такого спортсмена с задатками и посадят его на допинговый режим, то они из отличного спортсмена получат сверхчеловека. Мы не проверяли все виды спорта, но свидетельства, которые у нас были, заключаются в том, что это был обычный метод для всего российского спорта.

«Мы не проверяли все виды спорта, но свидетельства, которые у нас были, заключаются в том, что это был обычный метод для всего российского спорта.»

Вопрос: Очевидно, что Вы и сэр Крейг Риди имеете совершенно разные мнения. Насколько он был вовлечен в детали расследования?

Ответ: Я возглавлял расследование, и Крейг Риди ни разу не говорил со мной об этом расследовании. Ни разу. Даже для того, чтобы быть проинформированным. Это безумие. Это самое важное расследование в истории ВАДА, в олимпийской истории. Даже после первой пресс-конференции независимой комиссии, когда [председатель комитета ВАДА по легкой атлетике] попросил его расследовать все виды спорта, он не связался со мной для получения дополнительной информации или свидетельств.
(Примечание редактора: ВАДА отреагировало: «Учитывая то, что комиссия, которую возглавлял Дик Паунд, была независимой, то это крайне правильно, что Джек не обсуждал расследование с президентом ВАДА».)

Вопрос: А что если бы кто-нибудь сказал, что хорошо, вот МОК передал это в ведение отдельных спортивных федераций, так что каждая федерация могла бы сама запретить участие России?

Ответ: МОК знает, что у федераций попросту нет времени, чтобы принять решение. Но также это не является их работой. МОК не должен был перекладывать свою ответственность. Это касалось правительства, Министерства спорта, ФСБ [российская госбезопасность], лаборатории, РУСАДА [Российское антидопинговое агентство], тренеров, спортсменов, глав национальных федераций, и чтобы получить улики, чтобы это доказать… когда я начал, я не думал, что будет какой-то шанс, что мы сможем доказать эти вещи, но слава богу все встало на свои места. И тогда это было передано своекорыстным людям, которые скомпрометированы. Антидопинговые правила теперь являются всего лишь рекомендациями, которым следуют или не следуют.

Вопрос: Что Вы думаете о позиции МОК, что спортсмены, которые находились не в России, могут участвовать?

Ответ: Точка зрения [президента МОК Томаса] Баха заключается в том, что если спортсмен находился за предеами России, то тогда они являются «чистыми», потому что их проверяют. Нет, нет, нет, нет. Они обычно ездят в отдаленные тренировочные лагеря за пределами России, как Лэнс Армстронг. И они фальсифицировали записи в онлайн-системе учета о том, где они будут находиться. То есть они в отдаленном месте, солгав о том, где они находятся, принимают вещества, которые не задерживаются надолго в их организме, и в худшем случае, даже если кто-то попытается их проверить и они проколятся, то это должно произойти три раза [в течение 12 месяцев, чтобы были применены санкции].

Вопрос: И они могли бы обойти большинство тестов, да?

Ответ: Россия поняла, как обходить допинг-тесты, но они не смогли догадаться, как обойти биологический паспорт. [Это система, которая может обнаружить допинг посредством многочисленных тестов в течение долгого времени, не обнаруживая сам препарат.] Это стало ясно, когда мы услышали записанные разговоры глав Всероссийской федерации легкой атлетики. Они говорили, что не знают пока, что делать с паспортом. Но они нашли другие способы, как его обойти, используя московскую антидопинговую лабораторию, но также Российское антидопинговое агентство. РУСАДА буквально составляло расписание тестирования спортсменов в зависимости от их периодов приема допинга. Спортсмены и тренеры звонили в РУСАДА, чтобы запланировать тестирование, как если бы они договаривались о приеме у дантиста.
Вопрос: И когда Вы записали разговоры, там были признания?

Ответ: Я сам беседовал с российскими спортсменами, как и другие следователи, и они на записях, сделанных разоблачительницей и также спортсменкой Юлией Степановой, признавались и говорили о том факте, что они принимали допинг, что они использовали, и когда, все детали. И они все равно отрицали. И почему бы им говорить правду? Армстронг никогда этого не делал. Мэрион Джонс тоже никогда не говорила правду.

Вопрос: Но я не помню, чтобы Армстронга или Джонс записывали на пленку. Эти спортсмены знали, что их записывают?

Ответ: Я читал их, расшифровки того, что они сказали, и они не отрицали, что это были их голоса… только — «Нет, не принимал допинг».

«Я читал их, расшифровки того, что они сказали, и они не отрицали, что это были их голоса… только — »Нет, не принимал допинг"."

Вопрос: Это говорит Вам о чем-то особенном, кроме того, что спортсмены не любят признаваться?

Ответ: Это просто дальнейшее свидетельство того, что этот допинг был организован государством, потому что спортсменов натаскали ничего не говорить. ФСБ [российская госбезопасность] была вовлечена, и это не было каким-то особым секретом, и для любого спортсмена было страшно выступить с критикой… Но есть также много вознаграждений, и если они заговорят, то потеряют их. Юлия получала зарплату как сотрудник полиции, хотя она никогда не являлась полицейским, но как только она заговорила, они отобрали это у нее.

Вопрос: Я знаю, что Юлия вообще-то даже не знала, как правильно вкалывать тестостерон, который ей давали, и делала это подкожно вместо того, чтобы вводить его в мышцу. Кажется, что хотя эта деятельность была организована, но некоторые спортсмены не очень разбирались в допинге.

Ответ: Спортсмены иногда занимались допингом, не зная на самом деле, что именно они принимали. Они знали, что это допинг, но собственно о препаратах они не знали. Некоторые их тренеры были лучше, чем другие, но тренеры не врачи, а врачам было все равно, как это влияло на спортсменов. Их работа заключалась в том, чтобы выпускать людей, которые завоевывали медали. Здоровье спортсменов было не то что второстепенным, оно не имело значения.

ВАДА откладывает расследование

Решение МОК позволить России участвовать в Олимпийских играх было принято очень поздно во время подготовки к играм в Рио, частично потому, что окончательный независимый доклад о расследовании — доклад Макларена — был обнародован только 18 июля. Доклад Макларена подтвердил обвинения, сделанные в СМИ Григорием Родченковым, бывшим главой российской антидопинговой лаборатории, что российское правительство было вовлечено в манипуляции с пробами спортсменов. Робертсон говорит, что руководство ВАДА знало об этих обвинениях намного раньше, и что его запросы о необходимых ресурсах для расследования отвергались, пока эти обвинения не попали в прессу. (ВАДА выпустило пресс-релиз в понедельник, оспаривающий формулировку Робертсона, что агентство «сидело» на обвинениях.)

Вопрос: Бах, решивший не запрещать Россию, сказал, что решение было связано с «вершением справедливости в отношении „чистых“ спортсменов во всем мире». Для того, чтобы это сделать, сказал он, каждого спортсмена придется оценить индивидуально. У МОК не было времени на это, и он всего за несколько дней до начала Олимпийских игр передал этот вопрос отдельным спортивным федерациям, у которых тоже нет времени. Как все дошло до такой уловки?

Ответ: ВАДА предоставило эту отговорку Международному олимпийскому комитету, не давая хода обвинениям почти год. Мы знали с августа прошлого года, а ВАДА ждало до мая, чтобы назначить независимую комиссию по расследованию всего российского спорта и лаборатории. В ноябре, после первой пресс-конференции в отношении расследования, [олимпийская чемпионка по беговым лыжам и председатель комитета спортсменов ВАДА] Бекки Скотт потребовала, чтобы ВАДА расследовало и другие виды спорта, а не только легкую атлетику. Риди сказал, что он рассмотрит это, и он ее отфутболил. ВАДА ждало до последнего момента, и то, только когда это было предано гласности программой «60 минут» и «Нью-Йорк Таймс», чтобы МОК смог сказать, что времени не осталось.

(Примечание редактора: Бекки Скотт подтвердила ProPublica рассказ Робертсона о ее действиях и сказала, что после первой пресс-конференции по поводу расследования было ясно, что масштаб допинга «выходил далеко за пределы» легкой атлетики.)

Вопрос: Я попросил ВАДА отреагировать на Ваше заявление, что агентство выжидало. Риди ответил по электронной почте: «Только после того, как программа канала CBS „60 минут“ и „Нью-Йорк Таймс“ обнародовали 8 и 12 мая 2016 года, соответственно, утверждения бывшего директора московской и сочинской лаборатории д-ра Григория Родченкова, у ВАДА появились конкретные улики, говорившие об участии российского государства, которое можно было расследовать, начав расследование Макларена, что мы сделали незамедлительно». Звучит резонно.

Ответ: Как работают расследования — вы получаете утверждения и затем вы расследуете и ищете улики. Вы не ждете, что улики появятся сами волшебным образом или в СМИ. Но по правде говоря, у нас были свидетельства, потому что Родченков признался директору по исследованиям ВАДА в подмене проб в московской лаборатории, чтобы скрыть положительные результаты тестов их спортсменов. Тот быстро сообщил об этом мне, и я сказал ему записать эти признания в виде письменного заявления с целью создания первой независимой комиссии. Так что независимая комиссия знала об этом во время расследования.

(Примечание редактора: председатель комиссии Ричард У. Паунд сказал, что «комиссия не обнаружила конкретных свидетельств о том, что российское государство манипулировало процессом контроля за допингом».)

… председатель комиссии Ричард У. Паунд сказал, что «комиссия не обнаружила конкретных свидетельств о том, что российское государство манипулировало процессом контроля за допингом»

Вопрос: Вы можете подробно остановиться на том, что Вы называете «сидением» ВАДА на обвинениях? Вы были следователем, кого Вы тогда имеете ввиду?

Ответ: Крейга Риди, на него приходилось буквально давить для начала каждого расследования. Даже первое расследование, он колебался несмотря на обвинения, и тогда документальный фильм [немецкого телеканала] ARD вынудил его это сделать. И тогда Риди послал российскому министерству сообщение, фактически извиняясь за то, что к ним привязались. Он отправил электронное сообщение российскому министру спорта, написав, что у ВАДА нет намерения навредить их дружбе. А затем позднее он написал записку Сергею Бубке [золотому медалисту, выступавшему за Советский Союз и Украину, который является сейчас вице-президентом ИААФ, руководящей легкой атлетикой], чтобы предупредить его о выходе еще одного документального фильма о допинге, и в ней было написано «Надеюсь, больше вреда не будет». Мне это показало его образ мышления, что он больше привержен сохранению репутации его друзей, чем раскрытию правды.

Вопрос: Пытались ли Вы добиться продвижения расследования изнутри, прежде чем это попало в СМИ?

Ответ: Я расследовал это три года, и обращался к руководству ВАДА несколько раз и говорил «Это не может быть просто Джек против России. Мне нужны людские ресурсы». В Управлении по борьбе с наркотиками у меня были полномочия вызывать в суд, а в ВАДА я не мог принудить людей говорить. Но у них всегда были отговорки — «Ах, у нас сейчас 0% увеличения бюджета, так что у нас нет денег». А затем, когда деньги появлялись, ВАДА расширяло все другие секции, но не расследования. Я работал по 11 часов в день, иногда по 18 часов. Как только это попало в прессу, тогда я получил некоторые ресурсы, чтобы провести расследование.

Вопрос: Вы также сказали, что Вы хотите что-то рассказать о том, почему расследования являлись независимыми комиссиями, которые возглавляли люди не из ВАДА. Что вы хотите добавить к этому?

Ответ: Никто этого не знает, почему была создана независимая комиссия, когда ВАДА могло провести расследование своими силами. И я в любом случае возглавлял расследование, так зачем тогда еще независимая комиссия? Мне сказал [бывший генеральный директор ВАДА] Дэвид Хоуман, что были опасения, что Крейг Риди каким-то образом поставит расследование под удар. Может быть, есть другие причины, но это то, что мне сказали. Мы по сути не могли ему доверять, что он не расскажет о нашем расследовании России.

Утечки в прессу

Робертсон говорит, что президент ВАДА Риди надеялся, что истории в СМИ прекратятся. В 2014 году Робертсон попросил одного из своих начальников разрешить ему поделиться информацией с немецким журналистом, занимающимся расследованиями, Хайо Зеппельтом, в надежде на то, что в результате его освещения ВАДА будет вынуждено провести официальное расследование. Когда стало казаться, что это не сработает, Робертсону предложили поделиться информацией с американским антидопинговым агентством о противодействии Риди началу расследования.

Вопрос: То есть Вы говорите, что Вы бы не обратились в СМИ, если бы был другой способ. Было ли это прозрачным?

Ответ: Я получил разрешение Дэвида Хоумана, но я его смягчил. Я сказал «Хайо проявил замечательную способность работать в России, мне нужна его помощь, чтобы продвинуть расследование». Про себя я знал, что это приведет его к настолько сенсационной истории, что у ВАДА не останется выбора, кроме как пообещать выделить ресурсы. Я предоставил Хайо дополнительную информацию, а он предоставил мне заслуживающую доверия информацию. Он помог создать сильную доказательную базу, я помог ему сделать сильнее его документальный фильм.
В 2014 году Робертсон попросил одного из своих начальников разрешить ему поделиться информацией с немецким журналистом, занимающимся расследованиями, Хайо Зеппельтом, в надежде на то, что в результате его освещения ВАДА будет вынуждено провести официальное расследование. Когда стало казаться, что это не сработает, Робертсону предложили поделиться информацией с американским антидопинговым агентством о противодействии Риди началу расследования.

Вопрос: Значит, когда вышел документальный фильм ARD, тогда расследование пошло быстрыми темпами?

Ответ: Ну нет. После документального фильма я ожидал, что Крейг Риди будет в ярости из-за того, что было показано. А мне сказали, что он хотел избежать расследования и пытался решить это по-тихому с русскими, чтобы избавить их от дальнейшего конфуза. Риди хотел мониторить поток сообщений в СМИ, чтобы увидеть, получают ли развитие обвинения Хайо или же они затухают, так что нам, возможно, не придется проводить расследование. И Дэвид Хоуман тогда забеспокоился, что не будет вообще никакого расследования, и предложил, чтобы я незаметно предоставил информацию напрямую Трэвису Тайгерту о том, что происходит, чтобы он мог предпринять шаги и повлиять на Крейга Риди, чтобы тот поступил правильно. Я поговорил с Трэвисом и попросил его написать письмо и убедить других важных людей в антидопинговом сообществе послать письма.

(Примечание редактора: после выхода документального фильма Тайгерт написал ВАДА письмо, в котором говорилось: «То, что ВАДА сидит в роли наблюдателя в условиях таких обвинений, идет вразрез с мандатом ВАДА от спорта, правительств и „чистых“ спортсменов». ProPublica подтвердило рассказ Робертсона с помощью других источников. В ответ Робертсону ВАДА заявило, что оно всегда мониторит реакцию СМИ и что оно начало расследование стоимостью 1,4 миллиона долларов через семь рабочих дней после документального фильма.)

"… мне сказали, что он хотел избежать расследования и пытался решить это по-тихому с русскими, чтобы избавить их от дальнейшего конфуза. Риди хотел мониторить поток сообщений в СМИ, чтобы увидеть, получают ли развитие обвинения Хайо или же они затухают..."

Потрясение, что России предоставлена лазейка

В ноябре 2015 года полученные данные о систематическом допинге в российской легкой атлетике были представлены председателем расследования Паундом на пресс-конференции. Робертсон, который возглавлял расследование, открыто критикует Паунда, который, как он считает, предоставил России лазейку.

источник: propublica.org
Член МОК и председатель независимой комиссии Дик Паунд объявляет результаты расследования на пресс-конференции в Германии в январе. (Лукас Барт/AFP/Getty Images)

Вопрос: Когда данные расследования были впервые представлены, то, как мне кажется, они показали более сложную схему, чем мы все ожидали. Вам не показалось в то время, что это завершится иначе, чем оно завершилось?

Ответ: Мы пахали и смогли предоставить Дику Паунду свидетельства, чтобы показать, что происходил организованный государством допинг. У нас было реальное волнение перед пресс-конференцией в Европе, потому что вот-вот должны были быть представлены свидетельства. И вот на пресс-конференции он говорит правильные вещи, что это культура допинга, а затем он говорит, что считает, что России нужно предпринять необходимые шаги, чтобы соответствовать правилам, чтобы они попали в Рио. Я смотрел это на экране в зале совещаний ВАДА в Монреале с моими сотрудниками и меня это удивило, и я позднее узнал, что это также удивило еще одного члена комиссии. Мы понятия не имели, что Дик по сути предложит им возможность избежать наказания. То есть мы позволяем им избежать последствий самого большого скандала с допингом в истории ВАДА? Когда я услышал, как он это говорил, у меня отпала челюсть. Мне было тошно. Я встал и вышел. Я считал, что мы подвели разоблачителей и «чистых» спортсменов, поэтому мне было стыдно.

(Примечание редактора: Связавшись с Паундом в Рио, который является теперь членом МОК, представляющим Канаду, тот сказал ProPublica, что решение дать российской легкой атлетике шанс попасть в Рио было принято после встречи с российским министром спорта Виталием Мутко. Паунд сказал, что Мутко выразил раздражение, но согласился произвести необходимые изменения. Паунд сказал, что он надеется, что у России будет стимул привести все в порядок как можно быстрее.)

Наказание разоблачительницы

Когда МОК решил позволить России участвовать в Олимпийских играх, он сделал это с оговоркой: ни один российский спортсмен, ранее подвергавшийся дисквалификации за допинг, не сможет участвовать в состязаниях. Это решение явно противоречит предыдущему решению Спортивного арбитражного суда. Два человека, знакомых с процессом принятия решений, сказали ProPublica, что они считают, что это решение было придумано для того, чтобы позволить России участвовать в играх, но не позволить участвовать российской разоблачительнице Юлии Степановой, которая ранее отбыла двухлетнюю дисквалификацию за положительный тест по биологическому паспорту.

источник: propublica.org
Юлия Степанова, здесь — на Европейском чемпионате в июне, стала главной разоблачительницей допинга в российской легкой атлетике. (Майкл Курен/Reuters)

Вопрос: Другой аспект, который иногда отодвигался на задний план, связан с разоблачителями. Правила ВАДА были пересмотрены специально для того, чтобы поддержать разоблачителей, и ВАДА заявляло, что оно разочаровано тем, что МОК решил не пускать Юлию на игры. Что Вы думаете об этом?

Ответ: ВАДА выступило в поддержку разоблачителей только из-за статьи [известного ирландского журналиста] Дэвида Уолша [«Муж и жена, низвергнувшие Россию»], основанной на его интервью с Юлией и Виталием. Вот так это работает — это должно попасть в СМИ. В декабре, до этой статьи, я обратился к генеральному директору ВАДА Оливье Ниггли и сказал, что Крейга Риди дубасят в прессе и он мог бы помочь своему имиджу, если бы выступил и поддержал участие Юлии в соревнованиях в качестве нейтральной спортсменки под Олимпийским флагом. Ниггли сказал, что мне нужно вернуться в реальность, что этого не будет. А затем Дэвид Уолш раскритиковал ВАДА за то, что они не поддерживают их (Степановых — прим. перев.), и только тогда ВАДА решило выступить и заявить, что мы их все время поддерживали. Это была полная ахинея.

(Примечание редактора: В ответ на это ВАДА оспорило утверждение Робертсона и сказало, что Риди написал главе Международной ассоциации легкоатлетических федераций, которая управляет легкой атлетикой, в поддержку Степановой в январе 2016 года, до статьи Уолша. Однако статья, на которую ссылается Робертсон (выше), вышла в ноябре 2015 года. Уолш написал другую статью — «Как ВАДА предала разоблачителей, на которых агентство полагалось» — в июне этого года.)

Вопрос: Я поговорил с людьми в МОК и ВАДА, и часть из них считают, что это решение было принято конкретно для того, чтобы Юлия не участвовала. Независимо от того, какое побуждение стояло за этим решением, что, если некоторые спортсмены скажут — и хорошо, она не должна быть в Рио, хотя она и разоблачила это и отбыла свою дисквалификацию полностью?

Ответ: МОК поставил под сомнение ее мотивацию для разоблачений. Дэвид, всю свою карьеру я руководил осведомителями и разоблачителями, и каждый раз мне приходилось определять их мотивацию для сотрудничества. Некоторые делали это из-за мести, некоторые ради денег, некоторые — ради более легкого наказания, некоторые — чтобы искупить грехи. За 30 лет моих расследований я никогда не встречал двух людей, у которых были бы более чистые помыслы, чем у Юлии и Виталия. Юлия даже не добивалась сокращения ее дисквалификации. Она имела право на это, но она приняла полную дисквалификацию и ни разу не потребовала от меня, чтобы дисквалификация была сокращена. Им пришлось все бросить, не только карьеры, но их дом, чтобы спрятаться в США. Их единственным мотивом является позволить будущим российским спортсменам соревноваться без допинга, если они этого не хотят. В России их назвали «предателями». Единственное, о чем она просила в обмен, это получить возможность участвовать в соревнованиях как «чистая» спортсменка на Олимпийских играх. Если бы она ничего не рассказала, у нее бы был дом и зарплата, и она бы находилась сейчас в Рио.

"… всю свою карьеру я руководил осведомителями и разоблачителями, и каждый раз мне приходилось определять их мотивацию для сотрудничества. Некоторые делали это из-за мести, некоторые ради денег, некоторые — ради более легкого наказания, некоторые — чтобы искупить грехи. За 30 лет моих расследований я никогда не встречал двух людей, у которых были бы более чистые помыслы, чем у Юлии и Виталия"

Новая деградация спорта

В дополнение к истории расследования Робертсон хотел обсудить то, почему он так близко к сердцу принимает недавнюю цепь событий, и почему для него это является крайней деградацией международного спорта.

Вопрос: То есть Вы выступаете за то, чтобы просто распустить МОК и ВАДА?

Ответ: Миру нужны ВАДА, МОК и ИААФ, но нам нужны люди, управляющие ими, которые бы ценили честность. Вот и все. Люди, с которыми я работал в ВАДА, были совершенно потрясающими, лучшими в своем деле. Но мне кажется, что их обманулло их руководство. Знаете, я потерял большую часть своего голоса из-за рака, так что я знаю кое-что о раке. А это — как рак, если вы не уберете его весь, то он вернется и будет еще хуже. Мы видели это в ФИФА, нужно убрать начальника, но вам также нужно избавиться и от его приспешников, тех, кто последует за ним ради своей карьеры. Все, кто поддерживал их решения, должны уйти.

Вопрос: Почему Вы выступаете с заявлением сейчас, ведь мы разговаривали раньше и Вы хотели заняться всем этим внутри агентства, и, сколько я Вас знаю… я хочу сказать, что в самом начале, когда мы познакомились, я был разочарован, потому что Вы ничего мне не рассказывали!

Ответ: До сих пор я избегал всеобщего внимания, как Вы знаете. Я не хочу, чтобы люди считали, что я стремлюсь к своим 15 минутам славы. И руководство меня подвело, но я уже сталкивался с этим раньше, в правоохранительных органах. Но, что важнее, они подвели «чистых» спортсменов и наших собственных разоблачителей. Изменения должны произойти, и даже с моим поврежденным голосом я должен быть услышан.

Вопрос: Когда ВАДА неожиданно заявило, что Вы уволились ранее в этом году, я был удивлен. Я сразу подумал, что это как-то связано с раком гортани.

Ответ: Я не увольнялся.

Вопрос: ВАДА заявило, что Вы уволились.

Ответ: Ну да. Давайте я Вам кое-что расскажу, я не буду вдаваться в детали о моем увольнении; я думаю, что это было несправедливо, но то, что я здесь говорю, никак с этим не связано. Но позвольте мне сказать, что я не увольнялся.

Вопрос: Вы не рассказали мне об этом, но, знаете, я узнал от других людей, что врачи говорили Вам, что Вам не следует ездить в Россию, так как у Вас не очень хорошее здоровье.

Ответ: Ах да, я нарушил то, что мне говорили врачи. Если бы мне пришлось сделать это снова, я бы все равно это сделал. Разоблачители доверяли мне, и я чувствовал свою ответственность перед ними и перед «чистыми» спортсменами. Как я мог это не чувствовать? Я пошел на жертвы, но им пришлось оставить свой дом. Не только их дом, но их страну, и начать прятаться. Они все оставили. И в конечном итоге ВАДА их подвело.
Реакция в России и две странных смерти

Люди в России, от Путина и до российской общественности, демонстративно несогласны с сообщениями о расследовании, утверждая, что эти сообщения являются ложными и политически мотивированными. «Москоу Таймс» сообщила недавно, что только 14 процентов российских граждан верят, что российские спортсмены использовали допинг на играх в Сочи. Путин назвал запрет на участие российских легкоатлетов политически мотивированной «явной дискриминацией».

Вопрос: Я был недавно в России совсем по другим делам и там большинство считают, что это США или другие страны пытаются скомпрометировать российский спорт. Что бы Вы ответили на это?

Ответ: Российское правительство говорит, что за всем этим стоит политика. Это я возглавлял это расследование, и я могу сказать, что в этом расследовании не было абсолютно никакой политики. Один раз, когда я видел политику, это когда Крейг Риди пытался вмешаться посредством электронных писем российскому министерству, чтобы утешить их. Но в расследовании не было политики. Я руководил расследованием. И я единственный человек, который может сделать такое заявление.

Вопрос: Значит, это просто официальная реакция или Вы думаете, что это реакция среднего российского спортивного болельщика на запрет их сборной по легкой атлетике?

Ответ: Благодаря этому расследованию я стал ценить и уважать русских и город Москву, хотя я знал, что люди, с которыми я говорил, главы московской лаборатории и РУСАДА, лгали мне. И они знали, что я это знал. Но я все равно считал их приятными людьми. У них не было альтернативы, кроме как быть частью системы. Не только их работа подвергалась риску, но и их безопасность. У меня не было никаких доказательств, но придя из Управления по борьбе с наркотиками, я не верю в совпадения, что два бывших главы РУСАДА оба умерли с интервалом в 10 дней друг от друга. Я встречался с одним из них, и этот человек мог справляться со стрессом и был в очень хорошей физической форме, а потом умер от сердечного приступа. Это просто очень подозрительно.

(Примечание редактора: Этот мужчина, Никита Камаев, умер в феврале в возрасте 52 лет. Российский министр спорта назвал эту смерть «очень неожиданной. Человек выглядел здоровым и все было хорошо». В пресс-релизе РУСАДА было сказано «Причиной смерти, предположительно, являлся обширный сердечный приступ». Примерно за две недели до этого умер основатель и председатель РУСАДА Вячеслав Синев. РУСАДА подтвердило его смерть, но не указало причины.)

Солидарность с разоблачителями

Робертсон говорит, что он особенно зол на то, что ВАДА и МОК недостаточно сделали, чтобы поддержать разоблачителей.

Вопрос: Я не понимал, насколько сильными были Ваши чувства в отношении того, что разоблачителей подвели, потому что они принесли огромные жертвы, и потому что в конце концов России не было запрещено (участие в Олимпийских играх), и что Юлии не позволили участвовать в Олимпийских играх. Стив Магнесс, который, как Вы знаете, публично выступил и говорил с Марком Дейли из «Би-Би-Си» и со мной в прошлом году по поводу обвинений в нарушении врачами норм и правил в атлетике, написал недавно статью под названием «Никому на самом деле разоблачители не нужны». И что теперь с разоблачителями в спорте?

Ответ: Это мое мнение и оно, возможно, покажется глупым: я думаю, что должен быть знак солидарности со стороны «чистых» спортсменов с жертвами Виталия и Юлии. Как в фильме «Голодные игры» — с салютом, который является знаком солидарности. Не на пьедестале и не против какой-то страны, а только для «чистых» спортсменов… Виталию и Юлии пришлось бежать из дома, а Юлия отбыла свою дисквалификацию полностью, и теперь МОК отплатил ей запретом. А затем МОК пытался откупиться от нее гостевым пропуском МОК, чтобы она была их гостем в Рио с оплаченным проездом и проживанием. Это попросту взятка, но она не продалась, так что они отказались. О чем это говорит для будущих разоблачителей?

Вопрос: Куда мы теперь движемся после этого?

Ответ: Мы не можем просто жить от скандала до скандала. И если этого скандала недостаточно, чтобы вызвать перемены, то тогда ничего не поможет.

Исправлено 4 августа 2016 г.: В эту статью была внесена поправка, чтобы показать, что Сергей Бубка выступал за Советс Открыть ссылку через Google Translate
Добавил waplaw waplaw 8 Августа 2016
проблема (3)
Комментарии участников:
1sr
+6
1sr, 8 Августа 2016 , url
Этот человек лжёт.
Во — первых, опять никаких фактов.
Во — вторых, безапелляционность.
В — третьих, он не может не знать, что проблема допинга, как правильно уже отметили, не проблема федераций, это — проблема отдельных видов спорта.
В — четвёртых, он не вправе рассуждать и давать рекомендаций по наказаниям.
Очевидно, что ему была поставлена задача " наказать", а под неё все в кучу.
И очень много «я». Возможно, сыграли его. " втёмную". На завышенной самооценке.
waplaw
+1
waplaw, 8 Августа 2016 , url
Я для себя сделал вывод (предварительный), что вся шумиха и скандал держится на этом чуваке. Это главное лицо, с его незаконными методами расследования, безапелляционными выводами. Он даже не предполагает, а прямо заявляет, что все спортсмены принимают допинг, все спортсмены врут, верить им нельзя, а ему можно. Видимо он требует ему верить из-за его глубокого болезненного убеждения.
Наверное когда решали, как нагадить России то вспомнили про этого шизу и далее произошло то, что все знают. Конечно его используют по полной программе. Кстати, он говорит о том, что у них (у него) были доказательства. Вот интересно! Куда делись эти доказательства?

В общем теперь понятно, что история получит продолжение. Первое, что нужно сделать, так это вызвать этого следователя на допрос в Следственный комитет РФ и подробненько его допросить. Уголовное дело уже есть и повесточку ему надо послать официально.
1sr
+1
1sr, 8 Августа 2016 , url
Если он работал в Управлении по борьбе с наркотиками, но не называет даже название веществ, о которых идёт речь, о чем это говорит? Чем он занимался в Управлении? Наверное, работал агентом ЦРУ внутри Управления.
Ведь, он умышленно обходит стороной сам предмет. Что именно он называет допингом и на основании чего. И надо внимательно смотреть именно изменение позиций по мальдонию. www.vesti.ru/doc.html?id=2744971
И, на самом деле, если ФМБА правы, то ни о каком запрещённом препарате речи быть не может. До 2017 г. Все негативные решения к отмене.
А все эти детективные истории, литературщина больше походят на легенду из общих слов, чем на внятные и чёткие представления о предмете.
Он просто часть легенды.
И потом, правомерно ли поручать человеку больному раком ( в какой стадии?) расследование вопросов употребления препаратов.
Не было ли своего рода мести или использования его зависимости от препаратов. Например, конкурентами Калвиньша.
Кроме того, нельзя упускать и вопросов страховых выплат и компенсаций. Были ли они. Если нет, то почему.
Нельзя позволить заболтать второстепенными деталями. Первостепенно тут сам факт отнесения мальдония к запрещённым, а следом- изменение правил о ПДК
Кем, на основании чего, при каких обстоятельствах, почему. И где — то должны высветиться связь между этим и Робертсом.
Если он занимался вербовкой руководителей РУСАДА, то он мог и ликвидировать тех, кто отказался. Обстоятельства их смерти, встречи, контакты, может и эксгумация и экспертизы, тоже могут дать какие — то ответы.
Сам — то он может и недолго проживёт с таким заболеванием, но России надо установить всю схему " операции мальдоний"
1sr
+2
1sr, 8 Августа 2016 , url
И посмотрите, как привычно обставлено это дело.
Легенда о профессионале — идеалисте, который какает бабочками.
Но, мы знаем, что такие бывают только в кино. Или профессионал — или идеалист. Одно другое исключает абсолютно.
Все на публику неискушенную. Пиар. И ради чего он, всем очевидно.
henadzi
+2
henadzi, 8 Августа 2016 , url
Путин сделал их всех!
Flinky
0
Flinky, 8 Августа 2016 , url
Заметались мыши. Чуют жареное.
buriy
0
buriy, 8 Августа 2016 , url
А я считаю, что применений допинга много в разных странах, и руководство ВАДА правильно делало, что не било по репутации отдельных стран — если уж менять правила, то организованно и во всех странах вместе.
Робертсону просто хочется верить, что он своё расследование делал не зря, он не хочет, чтобы оно было спущено на тормозах и вылилось в «ай-яй-яй», приватно сказанное России.
waplaw
0
waplaw, 8 Августа 2016 , url
Можно предположить, что Робертсон идеалист у которого проблемы связанные с психологическим состоянием отягощенного серьёзным заболеванием. Это к психологам. Здоровья ему желаю. Если его использовали в тёмную и он это осознает, то ему можно посочувствовать((


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать