Что говорит каталонский кризис об испанской демократии

отметили
14
человека
в архиве
Что говорит каталонский кризис об испанской демократии

Испанское государство, судя по всему, готово на все, лишь бы в это воскресенье не состоялся референдум о независимости Каталонии, объявленный незаконным. Но какой ценой? — размышляют журналисты Лаура Гиен и Фабьен Палем на портале Slate.fr.

Конфликт между Испанией и выступающим за независимость каталонским правительством на прошлой неделе привел к необычной сцене: отправке полицейского военизированного формирования Гражданская гвардия в каталонские официальные учреждения. Эта масштабная операция против референдума, с мифологическим названием «Анубис», последовала за поддержкой обращения о самоопределении региона со стороны каталонского правительства, несмотря на незаконный характер референдума, провозглашенный испанским Конституционным судом, говорится в статье.

Каталонские высокие чины и ответственные лица были освобождены двое суток спустя, но образы вооруженных полицейских перед зданиями местного правительства спровоцировали бурную реакцию. В тот же день перед учреждениями возникли стихийные митинги, улица быстро принялась сканировать лозунги, сближающие современность с периодом франкистского режима. «Так происходило при Франко» («Esto con Franco, si pasaba») — ироничный ответ на лозунг «При Франко так бы никогда не произошло» тех, кто ностальгирует по франкизму, — стал тенденцией за несколько часов, говорится в статье.

За рубежом вмешательство испанской полиции также взбудоражило умы, полагают журналисты. По мнению France Info, аресты напомнили «грустные времена франкизма». В Англии некоторые таблоиды заявили, что «франкизм не умер». В продолжение этой бурной недели более 50 депутатов Европарламента решили направить главе испанского консервативного правительства Мариано Рахою письмо, чтобы «выразить свою глубокую озабоченность по поводу ситуации в Каталонии, достигшей критической точки».

Звонок тревоги также прозвучал для сторонников голосования, когда испанская полиция проникла в различные каталонские редакции и СМИ с целью вручения документов о запрещении публиковать рекламу референдума на их страницах, говорится в статье.

По мнению Хоана Серра Карне, журналиста из Nació Digital, одной из редакций, «посещенных» испанской полицией, «с тех пор, как каталонские учреждения не контролируют свои финансы и государственные служащие подвергаются задержаниям, все красные линии того, что считается допустимым в правовом государстве, пройдены». Томас Джеффри Майли, политолог, профессор политической социологии Кембриджского университета, в столь же жесткой форме комментирует решения испанского правительства: «Это глупый перформанс. Можно даже сказать, что судьи хотят направить руку Рахоя с тем, чтобы он занял более воинственную позицию».

На дипломатическом поприще позиция Мадрида, на первый взгляд, может быть воспринята как контрпродуктивная. Таково мнение социолога и специалиста по политической экономии Жоржи Галиндо: «Это может нанести значительный ущерб имиджу Испании. Работа по информационной политике испанского государства в отношении каталонского кризиса была недостаточной. Они не сделали необходимую работу по освещению этой ситуации с помощью международных СМИ и таких инстанций, как ЕС и другие страны».

Недостаток модернизации и гибкости, в сочетании с отсылками к франкизму, может погубить нарратив, который Испания добросовестно насаждала после своего вступления в демократию в 1978 году, считают авторы.

«Уподобление правящей Народной партии Испании крайне правой партии чрезвычайно распространено в каталонском обществе с самого начала демократического переходного периода. В частности, этим объясняется жесткость позиций по поводу каталонской независимости. В Испании территориальные вопросы и отношение к централизации власти во многом определяют различия между правыми и левыми», — отмечает профессор социологии Университета Сарагосы Пау Мари-Клозе.

«С Эрдоганом в Турции, Орбаном в Венгрии возникает немало примеров правительств, открыто стоящих на опасном пороге авторитаризма, и в настоящее время никто из них, похоже, ничем за это не поплатился», — считает Пау Мари-Клозе.

«В конечном счете, немецкие выборы вызывают бόльшую обеспокоенность, чем действия Рахоя, который всего лишь убрал избирательные урны для неразрешенного референдума», — продолжает он.

Для своего первого выхода на международную арену после означенных событий Мариано Рахой предпочел показаться рядом с… Дональдом Трампом. С учетом международной репутации Трампа данная операция, хотя и запланированная заранее, сильно похожа на очередную ошибку политической коммуникации испанского правительства, заключают авторы статьи.

 



Добавил gorvl gorvl 29 Сентября 2017
проблема (3)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать