[Большая игра] ОПЕК и Россия соблазняют сланцевиков США: мир ждет нефтяной суперкартель. Непримиримые враги и конкуренты провели совместный приватный ужин, на который не пустили журналистов

отметили
55
человек
в архиве
[Большая игра] ОПЕК и Россия соблазняют сланцевиков США: мир ждет нефтяной суперкартель. Непримиримые враги и конкуренты провели совместный приватный ужин, на который не пустили журналистов

В понедельник ночью в городе Хьюстоне на полях масштабной энергетической конференции CERAWeek состоялась встреча заклятых врагов — министров стран ОПЕК и руководителей американских нефтяных компаний, специализирующихся на сланцевой добыче. Непримиримые враги и конкуренты провели совместный приватный ужин, на который не пустили журналистов. И несмотря на то, что слово «новый картель» никто из участников не произносил, чтобы не попасть под каток американской Фемиды, оно буквально витало в воздухе.

По информации журналистов, первая большая встреча между руководством ОПЕК и представителями сланцевиков прошла год назад, но тогда завершилась безрезультатно, что легко объяснимо тем, что год назад функционеры ОПЕК не могли говорить с позиции силы и у них за спиной не было успешной сделки в формате «ОПЕК+Россия», которая привела к значительному росту цен на нефть. Сейчас изменилась не только рыночная конъюнктура, но и восприятие американскими сланцевиками собственного будущего.

источник: cdn5.img.ria.ru

Один из участников встречи, крупный акционер компании Centennial Resource Development Inc. и «патриарх американского сланца» Марк Папа утверждает, что перспективы американской сланцевой отрасли совсем не такие радужные, как принято считать среди финансовых аналитиков и экспертов. Wall Street Journal посвятил позиции этого «сланцевого диссидента» специальную статью. В ней подчеркнуто, что Марк Папа приехал на конференцию «встретиться в представителями ОПЕК и сообщить собранию руководителей сланцевых компаний, что распространенное мнение о том, что сланцевые компании могут быстро нарастить добычу, а потом в случае необходимости поддерживать этот уровень — ошибочно». Этой же позиции придерживается еще один из старейших игроков на американском нефтяном рынке, директор Continental Resources Inc., Гарольд Гамм, который тоже не верит в оптимистичные прогнозы официальных лиц.

Если «патриарх американского сланца» прав, то лучшей стратегией для нефтяников станет картельный сговор с ОПЕК и Россией, который позволит заработать намного больше денег, не участвовать в ценовых войнах и не беспокоиться о том, что месторождения с по-настоящему дешевой (в плане расходов на добычу) сланцевой нефтью уже поделены и вскоре могут быть истощены.

Официального картельного соглашения, конечно, заключить невозможно, потому что в этом случае его подписанты оказались бы за решеткой в силу драконовского американского антимонопольного законодательства. Наблюдая за тем, как конференцию и встречу в формате «ОПЕК + американский сланец» освещали западные журналисты, временами было невозможно отделаться от впечатления, что они буквально ждали явления оперативников ФБР. Этим, кстати, объясняется и отсутствие на переговорах с американцами представителей российской стороны — в этом случае спецслужбы точно не смогли бы пройти мимо возможности устроить «маски-шоу» под предлогом борьбы с российским вмешательством в американский нефтяной сектор. Однако это не означает, что «соглашения», путь и неформального, не будет. Косвенные признаки указывают как раз на то, что оно возможно.

источник: cdn1.img.ria.ru

Панельная дискуссия на энергетической конференции CERAWeek в Хьюстоне. 6 марта 2018 года

Wall Street Journal отмечает, что уже 12 американских нефтедобывающих компаний, которые специализируются на сланцевой нефти, заявили о том, что их планы по разведке и добыче будут ниже, чем ожидания аналитиков Уолл-стрит.

Если так будет продолжаться дальше, то мировой нефтяной рынок перейдет в новую фазу равновесия, в которой все крупные экспортеры нефти будут добывать меньше, а зарабатывать больше исключительно за счет роста цен.

История ценовых войн на любых площадках подсказывает, что зачастую участники рынка быстро осознают пагубность своих действий и переходят от конкуренции к сотрудничеству. Такое сотрудничество может быть заблокировано по политическим причинам, но, как показывает практика, если известный американский банк JP Morgan готов кредитовать «Газпром», несмотря на очевидную «политическую токсичность» такой сделки, то сланцевики тоже будут скорее соблазнены финансовыми перспективами картелизации глобального нефтяного рынка, чем соображениями политической целесообразности.

Такой сценарий может показаться маловероятным, ведь «экспертный консенсус», о котором постоянно сообщают западные деловые СМИ, предполагает совсем другое развитие событий — когда американские сланцевики «ломают ОПЕК через колено» и буквально заливают рынок дешевой нефтью, что приводит к обвалу цен. В контексте обсуждения вероятности очередного «триумфа американского сланца» стоит вернуться к позиции Марка Папа.

Дело в том, что он уже один раз отметился скандальными прогнозами, связанными с американским нефтегазовым сектором, причем эти прогнозы шли вразрез с экспертным консенсусом и ожиданиями деловых СМИ. Читатели легко вспомнят, что в 2011 году одной из главных тем антироссийской пропаганды была так называемая «газовая сланцевая революция», которая должна была, с одной стороны, обеспечить США практически неиссякаемым источником сверхдешевой энергии, а с другой — сделать «Газпром» и другие «традиционные» газовые компании банкротами. Марк Папа в том же 2011 году заявил, что ничем хорошим для американских газовых компаний «сланцевая революция» не закончится, и, несмотря на то что его считали едва ли не безумным, переключился с газа на разработку сланцевой нефти. Дальнейшее развитие событий показало, что «патриарх сланца» и некоторые другие скептики были по большому счету правы: да, в некоторых частях США цены на газ очень низкие, никакого экономического бума, основанного на «сверхдешевом газе», не случилось, «традиционные» газовые компании, такие как «Газпром», чувствуют себя отлично и ставят рекорды по поставкам топлива в Евросоюз, и это не говоря уже о том, что для обогрева Бостона приходится покупать СПГ из России.

Как ни странно, есть шанс на то, что создание неформального картеля «ОПЕК + Россия + американский сланец» может быть поддержано в Белом доме. Дело в том, что главная проблема Трампа, по его собственному признанию, — это торговый дефицит США, равный 800 миллиардам долларов в год. Благодаря американским сланцевым компаниям, США превращаются из импортера нефти в экспортера, а значит, повышение цен на нефть становится, с точки зрения Трампа, очень выгодным, так как увеличивает денежный объем экспорта страны. Вряд ли другие американские политики, для которых русофобия зачастую важнее экономической целесообразности, будут воспринимать новый картель позитивно, но далеко не факт, что они смогут с ним что-то сделать. В день переговоров представителей ОПЕК и американских сланцевиков цена на американскую нефть выросла на 2,2 процента.

Если в ближайшие полгода цены продолжат расти, а сланцевики США продолжат сокращать прогнозы и планы по добыче, можно будет констатировать, что глобальный русско-американско-арабский нефтяной картель стал реальностью.

Добавил suare suare 7 Марта
проблема (4)
Дополнения:
 
Дмитрий Евстафьев
Грядет передел глобального нефтяного рынка
Политолог Дмитрий Евстафьев — о новых реалиях рынка нефти, порожденных «сланцевой революцией»
8 марта 2016, 15:51
231

Не будет большим преувеличением сказать, что нефтяной рынок стоит на пороге нового крупного передела, по эффекту сравнимого с созданием ОПЕК. Этот передел объективно обусловлен необходимостью вывода глобальной нефтяной отрасли на новый «горизонт рентабельности», продемонстрированный малыми и средними «сланцевыми» компаниями и недоступный классическим транснациональным нефтегазовым гигантам.

Ключевым, естественно, станет вопрос о судьбе основных институтов рынка и главных игроков на этом рынке. К примеру, мало кто сомневается, что существенные изменения должна претерпеть ОПЕК. В принципе соглашение о замораживании добычи нефти, достигнутое рядом крупных нефтедобывающих стран, при всей спорности подхода (вероятно, более естественно замораживать не добычу, а экспорт) отражает контуры нового, постОПЕКовского мира, в котором ОПЕК будет лишь одним и далеко не главным инструментом ценового регулирования.

Но глобальный углеводородный рынок развивается как бы в двух «плоскостях». На нем действуют страны и национальные углеводородные компании. Собственно, ОПЕК регулирует именно «страновую» сторону рынка. Но одновременно тут велико присутствие и различных частных нефтяных компаний, прежде всего наследников знаменитых «семи сестер». Новые требования к эффективности и рентабельности касаются этих компаний в гораздо большей степени, нежели национальных компаний, за которыми при всех издержках стоит государство.

Напомним, что масштабы сокращения инвестиционных проектов в глобальном нефтегазовом секторе оцениваются по-разному, но в любом случае составляют фантастические цифры — от $500 млрд до 1 трлн. И эти сокращения носят долгосрочный характер. Поэтому вопрос, насколько в будущем углеводородном мире сохранится сегодняшняя корпоративно-производственная структура глобальной нефте- и газодобычи, является не праздным. До светлых времен, когда цена на нефть достигнет «инвестиционного порога» в $60 за баррель, могут дожить не все крупные компании.

Приближение «большого передела» ощущается и по заявлениям американских сланцевых компаний о готовности развиваться и при ценах на нефть в коридоре $40–45 за баррель на американском рынке. Можно предположить, что «сланцевики» переходят на стратегию выживания «здесь и сейчас», ориентируясь на максимально легко извлекаемые запасы, а не стараются играть «вдолгую». Впрочем, блеф исключать тоже нельзя, тем более что в сфере сланцевых углеводородов его уже и так с избытком. Тем не менее отрасли продемонстрирован новый «горизонт эффективности», являющийся для большинства транснациональных гигантов если не недостижимым, то как минимум «амбициозным».

О логике передела рынка говорить сложно, но если не брать в расчет вариант глобальной демонополизации отрасли, грозящий мировой экономике чрезмерными потрясениями, то речь, вероятно, должна идти о формировании «длинных» производственных и логистических цепочек. То есть о сценарии, при котором из нефтегазовых гигантов должны были появиться нефте-газово-энерго-химические супергиганты. Только в этом случае крупным производителям классических углеводородов удастся посоревноваться в эффективности с малыми и средними компаниями из «сланцевого» бизнеса. Хотя, конечно, «рента корпоративной связности», возникающая в длинных производственных и технологических цепочках, панацеей не является. И без цен на углеводороды как минимум в $50, видимо, обойтись все равно не удастся.

Ключевую проблему составит процесс слияний/поглощений/банкротств, неизбежный при столь крупных изменениях операционного пространства мировой нефтяной отрасли.

Понятно, что в таком деле без административного ресурса не обойтись. Вероятно, содействию формирования нового пространства в глобальной нефтегазовой отрасли и должно было быть посвящено планировавшееся президентство Хиллари Клинтон. Понятно, что сход с дистанции игравшего в поддавки Джебба Буша и триумф Дональда Трампа существенно осложнили ситуацию, но общий вектор развития, вероятно, сохранится. Инструментом стимулирования централизации рынка, вероятнее всего, будет административное регулирование в связи с экологическими вопросами, которое в США давно освоили и неоднократно опробовали. Будет вполне естественным, если крупных глобальных нефтяников попросят «скинуться» на экологическую реабилитацию «постсланцевых» территорий в обмен на согласие на дальнейшую централизацию и прекращение понижения уровня рентабельности.

Затронет ли это Россию? Вероятно, поначалу нет, скорее появится положительный эффект устранения с американского рынка «демпингующих» игроков. Проблема в том, что на новом этапе передела рынка (вероятно, после 2020–2022 годов) российские нефтяные компании столкнутся с принципиально новыми конкурентами, обладающими существенно более значимыми преимуществами, нежели просто несколько более низкий уровень рентабельности добычи нефти и газа. И этот вызов может оказаться куда более опасным для российской нефтянки, нежели американские «сланцевые проекты». Российские нефтяные компании, вероятно, столкнутся с конкурентами, обладающими преимуществом «глобальной системности» в производстве и сбыте продукции.

Не ослабляя борьбу за «сохранение доли рынка», следует начать готовить российские компании, чья эффективность вызывала вопросы всегда, к более жестким «новым временам».

Автор — профессор ВШЭ

Добавил suare suare 8 Марта
Комментарии участников:
prisde
+2
prisde, 7 Марта , url

все дело в цене. <40 — сланец идет в убыток или в лучшем случае в ноль. А сейчас опять ожил

magmaster
0
magmaster, 8 Марта , url

Давно уже лопнул и цена пошла вверх. И умные гаспода, для которых экономика важнее русофобии, желают договорится о поддержании дальнейшего роста. 



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать