«Брексит» оставит британцев без сыра, вина и футболистов. Saxo Bank в ироничной форме описал последствия выхода Британии из ЕС

отметили
40
человек
в архиве
«Брексит» оставит британцев без сыра, вина и футболистов. Saxo Bank в ироничной форме описал последствия выхода Британии из ЕС

Аналитики датского Saxo Bank исследовали возможные последствия для Великобритании «жесткого» «Брексита» — то есть выхода из ЕС без предварительного заключения двусторонних торговых, таможенных и других договоров. Эксперты предполагают, что британцы больше потеряют, чем приобретут.

Автор исследования, старший аналитик Saxo Bank Клэр Маккарти считает, что «британское правительство разрывается на части из-за своей очевидной неспособности совместить условия выхода из ЕС так, чтобы удовлетворить и Брюссель, и сторонников «Брексита»». «Это означает, что перспективы жесткого «Брексита» растут с каждым днем», — уверена она. Именно поэтому аналитики банка считают, что подобный сценарий приведет к огромным проблемам, которые не ограничатся только лишь политикой и макроэкономикой. Последствия жесткого «Брексита» почувствуют на себе все британцы и практически в каждом месте — от супермаркета до футбольного поля — поскольку выход из ЕС без предварительных торговых, таможенных и других договоренностей приведет к росту акцизов и цен на товары широкого потребления и даже медицинское обслуживание.

источник: im7.kommersant.ru

По мнению Saxo Bank, больше всего могут пострадать любители сыра. Британии придется вернуться к правилам ВТО, а это предполагает большие акцизные сборы для широкого ряда продовольственных товаров. Поскольку Великобритания импортирует свыше 60% сыра, в случае жесткого «Брексита» акциз может достигать 74%, считает Saxo Bank. В связи с этим аналитики советуют британцам уже сейчас попробовать заменить моцареллу в пицце переработанной пастообразной массой и узнать, какой у нее будет после этого вкус.

Британским любителям французской и итальянской кухни придется несладко. Ведь розничные цены на вино могут вырасти на 22% из-за сочетания более высоких акцизных сборов и транспортных издержек, а также ослабления фунта стерлингов. Более высокие цены приведут к сокращению потребления, да и выбор вин будет намного меньше. «Кому-нибудь налить сидра?» — задаются вопросом аналитики банка.

Британский автопром, который еще в 1960–70-х годах обслуживал чуть не полмира, сейчас, как известно, уже не тот. Великобритания экспортирует в ЕС около 56% сделанных в стране автомобилей, при этом 82% автомобилей на британских дорогах импортированы с континента. Таможенная ставка ВТО на автомобили составляет 10%, поэтому, по подсчетам экспертов датского банка, импортируемые в Британию автомобили станут дороже для покупателя как минимум на 10%. «Так что все пересаживаемся на велосипеды!» — призывает Saxo Bank жителей Великобритании.

Сев на велосипед и захватив денег на пару бутылок сидра, британцы отправятся в выходной на ближайший стадион, чтобы хоть там развеять свою тоску. Однако на стадионе их тоска может лишь усилиться — ведь в случае жесткого «Брексита» правила ЕС, разрешающие футбольным клубам набирать молодых игроков откуда угодно из Европы, теперь не будут распространяться на Великобританию. Как отмечают аналитики Saxo Bank, такие восходящие звезды, как Икер Посо из Manchester City, Хосе Гарридо из Fulham и Димитри Си из Aston Villa, могут оказаться последней волной молодых талантливых игроков с континента.

Туристические поездки на континент также могут привести к неожиданным последствиям для жителей острова. Выход из ЕС означает также выход из единого рынка авиаперевозок. Без отдельного, предварительно заключенного договора большинство рейсов как в Великобританию, так и из нее будут задерживаться на земле. Действующий сейчас режим, помимо того что управляет рейсами между Великобританией и ЕС, также распространяется на двусторонние соглашения о воздушном сообщении с третьими странами. «Не будет разрешений, не будет и полетов. Вот и отправляйтесь теперь в Ливерпуль»,— иронизируют в Saxo Bank.

Даже если британцам удастся как-то выбраться с острова, на континенте их может ждать неприятный сюрприз. «Если вам удастся как-то добраться до курорта во Французских Альпах, то постарайтесь не сломать себе там ногу»,— предостерегают аналитики банка. Сейчас неотложная медицинская помощь в ЕС бесплатна для граждан всех стран—членов союза. Если после «Брексита» гражданам Великобритании понадобится срочная помощь врачей в Европе, у них должны быть «либо очень глубокие карманы, либо очень хорошая страховка». «А она вряд ли обойдется вам дешево. Так что берегите себя за проливом»,— подводит итог Saxo Bank.

Алена Миклашевская, Евгений Хвостик

Добавил suare suare 21 Сентября 2018
проблема (1)
Дополнения:

На неформальном саммите Евросоюза в Зальцбурге Терезе Мэй не удалось договориться с остальными членами ЕС о Брексите. Потребовав от них альтернативных планов, в соответствии с которыми именно тот, кто выходит из ЕС, может ставить свои условия столько раз, сколько посчитает нужным, она спровоцировала европейцев на гораздо более жесткий ответ, чем ожидалось.
 
 
21.09.2018
 
Редакционная статья
 
Пытаясь защитить свой провальный Брексит, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй только что потерпела серьезное поражение от 27 партнеров по ЕС на саммите в Зальцбурге.
 
Мэй хотела поиграть мускулами перед радикально настроенными членами Консервативной партии, которые вскоре будут проводить свою ежегодную конференцию. Но ошиблась. И неправильно истолковала добрые намерения канцлера Германии Ангелы Меркель и председателя Европейского Совета Дональда Туска, приняв их за сторонников ее планов, хотя в действительности это было лишь проявление дипломатической вежливости, чтобы не обидеть ее пренебрежением к ее внутренним делам.
 
Поэтому Мэй позволила себе чрезмерное высокомерие. Но просчиталась, как её предшественник Дэвид Камерон, выдвинувший идею о проведении референдума о выходе из состава ЕС. Перед встречей на высшем уровне во время своего короткого выступления она выдвинула глупый ультиматум: «Либо принимается мой вариант соглашения [план Чекерс], либо не будет никакого соглашения». И выступила в Лондоне с враждебным докладом по отношению к европейским иммигрантам.
 
Она также в резкой форме указала своим партнёрам, чтобы они изменили подходы. Потребовала от них альтернативных планов, в соответствии с которыми именно тот, кто выходит из ЕС, может ставить свои условия столько раз, сколько посчитает нужным. А её министр экономики, благоразумный Филипп Хэммонд (Phillip Hammond), выступил с предложением о том, чтобы использовать саммит для того, чтобы оставить за скобками переговорщика от ЕС Мишеля Барнье (Michel Barnier).
 
Таким образом, она спровоцировала европейцев на гораздо более жесткий ответ, чем ожидалось. Ей отвели на выступление всего лишь 12 минут, что является явным признаком неуважения. А Туск указал ей, что она должна пересмотреть свой план выхода из ЕС. Ее предложения о мягкой технической границе с Ирландией были отвергнуты как недостаточные и размытые. Некоторые высказали мнение о том, что то, что хорошо для Канарских островов (имеющих особый налоговый режим, вследствие чего их продукция проходит таможенный контроль, когда поступает на полуостров), не является чем-то недостойным и вполне могло бы быть применено по отношению к Ольстеру. Не была поддержана ее позиция по будущему доступу Великобритании на внутренний европейский рынок. Эту позицию охарактеризовали как несбалансированную, поскольку она исключает предоставление услуг, рыбную ловлю и свободное передвижения других товаров.
 
И в качестве вишенки на торте Мальта во весь голос заявила о целесообразности проведения второго референдума, вопрос о котором Мэй с маниакальной одержимостью не хочет даже говорить: пусть не по вопросу собственно Брексита, но хотя бы конкретному соглашению о выходе.
 
Эти замечания со стороны европейских стран не закрывают путь к соглашению, а лишь побуждают Лондон (время-то ведь истекает) отредактировать свой план. Перенос на ноябрь окончательного решения о выходе с принятием более или менее подробной декларации (об этом и ведутся споры; а потом будет ещё два года переходного периода для выстраивания будущих отношений) даст Мэй определённую передышку перед собственными фанатиками. И вынудит её действовать в правильном направлении.
 
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
 
Оригинал публикации: Otro revés del Brexit
 
Опубликовано 21/09/2018 13:43
 
 

Брексит может вызвать транспортный коллапс

15.03.2018

Дмитрий Добров
 
Ровно год остается до выхода Великобритании из Евросоюза, однако большинство технических вопросов остается нерешенным. Одна из самых болезненных и потенциально опасных проблем — организация таможенной границы между Великобританией и ЕС.
 
Евросоюз — крупнейший торговый партнер Соединенного Королевства: в 2016 году британский экспорт в ЕС составил 175 миллиардов евро, импорт из Евросоюза превысил 291 миллиард евро (в том числе на сумму в 85,9 миллиардов евро — из Германии). Основная часть грузопотока переправляется паромами через Ла-Манш (порты Кале во Франции и Дувр в Англии), а также по подводному Евротоннелю.

 

С 1993 года внутри Евросоюза был отменен таможенный контроль, грузы перемещаются беспрепяственно. В настоящее время через британский порт Дувр (паромную переправу) бесконтрольно проходят 2,6 миллиаона фур в год, и еще 1,6 миллион — через Евротоннель в соседнем Фолкстоне. С введением таможенных барьеров все резко изменится. Сегодняшний Дувр совершенно не приспособлен к таможенной обработке грузов: старые пропускные пункты демонтированы, нет парковок и складских помещений.


Для организации современной таможенной службы необходимо вложить сотни миллионов, а вероятно и миллиарды фунтов. Но британское правительство и лично премьер-министр Тереза Мэй пока не представили никакого плана по организации таможенной границы. Многие предприятия Великобритании опасаются, что поставки будут задерживаться, что приведет к колоссальным потерям. Менеджеры открыто говорят, что это отбросит ситуацию назад в 70-е годы прошлого века.


В случае «жесткого» Брексита придется нанять тысячи таможенников — как в Великобритании, так и на континенте. Некоторые страны уже работают в этом направлении, но Великобритания не входит в их число. Министр финансов Филип Хаммонд заявил, что будет ждать окончательного результата переговоров с ЕС, прежде чем разблокировать средства на оборудование границ. Британское правительство предусмотрело на эти цели 250 миллионов фунтов, однако реальная сумма может оказаться значительно выше. Кроме того, Великобритания должна будет принять на службу до 5 тысяч человек (таможенников, пограничников, специалистов санитарно-эпидемиологических служб и т. д.)


Тем временем страны ЕС уже готовятся к предстоящему таможенному режиму. Правительство Нидерландов намерено нанять около тысячи новых таможенников и санитарных инспекторов в преддверии Брексита, поскольку, по его мнению, на границах ЕС с Великобританией может произойти «подлинная катастрофа». Франция также будет рекрутировать сотни дополнительных таможенных работников, в расширение порта Кале будет вложено 700 миллионов евро.


В докладе французского сената говорится, что с 2019 года будут восстановлены все формальные контроли за передвижением товаров и пассажиров на национальных таможнях. При этом отмечается, что именно на Францию приходится 85% грузопотока в направлении Великобритании. Оборудование таможен будет включать новые терминалы, сканеры, дроны для контроля за фурами и паромами, а также подготовку собак-ищеек. Все эти меры пока не касаются границы между Северной Ирландией и Ирландской республикой — в соответствии с предварительным соглашением между Великобританией и ЕС.

Непонятная ситуация складывается в английском Дувре — в 34 километрах от Кале. Сейчас там нет таможни. Через порт Дувра проходит 17% британского импорта и экспорта — автокомплектующие, медикаменты, продовольствие и т. д. Пока что погрузка фуры на паром занимает две минуты, но если появится таможенный контроль, то автомобильная пробка может растянуться вплоть до Лондона. Любая задержка товарного потока вследствие таможенных контролей будет иметь катастрофические последствия, потери могут исчисляться в миллиардных суммах.


Примечательно, что 62% жителей Дувра высказались за Брексит, хотя сами пострадают от него в первую очередь. Англичан больше всего напугали попытки нелегальных мигрантов из Азии и Африки перебраться на их берег из французского Кале, где в последние годы чудовищно разросся беженский лагерь «Джунгли».
Главный управляющий портом Кале Жан-Марк Пюиссесо направил письмо Терезе Мэй и главному французскому переговорщику по Брекситу Мишелю Барнье, в котором написал, что с французской стороны пробки могут растянуться на 30 миль во всех направлениях, что приведет к перебоям с поставками продовольствия в Великобританию.


Брексит, считает Пюиссесо, отбросит ситуацию на сто лет назад и превратит Великобританию в страну «третьего мира» по отношению к ЕС. В данное время 70% импортного продовольствия поступает в Великобританию из стран Евросоюза. Даже если эта доля снизится до 50%, поставки должны поступать беспрепятственно, иначе продовольствие будет портиться. С аналогичным предупреждением выступил глава региона О-де-Франс (в который входит порт Кале) Ксавье Бернар. По его словам, политики не осознают драматизма ситуации, которая будет в десять раз сложнее, чем на ирландской границе.


Сейчас на пиковой нагрузке порты в Кале и Дувре пропускают до 300 фур в час, и любые задержки приведут к гигантским пробкам.
О своей озабоченности уже заявили крупные компании — «Марс», (Mars), «ДХЛ» (DHL) и «Эрбас» (Airbus). Авиастроители пригрозили, что закроют британские отделения, если не получат в ближайшее время четкую информацию по пограничному и таможенному режиму. «Эрбас» собирает крылья в Великобритании, и комплектующие трижды пересекают Ла-Манш в обоих направлениях.


На британских заводах «Эрбас» занято 15 тысяч человек, ежегодная стоимость производства здесь достигает 5 миллиардов фунтов, и даже трехчасовая задержка на границе будет для компании критической. Аналогичная ситуация складывается с автомобилем Mini, который «БМВ» (BMW) производит на своем заводе в Оксфорде. Комплектующие в ходе производства три раза пересекают Ла-Манш, и выход из таможенного союза будет означать разрыв логистической цепочки.


В Лондоне избрали тактику выжидания, так как все еще надеются заключить с ЕС выгодное таможенное соглашение, при этом не принимая на себя особых обязательств. Но если руководство Консервативной партии тянет с соответствующими решениями, лейбористы наконец определились. В конце февраля глава партии Джереми Корбин потребовал сохранить Великобританию в таможенном союзе с ЕС после Брексита, поскольку это позволит обеспечить беспрепятственное движение товаров (но не услуг) и избежать дополнительных проблем на границе с Северной Ирландией.


Таким образом, Корбин присоединился к сторонникам «мягкого Брексита», что теоретически в союзе с небольшой группой консерваторов позволит противодействовать в парламенте разрушительной политике Терезы Мэй и ее окружения. Джереми Корбин хочет остаться в таможенном союзе, но не входить в общий рынок, основанный на свободной циркуляции рабочей силы, капиталов и услуг. Он признает, что 44% британского экспорта и 50% импорта связаны со странами ЕС, поэтому любое введение таможенного контроля будет означать для Великобритании экономический шок.


Времени остается мало: выход Великобритании из ЕС намечен на 29 марта 2019 года, а переходный период продлится до конца 2020 года.


Корбина поддерживают представители деловых кругов, но резко критикуют националистически настроенные консерваторы. Пока что Тереза Мэй и ее окружение настроены на выход из таможенного союза с ЕС, поскольку это вписывается в концепцию Global Britain и позволит заключать двусторонние торговые соглашения с США, Китаем, Индией и другими странами мира. Экономисты сильно сомневаются, что двусторонние соглашения cмогут компенсировать потерю европейского рынка.

 
24.07.2017
 
Дмитрий Добров
 

В Брюсселе стартовали переговоры по Брекситу, которые оказались очень трудными. Британские и европейские представители смогли согласовать не более половины пунктов повестки дня. Уже с самого начала стало очевидно, что Великобритания находится в крайне невыгодной переговорной позиции: ослабленное в результате недавних парламентских выборов правительство Терезы Мэй даже не успело сформулировать концепцию Брексита — будь то «мягкого» или «жесткого».


Тем временем множатся сигналы, что Брексит станет для Лондона подлинной экономической катастрофой: из страны уже уходят (или готовятся уйти) крупнейшие банки, авиакомпании, международные организации, свертываются совместные с ЕС программы в авиакосмической и атомной областях. Упала инвестиционная привлекательность Великобритании, ослаб фунт, и даже цены на недвижимость в Лондоне начали ползти вниз. Многие наблюдатели считают, что страну ждет испытание, каких не было со времен Дюнкерка (разгрома в 1940 году).


Так почему же британский политический истеблишмент (как консерваторы, так и лейбористы) продолжает поддерживать Брексит? Они утверждают, что такова воля британского народа. Но это не более чем отговорка. Правящий класс Великобритании всегда игнорировал мнение народа, если оно не соответствовало его интересам. Итоги юридически необязывающего референдума 2016 года известны: 48% избирателей проголосовали за сохранение членства в ЕС, 52% — за выход.


За Брексит проголосовала «вчерашняя» Англия: пенсионеры, фермеры, рыбаки, традиционный рабочий класс, провинция. За ЕС — молодежь, IT-специалисты, представители либеральных профессий, финансовый сектор, и все, что связано с глобализацией. Но именно «вчерашняя» Англия (Шотландия была за Евросоюз) стала главным аргументом (но не причиной) бракоразводного процесса с Европой. Остановить Брексит было технически несложно — через решение парламента, через повторный референдум, через вето королевы. Однако никто этого не сделал.


Британская политическая элита не изменила позиции по Брекситу, разногласия касаются лишь формулы развода — «жесткого» либо «мягкого». Так с чем же связано столь редкое единодушие британского политического класса? Почему в Лондоне решили пойти на столь большой экономический и геополитический риск? Немецкие и французские аналитики видят следующие причины (не всегда озвученные), толкнувшие британскую элиту на Брексит:

1. «Германский фактор». Объединенная Германия стала слишком мощной и доминирует в Евросоюзе уже не только экономически, но и политически. Когда Великобритания вступала в ЕЭС в начале 70-х годов прошлого века, в Западной Европе существовал баланс трех стран — Франции, Германии и Великобритании, где каждый из партнеров имел сопоставимый вес. Однако после объединения Германии в 1989 году это равновесие было нарушено. Великобритания очень тяжело восприняла растущее доминирование Германии, несовместимое с имперской гордостью англичан и ролью страны в мире.

2. Распад СССР. Наличие мощного и угрожающего Западу Советского Союза было главным цементирующим фактором западноевропейского единства. После исчезновения СССР и «Восточного блока» геополитические реалии резко изменились. Выросла роль объединенной Германии, в то время как роль Великобритании и Франции в расширенном ЕС резко снизилась.


3. Превращение ЕЭС в Евросоюз. В 1992 году по инициативе Германии и Франции (лично Гельмута Коля и Франсуа Миттерана) «Общий рынок» был превращен в Евросоюз, экономическое сообщество стало политическим, что, естественно, не понравилось британской элите. По мере углубления евроинтеграции Брюссель стал политической столицей Евросоюза, бюрократическим монстром, диктующим свои законы и правила — от торговли и прав человека до размеров огурцов и объемов вылова рыбы. Но если Германия, Франция и Италия в силу исторической традиции (все они входили не только в Западную Римскую империю, но и в империю Карла Великого) были готовы к углубленной интеграции, то островная Англия никогда не считала себя частью континентальной Европы и не смирилась с диктатом Брюсселя.


4. Расширение Евросоюза на Восток и Юг. С приемом стран Восточной и Южной Европы ЕС утратил свой «западный» цивилизационный характер. Бедные, склонные к коррупции и нарушениям прав человека «младоевропейцы» превратили благородный западный клуб в подобие Советского Союза, стали источником финансовой и политической нестабильности. Более того, миллионы восточноевропейских гастарбайтеров хлынули в Великобританию, лишив работы простых англичан, занятых малоквалифицированным трудом.


5. Мировой финансовый кризис 2007-2008 годов, банкротство Греции и приближающееся банкротство Италии также усилили недоверие британских элит к европейскому проекту. Они не хотят состоять в сообществе проблемных стран.


6. Миграционный кризис 2015 года дал сильнейший импульс сторонникам Брексита. Непродуманное решение Ангелы Меркель пустить в Европу миллионы мигрантов из Ближнего Востока и Африки стало началом необратимых миграционных процессов, которые грозят захлестнуть «старый континент». Мигранты, по большей части мусульмане, принесли с собой и новые угрозы безопасности. В этой связи Англия решила отгородиться и проводить свою политику в области миграции и безопасности.


7. Будущее британских офшоров. Великобритания — хозяйка основных мировых офшоров, однако в последние годы все четче прослеживается намерение европейских финансовых органов поставить под контроль неконтролируемую утечку капиталов в британские офшорные институты, которые не подчиняются юрисдикции Брюсселя. Для постиндустриальной Англии офшоры — один из главных источников благосостояния, и от этой исключительной «кормушки» Лондон никогда не откажется.


8. Чрезвычайно важен момент самоидентификации, национальной гордости: у англичан ожили старые имперские рефлексы. Великобритания предпочитает видеть себя центром англоязычного мира и лидером Британского содружества наций, нежели «одной из равных» в ЕС. Проблемы Индии, Гонконга или Австралии гораздо ближе сердцу британца, нежели экономические и социальные неурядицы континентальной Европы.


9. И, наконец, неверие британской политической элиты в будущее европейского проекта. Можно сказать, что британцы первыми бежали с еврокорабля, который еще не затонул, а только борется со стихией. Однако концептуальная неспособность Еврокомиссии и ведущих стран ЕС выработать стратегию выхода из кризиса для британской элиты уже налицо.


Таким образом, решение по Брекситу (при всех сопутствующих рисках) не было ни случайным, ни одноразовым. Оно соответствует всей логике мышления британского правящего класса и исходит из новой геополитической ситуации, складывающейся в мире. В Лондоне считают, что после тяжелого переходного периода новый modus vivendi для Великобритании будет неизбежно найден, в то время как проблемы Евросоюза будут накапливаться и обостряться. Так ли это, даст ответ время.

Добавил suare suare 21 Сентября 2018
Реклама от Юлька с н2

Благотворительный Фонд Константина Хабенского помогает детям с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга.
Отправьте SMS на 7535 любую сумму цифрами.

Комментарии участников:
vambiczdhi
+3
vambiczdhi, 21 Сентября 2018 , url

Чет сильно напоминает вангование про санкции к России :)

Rezinov2
+3
Rezinov2, 21 Сентября 2018 , url

Зато подшляпного сыра очень даже прибавит!



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать