МВФ подтвердил: России санкции нипочем, ее внешняя торговля растет как на дрожжах

отметили
51
человек
в архиве

Международный валютный фонд опубликовал официальную информацию о завершении ежегодных консультаций 2018 года с Российской Федерацией. Эта информация, в просторечии называемая «Докладом МВФ по России за 2018 год», интересна прежде всего тем, что дает ряд показателей российской экономики, в том числе таких экзотических, как «торговое сальдо без нефти», за период 2015—2019 гг., то есть содержит в себе и прогнозную часть.

Корреспондент Федерального агентства новостей изучил ключевые цифры доклада.

Без блокады и с нефтью

В этом году директора МВФ спрогнозировали нашей стране положительный счет текущих операций (СТО) в размере 99,6 млрд долл.: экспорт — 435,7 млрд долл., импорт — 256,1 млрд долл., то есть общий объем внешней торговли — 691,8 млрд долл., что составляет 42,15% от номинального ВВП России в размере 1641 млрд долл.

Для сравнения: в прошлом, 2017 году СТО составил всего 35,2 млрд долл.: экспорт — 352 млрд долл., импорт — 238 млрд долл., общий объем внешней торговли — 590 млрд долл., или 37,39% ВВП в размере 1578 млрд долл. В 2016 году СТО равнялся 24,4 млрд долл.: экспорт — 281,8 млрд долл., импорт — 191,6 млрд долл., общий объем внешней торговли — 473,4 млрд долл., или 36,84% ВВП в размере 1285 млрд долл. Наконец, в 2015 году СТО составлял 67,7 млрд долл.: экспорт — 341,4 млрд долл., импорт — 193 млрд долл., общий объем внешней торговли 534,4 млрд долл., или 39,06% ВВП в размере 1368 млрд долл.

Что показывают эти цифры?

Прежде всего, они показывают, что, несмотря на постоянное ужесточение антироссийских санкций, объемы внешней торговли нашей страны, начиная с 2016 года, непрерывно растут, поэтому ни о какой «изоляции», даже экономической, речи сейчас нет и быть не может. Напротив, идет просто взрывной рост объемов экспорта-импорта: в 2016 году он составил 38,66% при общем падении ВВП на 0,2%, в 2017 году — 24,63% при росте ВВП на 1,5%, а в 2018 году, согласно прогнозу МВФ, объем экспорта/импорта России вырастет на 17,25% при росте ВВП на 1,7%. Иными словами, МВФ подтвердил: санкции нашей стране нипочем, а ее внешняя торговля растет как на дрожжах.

Какую роль в этом «взрыве» сыграл рост цен на энергоносители? Обратимся к уже упомянутому выше показателю «сальдо без нефти» (с учетом того, что он дается МВФ только применительно к сектору государственного управления): 2016 год — 6,5%, 2017 год — 7,7%, 2018 год (прогноз) — 11,2%. То есть повышение нефтяных цен в 2016—2017 гг. явно не было главным локомотивом роста российской внешней торговли.

Инфляция доллара США, «бегство капиталов» и другие «вкусности»

Внимательные читатели, наверное, заметили, что цифры СТО не совпадают с цифрами положительного сальдо российской внешней торговли и оказываются значительно меньше: в 2015 году — на 80,7 млрд долл., в 2016 году — на 65,8 млрд долл., в 2017 году — на 78,8 млрд долл. и в 2018 году (прогноз) — на 179,6 млрд долл.

Это ежегодные «потери» нашей страны на кредитно-финансовых операциях. Если сопоставить их с цифрами динамики совокупного внешнего долга России, который (здесь уже данные не МВФ, а ЦБ РФ) на 1 января 2016 года составлял 518,49 млрд долл. (уменьшение по сравнению с предыдущим, 2015 годом на 81,41 млрд долл.), на 1 января 2017 г. — 511,7 млрд долл. (минус 6,8 млрд долл.), на 1 января 2018 г. — 518,87 млрд долл. (плюс 7,17 млрд долл.), то можно увидеть весьма интересную картину. Если в 2015 году сумма «потерь» была ниже суммы снижения внешнего долга, то есть все деньги шли на выплаты по зарубежным кредитам, то с 2016 года картина принципиально иная: деньги идут за рубеж, а сумма внешнего долга остается стабильной.

Плюс к тому Россия активно наращивает свои золотовалютные резервы (здесь опять данные МВФ): за 2016 год они выросли на 8,7 млрд долл., за 2017 год — на 56 млрд долл., в 2018 году ожидается рост на 65,6 млрд долл. Что это, бегство капиталов или финансовая экспансия? Об этом можно спорить, но сам факт налицо.

Еще одно интересное несоответствие в докладе МВФ связано с темпами роста российского ВВП. Если пересчитывать их с долларовых показателей и сравнивать с «чисто процентными», то получится такая картина. В 2016 году должно было наблюдаться падение на 6,07% (1285 млрд долл. к 1368 млрд долл.), но «вчистую» стоит всего -0,2%; в 2017 году — рост на 15,35% (1578 млрд долл. к 1368 млрд долл.), но «вчистую» получилось всего 1,5%; наконец, в 2018 году — рост 3,99% (1641 млрд долл. к 1578 млрд долл.), но «вчистую» прогнозируется 1,7%.

Чем можно объяснить подобного рода расхождения? Только тем, что темпы роста национальной экономики рассчитываются по специальной методике определения ВВП, а не напрямую, через соотношение номинальных величин двух лет. И в этой формуле расчета учитывается реальная инфляция самой единицы измерения, то есть доллара.

Как видим, из пены консультаций МВФ с правительством России, словно Афродита, родился весьма интересный и неоднозначный документ, о статусе которого возможны разные мнения: экспертная оценка это или своего рода плановое задание. Но ясно, что он позволяет увидеть российскую ситуацию принципиально другими глазами, в другой, глобальной оптике — и сопоставить эту картину с сугубо внутренними наблюдениями.

В результате может возникнуть некий «стереоэффект», далеко не бесполезный с точки зрения ориентации нашей страны в мировом финансово-экономическом пространстве.

Добавил precedent precedent 1 Октября
проблема (9)
Комментарии участников:
waplaw
-1
waplaw, 1 Октября , url

Если в 2015 году сумма «потерь» была ниже суммы снижения внешнего долга, то есть все деньги шли на выплаты по зарубежным кредитам, то с 2016 года картина принципиально иная: деньги идут за рубеж, а сумма внешнего долга остается стабильной.

Плюс к тому Россия активно наращивает свои золотовалютные резервы (здесь опять данные МВФ): за 2016 год они выросли на 8,7 млрд долл., за 2017 год — на 56 млрд долл., в 2018 году ожидается рост на 65,6 млрд долл. Что это, бегство капиталов или финансовая экспансия? Об этом можно спорить, но сам факт налицо.

 

Фонд национального благосостояния должен стать таким же высоколиквидным инструментом, каким был в свое время Резервный фонд. Такое заявление сделал Председатель Счетной палаты Российской Федерации Алексей Кудрин, выступая в Госдуме с докладом об исполнении федерального бюджета за 2017 г.

По мнению главы Счетной палаты, в настоящее время, когда функции Резервного фонда перешли к Фонду национального благосостояния, к ФНБ должны быть предъявлены более строгие требования, нежели раньше.

«Теперь ФНБ — наш главный резерв, — заявил Алексей Кудрин. — Мы должны внимательно посмотреть на состояние его активов. Поэтому нам надо провести дополнительную оценку ликвидности активов Фонда. Вы помните, что мы называли Резервный фонд «подушкой безопасности». ФНБ должен стать таким же высоколиквидным инструментом, который в любой момент, когда это потребуется, позволяет изъять из него ресурсы».

 — заявил Алексей Кудрин.

 Мне кажется, или Кудрин опять, вместо скупки золота, предлагает финансировать экономики других стран.



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать