Калви связал преследование руководства Baring Vostok с тяжбой в Лондоне

отметили
24
человека
в архиве

По версии следствия, Калви похитил в начале 2017 года 2,5 млрд руб. у банка «Восточный» (контрольный пакет у структуры Baring Vostok). Дело было заведено по заявлению миноритария «Восточного» Шерзода Юсупова (4,8%), вошедшего в капитал банка вместе в другими акционерами Юниаструм банка во главе с Артемом Аветисяном (доля в объединенном банке 32,5%). «Юниаструм» объединился с «Восточным» в 2016 году.

Вaring Vostok работает в России более 20 лет, она основана в 1994 году и специализируется на прямых инвестициях в странах бывшего СССР. Вaring Vostok за все время работы привлекла $3,7 млрд капитала, говорится на сайте компании. Baring Vostok был одним из первых инвесторов «Яндекса», а также вкладывался в банк «Тинькофф», интернет-магазин Ozon, сеть магазинов «Вкусвилл», девелопера Etalon Group, сервис такси Gett, оператора «Эр-телеком», сеть пиццерий Papa John's и др.

Схема хищения по версии следствия

Мошенничество было организовано следующим образом, говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела: Майкл Калви, будучи владельцем Первого коллекторского бюро, взявшего у банка «Восточный» кредиты на 2,5 млрд рублей, оформил в 2017 году возвращение долга через отступное в виде 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group S.C.A. (IFTG). Банк «Восточный» получил эту долю, а взамен отказался от требования по кредиту к бюро. Для сделки акции были оценены в 3 млрд руб., тогда как на самом деле реальная рыночная стоимость пакета не превышала 600 тыс руб., считает следствие. Таким образом у бюро осталось 2,5 млрд руб., а банк потерял право требовать их возврата.

Сделка была одобрена членами совета директоров банка «Восточный» — задержанными Иваном Зюзиным, Филиппом Дельпалем и Ваганом Абгаряном (Калви вступил с ними в сговор), а также Шерзодом Юсуповым, давшим показания против сотрудников Baring Partner. По мнению следствия, Калви с партнерами ввели его в заблуждение по поводу истинной стоимости актива. Еще два фигуранта — Кордичев и Владимиров — как руководители банка «Восточного» и Первого кредитного бюро поставили свои подписи под соглашением об отступном. Они тоже были в сговоре и знали реальную стоимость акций IFTG, полагает следствие.

Бумаги люксембургской IFTG в 600 тыс.руб. оценила аудиторская компания PricewaterhouseCoopers (PWC), сообщил следователь на суде. В PwC отказались от комментариев. А судья упрекнул следствие в том, что оценка PwC в материалах дела отсутствует.

Согласно последней опубликованной отчетности IFTG за 2016 год, ее активы составляли $82 млн (4,8 млрд руб. по курсу ЦБ на дату одобрения сделки), а чистая прибыль $22,7 млн (1,3 млрд руб.).

«Почти все, что следователь произнес, неправда», — сказал Майкл Калви в суде. По его словам, банк действительно одобрил соглашение об отступном, однако стоимость передаваемых в банк акций была оценена справедливо. «Можно легко выяснить реальную стоимость IFTG, она действительно стоила от 2 до 3 млрд руб., к таким выводам пришел независимый оценщик. Чтобы в этом убедиться, пусть банк попробует сейчас его продать», — предложил он.

Майкл Калви связывает свое задержание и уголовное дело с акционерным конфликтом в банке «Восточный» — между фондами Baring Vostok, с одной стороны, и структурами Артема Аветисяна и его партнеров, с другой.

Baring Vostok в прошлом году начал разбирательство в Лондонском международном арбитраже против группы акционеров во главе с Аветисяном (32,5%), сообщил Калви. Иски, по его словам, связаны более чем с 10 сделками, имеющими признаки мошенничества. Суть в том, что в 2018 году по итогам проверки ЦБ предписал банку досоздать дополнительные резервы более чем на 19 млрд руб. Как пояснил Калви, на 85% необходимость такого дорезервирования связана с активами, которые перешли в банк «Восточный» после слияния с «Юниаструм банка».

В свою очередь, досоздание резервов потребовало докапитализации банка «Восточный» на 5 млрд руб. Первоначально ее планировалось провести пропорционально долям владения, и Аветисян давал обязательство внести свою часть в увеличение капитала, но потом стало понятно, что у этой части акционеров недостаточно средств, рассказал Калви. Baring Vostok выразил готовность внести в капитал 5 млрд руб. самостоятельно.

Шерзодом Юсуповым при инициировании этого дела, по мнению Калви, двигали два мотива — создать рычаг давления на разбирательство в лондонском суде, и, второе, — усилить переговорные позиции с тем, чтобы поднять цену акции при размещении допэмиссии банка, которую выкупит Baring Vostok, с тем чтобы доля Аветисяна и связанных с ним акционеров уменьшилась менее значительно.

Представитель акционеров бывшего «Юниаструма» не прокомментировал ситуацию с уголовным делом против Калви, Шерзод Юсупов не ответил на звонки.

Спор вокруг колл-опциона

В Лондонском международном арбитраже рассматривается вопрос не только о спорных сделках, о которых заявил Калви. Как следует из решений кипрского арбитража, с которыми ознакомился РБК, на этапе слияния «Юниаструма» и «Восточного» кипрская Evison (через нее фонды Baring Vostok владеют «Восточным») предоставила Finvision (структуре Артема Аветисяна) колл-опцион (право на покупку акций) на 9,99% объединенного банка. Воспользовавшись им, экс-акционеры «Юниаструма» могли бы довести свою долю в «Восточном» до 50%. Но Evison подала четыре арбитражных иска в Лондонский арбитраж (LCIA), в которых, помимо прочего, просила суд постановить, что опционное соглашение недействительно или истекло или не было реализовано Finvision надлежащим образом. В свою очередь, Finvision собиралась подавать в Международный арбитраж при ТПП, чтобы добиться исполнения опционного соглашения.

В мае 2018 года Evison добилась от кипрского суда обеспечительного ордера, по которому ни одна сторона не вправе начинать какие-либо разбирательства до финального решения в Лондоне. В Baring Vostok не раскрывают деталей этих исков.

В сентябре акционерный конфликт вокруг банка «Восточный» вылился и в российское юридическое поле. Тогда кипрская Evison Holdings, которой принадлежит 51,6% банка, подала на сам банк иск в Арбитражный суд Амурской области, оспаривая назначение Вячеслава Арутюняна временно исполняющим обязанности предправления «Восточный», поясняли в Baring Vostok. Арутюнян стал врио предправления банка 3 сентября, после того как свой пост покинул Дмитрий Левин, работавший в банке чуть больше года. Но тогда стороны быстро договорились — и.о. предправления был назначен Александр Нестеренко, курирующий работу с ВИП-клиентами.

В терминах «мелких воришек»

Обнародованные обстоятельства дела Калви и партеров вызвали у юристов вопросы. В советах директоров приличных банков уже давно нет людей настолько невежественных и наивных, чтобы их можно было так примитивно обмануть, говорит партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Вадим Клювгант. «А вот серьезные корпоративные процедуры, аудит и комплайенс там как раз есть», — добавил он. «В общем, про подобные сюжеты хочется вслед за Станиславским сказать: «Не верю». Они обычно прикрывают собой что-то иное и свидетельствуют о негодной попытке управлять экономикой с помощью дубины уголовной репрессии», — подчеркнул юрист, добавив, что детально комментировать обстоятельства дел, в которых не участвует, не может.

Но всегда настораживают описание и оценка сложных гражданско-правовых отношений и сделок в терминологии и категориях, больше подходящих для «мелких воришек»: подделал отчетность (особенно отчет независимых оценщиков, который в силу закона может быть оспорен только через суд), обманул одного члена совета директоров, а у других притупил бдительность, сыронизировал Клювгант.

В банке должны были существовать положения о совершении крупных сделок, а именно такой для банка могла быть эта сделка, в том числе и для случаев расчета неденежными средствами, указывает руководитель практики финансовых расследований и противодействия коррупции компании ФБК Александр Сотов. «По идее там должно быть условие о независимой оценке, но возможны нюансы — например, если уже было заключение, заслуживающее доверия», — говорит он. Вокруг этой оценки и начнется сейчас битва, полагает Сотов. «Следствие будет продавливать оценщика, чтобы он признался, кто ему велел написать фиктивную цену, и, если это получится, остальное будет делом техники», — говорит эксперт.

«Нельзя говорить со 100-процентной уверенностью об ущербе банка в 2,5 млрд руб, пока не будет проведена судебная экспертиза», — отмечает партнер FMG Group Николай Коленчук, добавив, что новая судебная оценка акций должна проводиться не по состоянию на сейчас, а на момент их продажи банку.

Президенту Владимиру Путину доложили об уголовном деле против основателя Baring Vostok, сообщил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов прокомментировал задержание, заявив, что в деле нужно разобраться. «Если это мошенничество, что тут можно сказать: не надо нарушать законодательство. Надо просто разобраться, если подтвердятся факты, никто не может дать поблажки нарушителям. Нарушать закон никто не должен, будь то иностранец или россиянин, здесь нет разницы», — сказал Силуанов.

Глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев заявил, что готов дать личное поручительство за Калви. В поддержку Калви высказался и глава Сбербанка Герман Греф. Он отметил, что давно знает Майкла Калви как «порядочного и честного человека, много сделавшего для привлечения инвестиций в страну, для развития экономики и высокотехнологичных компаний, таких как «Яндекс», Ozon, «Тинькофф» и другие. «Не зная сущности обвинений, очень надеюсь, что правоохранительные органы разберутся и это окажется недоразумением», — добавил глава госбанка.

Инвестфонду Baring Vostok не удалось бы получить большого количества инвестиций, если бы в их деятельности были сомнения, заявил телеканалу РБК бизнес-омбудсмен Борис Титов. «Если какие-нибудь были сомнения в том, что они открыто и честно ведут свои операции, то такого количества инвестиций, такого количества партнеров у них бы не было», — указал он, добавив, что в Baring Vostok заслужили свою репутацию за счет создания и развития многих проектов в России. «Поэтому, конечно, такое обвинение искусственное, искусственная схема. Я готов поручаться за человека [Майкла] Калви, за предпринимателя Калви», — резюмировал Титов.

Кого задержали в связи с коммерческим спором вокруг банка «Восточный»

Майкл Калви, основатель инвестиционного фонда Baring Vostok

Калви 51 год. Гражданин США. Окончил Лондонскую школу экономики и Университет Оклахомы. Работал в инвестиционной компании Salomon Brothers, где отвечал за сделки M&A (mergers and acquisitions — слияния и поглощения) в нефтегазовой отрасли и Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР). С 1994 года работает в России, где основал ​фонд Baring Vostok Private Equity — один из крупнейших частных фондов страны. Имеет долю, в частности, в банке «Восточный» (раньше работал под брендом «Восточный экспресс»), «Профи.ру» и др. ​«Мы выбираем те отрасли, где российские компании могут быть конкурентоспособными на мировом рынке, прежде всего это отрасли ресурсные. Этим же мы руководствуемся, инвестируя в телекоммуникации и интернет-технологии, ведь это общемировой бизнес», — рассказывал Калви о работе фонда.

Иван Зюзин, директор по инвестициям Baring Vostok

Учился в Институте стран Азии и Африки МГУ и бизнес-школе Крэнфилд в Бедфордшире, Великобритания. Работает в компании с 2012 года. До этого был сотрудником в московском фонде Foresight Capital Partners, где отвечал за проекты в энергетике и финансовом секторе, и в инвестиционном фонде в Лондоне Fjord Capital Partners. Женат, трое детей.

Филипп Дельпаль, партнер по финансовому сектору Baring Vostok

Дельпалю 46 лет. Он родился во Франции, учился в Высшей школе телекоммуникаций в Париже. Начинал карьеру в Европейском центре ядерных исследований в Женеве как инженер, но вскоре начал работать в структурах группы Societe Generale. В 2004 году возглавил дочерний банк группы в России Русфинанс Банк, затем стал президентом банка «БНП Париба Восток» и руководителем направления розничных банковских услуг группы BNP Paribas в России. В Baring Vostok с 2012 года. «Управляя компанией здесь, нужно очень быстро реагировать на все изменения, потому что иначе вы рискуете врезаться в стену. В других странах всегда больше времени для маневра, больше комфорта. В России словно в спорткаре — расслабиться не удастся, но и такого удовольствия вы больше нигде не получите», — рассказывал Дельпаль о работе в России.

Ваган Абгарян, партнер Baring Vostok

Работает в фонде с 2009 года. Отвечает за проекты в области медиа, недвижимости и производства строительных материалов. До прихода в фонд работал в Альфа-банке и в X5 Retail Group N.V.

Алексей Кордичев, председатель совета директоров ПАО «Норвик Банк»

Кордичеву 41 год. Окончил Российскую экономическую академию имени Плеханова по специальности «финансы и кредит». С мая 2018 года занимает пост председателя совета директоров ПАО «Норвик Банк». Работал в Росбанке, банке «Русский стандарт», в 2013 году возглавил блок рисков «Восточного», а затем стал советником председателя правления этого банка.

Максим Владимиров, генеральный директор Первого коллекторского бюро

Окончил Военный финансово-экономический университет. Был назначен генеральным директором ПКБ два года назад. До этого отвечал за разработку и реализацию финансовой стратегии группы компаний «Медси».

Добавил precedent precedent 16 Февраля
проблема (6)
Комментарии участников:
precedent
-2
precedent, 16 Февраля , url

Меру пресечения в любом случае надо изменять. Что за дикость. 

i16chatos
0
i16chatos [БАН], 16 Февраля , url

ПРАВИЛЬНО БОИШЬСЯ! Тебе посодют, а ты не бреши)))



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать