[Дорога, которая не ведёт к храму] The Times (Великобритания): означает ли запрет мультяшного тигра постепенную кончину западного либерализма?

отметили
21
человек
в архиве
[Дорога, которая не ведёт к храму] The Times (Великобритания): означает ли запрет мультяшного тигра постепенную кончину западного либерализма?

источник: cdn1.img.inosmi.ru

Автор статьи сводит смысл заявления Путина о том, что западный либерализм изжил себя, к разговору о необходимости сохранить и усилить либерализацию рынков. В его представлении именно этим должен заняться новый премьер-министр Великобритании, иначе «Путин окажется прав». Похоже, что британский журналист не видит другого смысла в словах «либеральная идея», кроме как в приложении к свободному рынку.

лова и поступки Владимира Путина довольно часто вызывают негативную реакцию за рубежом. Выражение лица Терезы Мэй во время фотографирования с российским лидером на прошлой неделе было красноречивее тысячи слов. Она крайне неодобрительно относилась к человеку, с которым обменивалась рукопожатием, и хотела предельно ясно это продемонстрировать.

Смелое заявление Путина о том, что западный либерализм изжил себя, вполне предсказуемо наткнулось на враждебную реакцию. Двое мужчин, претендующих на лидерство в Консервативной партии, моментально забраковали его анализ. Джереми Хант (Jeremy Hunt) сказал, что либеральные ценности помогли создать больше богатства и счастья, чем где бы то ни было в мире. А Борис Джонсон категорически заявил, что история докажет неправоту российского президента.

Вывести связную политическую философию из публичных высказываний Путина — непростая задача. Но в данном случае он поднял интригующий интеллектуальный вопрос, и — как это ни трагично — в его словах есть доля истины. «Эта либеральная идея предполагает, что вообще ничего не надо делать, — сказал российский президент. — Она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения».

Конечно, такое замечание дает неверную характеристику либерализму. Это сторонники анархизма подразумевают, что ничего не надо делать. Либералы верят в строгие ограничения на то, что могут законно делать органы государственной власти. Все либералы согласны с тем, что государство играет некую полезную роль, но они опасаются усиления и разрастания этой роли.

Сила путинского заявления в том, что главные поборники ограниченного государственного либерализма на деле активно способствуют его постепенному, но непрекращающемуся разрушению.

Если проанализировать трехлетний период пребывания Терезы Мэй на Даунинг-стрит, мы неизбежно сфокусируем внимание на том, что она не вывела Британию из состава ЕС. Но есть масса интригующих второстепенных вопросов, которые в своей совокупности могут рассказать важную историю. Усиление государственного регулирования в сфере потребительского выбора и корпоративной деятельности неумолимо и неослабно.

Список завершенных и запланированных дел уходящей администрации слишком обширен, чтобы перечислять их здесь, но среди них есть такая мера, как запрет на использование героев мультфильмов в рекламе каш и зерновых продуктов, запрет на рекламу некоторой пищевой продукции в определенное время дня и в определенных местах, перевод дискриминации пожилых людей в категорию преступлений на почве ненависти, запрет на продажу энергетических напитков детям, усиление государственного контроля в установлении цен на электроэнергию и требование к компаниям сообщать о разнице в сумме денежного вознаграждения, выплачиваемого мужчинам и женщинам.

С другой стороны, довольно трудно отыскать весомые примеры того, как администрация Мэй ограничивала меры государственного контроля и расширяла полномочия частного сектора. Я уверен, что какие-то действия в этом направлении предпринимались, но мне ничего не приходит на ум.

Странный момент здесь состоит в том, что Мэй не издавала никаких манифестов об усилении мер государственного регулирования. Да, она выражала некую обеспокоенность по поводу отдельных аспектов корпоративного управления в Британии. Но кроме этого, нет никаких оснований полагать, что все ее премьерство свелось к усилению волокиты и бюрократии внутри страны и к неспособности вывести Соединенное Королевство из состава ЕС.

Неожиданное и зачастую мелочное вмешательство администрации Мэй не доказывает тезис Путина о том, что либерализм себя изжил. Но оно подчеркивает, что сегодня Британия идет курсом на постоянное усиление государственного вмешательства и на сокращение рыночного либерализма. В других странах западного мира похожая картина, за одним возможным и очень важным исключением, каким является Америка Трампа.

Следующему премьер-министру Британии придется принимать трудное решение: либо и дальше ограничивать свободу действий частных лиц и корпораций, либо проложить другой курс. Если новый премьер решится на второе, ему придется приложить немало усилий. Нескольких поклонов и реверансов в сторону свободы рынка будет недостаточно, как и десятка твитов на эту тему.

В многочисленных речах премьера и министра финансов недовольство вызывает то, что они выдвигают объединяющий лозунг о необходимости укрепления рыночного капитализма, а потом уклоняются от практического решения этой задачи.

Вопрос Брексита в сегодняшних дебатах занимает так много места, что очень трудно распознать намерения Джонсона и Ханта в этой обширной области политики. Как часто бывает в пылу кампании, оба кандидата пытаются давать обещания о сокращении налогов, об увеличении государственных расходов, хотя сами продолжают доказывать, что они просто сводят баланс. Ни один из них не представил исчерпывающий список тех областей, в которых они хотят урезать или вообще отменить государственные полномочия. Пожалуй, ни тот, ни другой не придерживается такого списка, и предпочитает, как и прежде, дрейфовать в сторону усиления регулирования.

Спорность путинского замечания не в том, что западный либерализм изживает себя из-за простых поползновений государства. Когда государство убирает мультяшного тигра с пакета замороженных хлопьев, это может вызвать раздражение, но само по себе не означает конец либерального общества. Если кое-где вмешаться и кое-что запретить, системе свободного рынка не придет конец.

Но можно пойти другим путем и начать ограничивать рынки и свободы, после чего останется не хорошо отрегулированный либеральный рынок, а нечто совсем не похожее на рынок. Такое происходит уже несколько лет. Если новый премьер-министр сосредоточит усилия своей администрации не столько на либерализации рынков, сколько на их регулировании, тогда Путин со временем окажется прав. А от либерализма свободного рынка останется выхолощенный исторический артефакт, а не ключевой и направляющий принцип нашего общества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

 
Опубликовано 01/07/2019 20:17

Добавил suare suare 3 Июля
проблема (4)
Дополнения:

В современном мире либерализм принято делить на классический, социальный, культурный, национальный, консервативный и неолиберализм. Либертарианство теперь же относят в отдельную политическую философия, поэтому его мы не рассматриваем.

Классический либерализм — это фундамент, на котором строится либеральная демократия. Основные идеи этой ветви «идеологии Свободы» были обозначены еще в XIII веке мыслями Джона Локка, Жана-Батиста Сэй, Томаса Мальтуса и Давида Рикардо, а также крупного экономиста Нового Времени, основоположника классической экономической школы — Адама Смита. Классический либерализм вобрал в себя лучшие идеи западноевропейских мыслителей Эпохи Просвещения. Гражданские права, экономическая и политическая свобода — основные тезисы классического либерализм. Классики либерализма считают, что государство — политический институт, который должен играть роль судьи на поле, защищая права и свободы, верховенство права и соблюдая безопасность, но никоим образом не вступает в экономику (принцип невмешательства) и никакими средствами не ущемляет политические права людей. Отметим, что со временем классический либерализм у каждого западного идеолога несколько изменился. Под влиянием Жан-Жака Руссо, Джона Стюарта Милля, Томаса Пейн и других классический либерализм разбился на три модели:

  • Континентально-европейская модель (Германия, Франция, Польша, Россия). Представители этой концепции отстаивали идеи конструктивизма, рационализма во взаимодействии с ярко-выраженной национальной политикой, придавали большее значение свободе внутри общества, чем для отдельных личностей.
  • Англосаксонская модель (Британская Империя и сателлиты, кроме США). Представители этой концепции выдвинули идеи правового государства, неограниченной торговли, были убеждены в том, что свобода играет большее значение для отдельной личности, нежели для всего общества.
  • Североамериканская модель (США). Представители этой концепции разрабатывали идеи неотчуждаемых прав человека в расширенном списке.

Социальный либерализм — разновидность либеральной идеологии, выступающий за вмешательство государства в экономические вопросы для решения социально-ориентированных проблем. Появился социал-либерализм в конце XIX века под влиянием роста левых сил в Европе и политики утилитаризм (моральный принцип определяется его полезностью). Ключевые идеологи социал-либералов являлись Джон Дьюи и Мортимер Адлер.

Социальные либералы отличаются от классиков, в первую очередь, отношением вмешательства государства в экономику. Первые полагали, что вмешательство необходимо, чтобы обеспечить права индивида на самореализацию и равные стартовые возможности, а также оказывать необходимую поддержку слабым слоям населения, укрепляя социальную и политическую стабильность от негативных потрясений, в первую очередь, революционных. Но не стоит социал-либералов относить к сторонникам социалистических устоев, так как социальный либерализм не отказывается от такого важного института в либерализме, как частная собственность и рыночная экономика, устроенные на капиталистической системе экономических отношений, поэтому социальный либерализм — это либерализм, ориентируемый на более углубленную социальную политику, но не имея никакого отношения к радикально левым силам (коммунизм). Социальный либерализм находится правее социал-демократия, которая косвенно, но имеет отношение к левым идеологиям.

Культурный либерализм — это разновидность либерализма с принципом «свобода личности», где вопросы личного характера не регламентируются государством и никаким образом не ущемляются. Культурный либерализм провозглашает свободу образа жизни, свободу в сексуальных, религиозных, академических вопросах. Он дает свободу личности, не отторгая нормы морали, принятые в обществе. На данный момент принято считать, что Нидерланды являются единственной страной в мире с такой наивысшей развитостью культурного либерализм. Вопрос о том, насколько он необходим современному обществу — дискуссионный, но, как известно, свобода порождает новые идеи, поэтому в этих рамках культурный либерализм более, чем необходим. Следует отличать культурный либерализм от либертинизма.

Национальный либерализм — это вид либеральной идеологии, где концентрируются идеи национализма и классического либерализма. Национальный либерализм считает в некоторых вопросах, таких как позиция по миграции, гражданству, международных отношений и торговли. Этот вид либерализма сформировался в XIX веке в Европе, когда консервативные либералы заняли позиции националистически ориентированных и монархистских групп в политике. Важное развитие в становлении идеологии пришлось на конец XX века на фоне евроскептицизма и антимультикультурных настроений. Ключевой представитель национального либерализма — немецкий социолог, философ, историк и экономист — Макс Вебер.

Консервативный либерализм — разновидность либерализма, совмещающий в себе классические экономические либеральные тезисы, но на некоторые вопросы отвечает с позиции правого консерватизма. Либерал-консерваторы гораздо жёстче рассматривают этические и социальные вопросы. Они традиционны и находятся в оппозиции к таким современным явлениям, как мультикультурализм, права сексуальных меньшинств, легализацию лёгких наркотиков (см. голландский феномен), прогрессивную шкалу налогообложения и социально-ориентированную экономику. В свою очередь, они активно выступают за легализацию ношения оружия, строгий контроль миграции, ужесточение наказания за терроризм и криминал. Типичные либерал-консерваторы — представители Республиканской Партии США.

Неолиберализм – внутренне течение либерализма правого толка, когда экономические вопросы ставятся в приоритет социально-правовым. Неолиберализм сохраняет принцип laissez-faire в своей доктрине, а социальное взаимодействие от индивида до государства – это система рыночных отношений. Государство в экономическом спектре неолибералов – установитель конкуренции и законов рынка. Маргарет Тетчер, например, была типичным примером неолиберального политика. Многие путаютнеолиберализм с леволиберализмом или социальным либерализмом, хотя неолиберальные идеи полярны социал-либеральным.

Ошибка президента

03.07.2019
 
На днях президент одной большой страны, за последние сто лет пережившей столько потрясений, что хватило бы на несколько десятков других стран, заявил, что «либеральная идея изжила себя окончательно… и вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения». Но президент большой страны, уже заплатившей десятками миллионов жизней за подобные заблуждения, опять что-то перепутал. Именно либерализм всегда стоял на защите прав, свобод и интересов подавляющего большинства населения. И сегодня в такой стране, как Россия, где нарушены права абсолютно всех граждан, атака на либерализм — это угроза сохранения бесправия на долгие годы вперед.

ОТВЕТ ЛИБЕРАЛИЗМА

Вообще, рассуждать о либерализме вне конкретного исторического контекста неправильно. Либеральная идея всегда проявляется как ответ на что-то, как реакция. И поскольку катализаторы этой реакции в разные исторические периоды различны, то и сам либерализм постоянно меняется.

Так, например, либерализм в СССР был протестом против тоталитарного строя. Сначала это было требование прекратить массовые убийства и репрессии. Затем носители либеральных идей требовали, чтобы советское государство не вмешивалось в личную жизнь, не диктовало, какие книги читать, какую музыку слушать, какие стихи сочинять, чтобы не затыкало рот в спорах о политике, экономике, науке и т. д. Наконец, отменить совершенно безумный, противоречащий справедливости и здравому смыслу запрет на частную собственность тоже требовали либералы.

А такое проявление либерализма, как мультикультурализм, стал на Западе ответом на расизм и колониализм, выражением чувства вины и ответственности общества за неравное распределение благ между богатыми и бедными странами, за то, что Запад живет мирно и богато, а целые страны и регионы потеряли будущее.

В чем же состоит ответ либерализма? Чем он отличается от других возможных реакций на те же самые проблемы и несправедливость?

Тем, что если юрист первым делом спрашивает «кому это выгодно?», если у врача первый вопрос «где болит?», то либерал в первую очередь задается вопросом, где и чьи права нарушены, чью свободу для жизни и творчества ограничивают. Ни одна другая идеология кроме либерализма не ставит вопрос таким образом.

С ТОЧНОСТЬЮ ДО НАОБОРОТ

В России сейчас нарушены права всех. Люди не просто ограничены в свободах и лишены самостоятельности — доминирующей эмоцией в обществе является страх. Страх перед репрессиями и бедностью, страх перед конфискацией имущества и запретами на все, вплоть до свободного обмена знаниями, страх перед участием в очередной войне.

Для Путина, судя по его недавнему интервью Financial Times, либерализм — это только ошибки реформ 1990-х, мигранты и ЛГБТ. На самом же деле либерализм — это свобода, жизнь без страха, человеческое достоинство, равные возможности и прогресс для всех.

Либералы — это те, кто в соответствии с официально принятым Либеральным манифестом борется за законность, за гражданское общество, за права человека, за свободу слова, за развитие и поддержку образования, за обеспечение максимального доступа к медицинским услугам, за научно-технический прогресс и предпринимательство, за мир и международное сотрудничество.

Всего этого в нашей стране катастрофически не хватает. Поэтому как раз в России либерализм должен быть востребован в первую очередь. Но ни соблюдение прав человека, ни защита свободы слова, ни другие либеральные ценности не соответствуют политике Путина, более того — угрожают его несменяемости во власти. И именно поэтому Путин выдумал «смерть либерализма» в надежде, что это поможет поднять его рейтинг. По сути, президент продолжает кампанию, начатую на последней прямой линии, и ищет внутреннего врага в 1990-х. При этом Путин пытается сделать вид, что он сам и окружающие его олигархи (которых как бы и нет) не участвовали в событиях 1990-х, заложивших основу нынешней системы и его режима, назначает виновных.

Однако реформы 1990-х — это не либерализм. Освобождение монополий и криминальная приватизация, контроль над СМИ, коррупция на службе демократии, расстрел Белого дома в 1993 году, фальсификации результатов выборов и две войны в Чечне — все это не имеет никакого отношения к либерализму. То, что кто-то в ельцинских правительствах называл себя либералом, просто вопрос моды того времени (в 1930-е годы в СССР такие люди называли себя большевиками, потому что тогда была такая мода). На самом деле те, кто был у власти и называл себя либералами в 1990-е годы, — это люди, группы, партии и структуры, ничего общего с либерализмом не имевшие и делавшие все с точностью до наоборот. Кстати, и решения, принимавшиеся в начале 1990-х в петербургской мэрии, где будущий президент России работал помощником мэра, к либерализму не имели никакого отношения: вспомним, как первый и последний мэр Санкт-Петербурга разгонял Ленсовет или как вводил «депутатскую поправку», которая на долгие годы вперед коррумпировала депутатов петербургского Законодательного собрания.

Борис Джонсон

 

БРАВО, БОРИС!

Иногда либерализм защищают так, что лучше бы этого не делали. Вот, например, неожиданно высказался очень странный кандидат в премьеры Великобритании от Консервативной партии, у которой сейчас, согласно опросам, менее 25% поддержки в стране. Борис Джонсон говорит дежурные слова о важности демократии (в известном нам стиле «свобода лучше несвободы») и неплохо осведомлен о состоянии канализации в России. Но главная его мысль в том, что высшим проявлением британского либерализма сегодня станет выход из Евросоюза.

Это именно то, что происходило в России в 1990-е, когда «ура-либералы» представляли либерализм как «свободу от» здравого смысла, что и привело к жестоким ошибкам в реформах и в конечном счете к неудаче постсоветской реформации. Как раз понимание свободы как «что хочу, то и ворочу» на своей суверенной территории, изоляционизм, отношение к международным обязательствам и глобальной ответственности как к ненужным ограничениям — это полное совпадение с мировоззрением Кремля. Браво, Борис!

Критикуя Путина и делая при этом главной мишенью своих нападок Евросоюз, Джонсон становится союзником Кремля в важном аспекте его сегодняшней политики.

При такой идейной близости по существенному вопросу слова одного из лидеров британских консерваторов в защиту демократии вообще не имеют значения. Та же демагогия, что и с «брекзитом». «У вас в Англии свои традиции, а у нас — свои, вот и все дела с вашей демократией, — непременно ответит Путин. — Делайте на своем острове что хотите, а нам не мешайте».

И главное. Джонсон использует либеральную риторику как инструмент манипуляции людьми. Вся история с «брекзитом» (и чем дальше, тем это понятнее) — это история манипуляции. В 2016 году во время референдума никто в Великобритании — ни рядовые граждане, ни политики, ни экономисты, ни юристы — не понимал, ни что такое «брекзит», ни как его осуществить практически. Спустя три года очень многим британцам стало ясно, что выход из Евросоюза не имеет положительного для страны решения. Более того, он угрожает расколом общества и распадом государства: уходом Шотландии и Ирландии, гигантскими экономическими проблемами… Ничего из российского опыта не напоминает? И потом, когда в результате «брекзита» все в стране посыплется, причиной назовут либеральную идею.

А пока Джонсон как «либерал» и «защитник либерализма» больше огня боится нового референдума. Потому что после почти трех лет дискуссий о «брекзите», о том, куда под лозунгами национализма и изоляционизма в «либеральной» обертке это может завести, британцы уже с несравненно лучшим пониманием выразят свое отношение к выходу из ЕС. Вот этого «демократ» Джонсон не может допустить.

Вот такой у либерализма выискался защитник. Так что Владимир может быть вполне доволен «либералом» Борисом.

КЛЕТКА ПУТИНА

Еще одна серьезная ошибка Путина заключается в том, что он отрицает аксиому, согласно которой основа экономического роста и благополучия людей — это свобода и закон. Президент не желает понимать, что потребность в самостоятельности и свободе у людей в ХХI веке растет очень быстро и что людям тесно и противно в той политической клетке, которую он создал и охраняет.

Думаю, дело в том, что либерализм — это подотчетность и прозрачность государства, ответственность институтов власти всех уровней, верховенство закона, то есть все то, что прямо угрожает нынешнему режиму в России. Поэтому кремлевские власти называют все плохое в стране и мире либерализмом: с помощью непрерывной пропаганды они добились того, что сегодня большинство населения России сам термин «либерализм» воспринимает как что-то чуждое и малопонятное (примерно как в советское время «капитализм»), а нынешняя кремлевская риторика в отношении либерализма напоминает борьбу с генетикой, которую гнобили как инородный «вейсамнизм-морганизм», преступно уничтожая при этом отечественный научный потенциал.

Однако весь дискурс европейского развития за последние сто лет, весь опыт глобального экономического прогресса доказывают, что именно либеральная идея способна противостоять авторитаризму и коррупции, нарушению прав граждан чиновниками, полицейскому произволу, государственному и криминальному террору, безудержной эксплуатации и грабежу людей.

Кроме того, без избавления от страха, без свободы творчества и без равенства возможностей, которые составляют суть либеральной идеи, невозможны ни технологический прорыв, ни даже развитие, адекватное нашему времени и миру.

Чтобы не допустить исторического поражения России, либеральную идею в нашей стране надо наконец научиться понимать и реализовывать на практике. Потому что противоположностью либерализма является мафия, для которой нет ответственности перед законом, а есть только подчинение тому, кто в данный момент главнее и сильнее. Путин уверен, что российский народ иначе жить не умеет и не хочет. Поэтому он пытается убедить всех, будто либерализма больше не существует и жизнь в России навсегда останется такой, как сейчас. Но президент ошибается.

Добавил suare suare 3 Июля
Комментарии участников:
Юлька с н2
-1
Юлька с н2, 3 Июля , url

Путин прав, что либерализм изжил себя. Давно пора на пенсию либералу Путину. России нужна сильная в экономике рука, сколько можно быть сырьевым придатком с бедным населением.

suare
0
suare, 3 Июля , url

Приятно иметь дело с образованным и заинтересованным человеком, какие бы взгляды нас не разделяли(объединяли) :)

precedent
+2
precedent, 3 Июля , url

«Либеро- лучший друг малышей».  На самом деле, идея как идея.  Ничем не лучше и не хуже коммунистической, национал — социалистической.  Идеи представлять начинают опасность и пожирают своих апологетов, когда становятся нетерпимыми к другим идеям, агрессивными,  радиальными,  когда вместо мысли — уродство, вместо религии- сектантство, вместо бриллиантов — стекла, вместо лекарства — яд, вместо смелости- безрассудство И так далее. 

Путин не совсем прав.  Идеи не умирают.  Правильно говорить о том, что либеральная идея в исполнении текущей политики Запада переродилась в тоже самое, что и идеи коммунизма или национал- социализма перерождались.  И многие другие. 

Идея эта не умрет, но перерождение, вырождение — будут уничтожены.  

unknown1
+2
unknown1, 3 Июля , url

Соглашусь с Путиным. Да, либерализм себя изжил. Мне видится дальнейшее развитие рынка и общества в сторону либертарианства. Т.е. исчезновения государства как института, и установление абсолютной монополии. Когда роль государства будут выполнять картели крупнейших транснациональных корпораций.

suare
+2
suare, 3 Июля , url

Понятие «либертарианец» (англ. libertarian) впервые появилось в эссе «О свободе и необходимости» (1789) американского унитарианского философа Уильяма Белшама[en]. Термин был производным от «свободы» (англ. liberty) по аналогии с образованием слова «унитарианец» (англ. unitarian) от «единства» (англ. unity) в английском языке и обозначал сторонников философской доктрины «свободы воли»[2]. В своём эссе Белшам осудил идеи, которые он приписывал либертарианству и противопоставил им религиозный детерминизм.

Во второй половине XIX века термин фр. libertaire взяли на вооружение французские анархисты в значении «анархист». В 1858 году Жозеф Дежак начал издавать в США газету «Le Libertaire, Journal du Mouvement Social». В 1880 году на конгрессе в Гавре анархо-коммунисты также употребили этот термин. Росту его популярности в конце XIX века способствовало введение направленных против анархизма ограничений на свободу печати во Франции после теракта, осуществлённого Огюстом Вальяном в 1893 году. В результате анархисты начали широко использовать фр. libertaire как эвфемизм вместо слова фр. anarchiste, в частности, в 1895 году была учреждена газета «Le Libertaire». Впоследствии «либертарианство» и «анархизм» стали синонимами, также положив начало термину «либертарный социализм».

Таким образом, до середины XX века термин «либертарианство» не употреблялся в описываемом в данной статье значении. В современном значении этот термин впервые начал использовать американский политик и основатель Фонда экономического образования Леонард Рид[en], который в 1940-е годы провозгласил себя либертарианцем. Вслед за ним многие сторонники личной и экономической свободы также стали называть себя либертарианцами, чтобы отличать себя от «либералов», под которыми в США и некоторых других странах начиная с XX века понимают сторонников личной свободы и государственного перераспределения ресурсов (в частности, «нового курса» Рузвельта), включая социал-демократов и умеренных коммунистов. Тем не менее, многие сторонники либертарианских идей не называют себя либертарианцами, настаивая на традиционном обозначении своей идеологии («либерализм») или определяя себя как «классических либералов». Другие считают подобную приверженность старым терминам ошибочной, вносящей путаницу в политическую картину современного мира, что мешает распространению и пониманию либертарианских идей.

источник: upload.wikimedia.org

Диаграмма Нолана, предложенная американским либертарианцем Дэвидом Ноланом в 1970 г.[3][4], служит для иллюстрации его утверждения, что либертарианство пропагандирует как экономическую, так и личную свободу, ограничивая вмешательство государства в жизнь общества. По мнению Нолана, это контрастирует с левым «либерализмом», который выступает только за «личные свободы», правым «консерватизмом», который выступает только за «экономические свободы», а также с популистским «авторитаризмом», сторонники которого добиваются жёсткого контроля государства за жизнью общества и перераспределения доходов от богатых к бедным.

По мнению американского либертарного социалиста Мюррея Букчина, термин «либертарианство» был украден правыми, и правых либертарианцев[en], которые заинтересованы не в свободе, а в частной собственности, правильнее было бы называть пропертарианцами[en] (от англ. property — собственность).[5]

В России, наряду с термином «либертарианство», в близком значении также употребляется термин «либертарно-юридическое правопонимание», введённый в науку академиком В. С. Нерсесянцем и его последователями (Четвернин В. А. и др.).

unknown1
0
unknown1, 3 Июля , url

По мнению американского либертарного социалиста Мюррея Букчина, термин «либертарианство» был украден правыми, и правых либертарианцев[en], которые заинтересованы не в свободе, а в частной собственности, правильнее было бы называть пропертарианцами[en] (от англ. property — собственность).[5]

Но сегодня под либертариантсвом все же понимается анархо-каптализм. Можете посмотреть главного популяризатора этой идеологии Михаила Светова. Да собственно и инфографика говорит о том же. Максимальная личная свобода и максимальная экономическая свобода. Суть же любого государства это насилие. Соответственно оно и является главных тормозом свобод.

Крайней правое положение соответствует фашизму (диктатура капитала над пролетариатом), крайне верхнее коммунизму (личная свобода большинства, общественная собственность, против личной).

www.youtube.com/channel/UCWjEiMNZv4g3P9BWbrtMjyA

Либерализм же сегодня, как понимает его британский журналист, а так же наше правительство и интеллигенция, понимается как идея снижения роли государства в экономике, абсолютное верховенство частной собственности, низкие налоги на ведение бизнеса, свободное движение капитала и рабочей силы.

В целом спасибо за статью, позновательно.

Игемон
+2
Игемон, 3 Июля , url

Одно и тоже может быть и ядом и лекарством. Всё определяет доза. (Парацельс в вольном переводе)

Имя_Фамилия
+2
Имя_Фамилия, 3 Июля , url

Выражение лица Терезы Мэй во время фотографирования с российским лидером на прошлой неделе было красноречивее тысячи слов.

 судя по переорбитальной  области Терезы — со здоровьем  у нее не очень. Что касаеться либерализма. Не  изжил, а убил себя.  Точнее руками  либерастов — издея всяческих  свобод  доведена до абсурда и  полного извращения. 

Наплыв религиозных фанатиков в Европу — как бы ставит  под сомнение саму возможность  реализации  либеральных идей в полном  формате. Разеве что  одной: кто сильнее — тот  и  прав. 

В России  и  США  никакого либералима и  небывало. В России  плутократия в  США (извините) полицейская демократия.  

Tamriko
0
Tamriko, 4 Июля , url

Либерализм… демократия… либертарианство… Всё это — словоблудие, которое использует в свою пользу и для поддержания своей власти по сути кучка воров и грабителей — в Америке — полицейская «демократия», в Германии и Франции — толерантная «свобода» и либертантская распущенность, в Англии — всё вместе взятое, прикрытое лживым ханжеством. Наша правительственная элитка пытается урвать и примерить к себе отовсюду понемножку и получается некая хромоножка… А по идее должно быть истинное народовластие с сильным лидером во главе (никто еще не смог опровергнуть историческую роль личности сильного государства)...

Личность-то у нас есть — народовластие отсутствует, к сожалению. А ведь было когда-то и то и другое. Даже две личности подряд: один создавал народное государство, а другой, продолжив его начинание, вывел страну в передовое, доказав превосходство истинно народного государства над лживой «демократией» Запада. Еще бы с десяток лет правления Сталина — и хрен бы западники смогли догнать нас по уровню развития и процветания страны… С приходом последующей мелочи пузатой, к тому же малообразованной и властолюбивой, начался постепенный упадок. 

Возможно государству смог бы помочь сохраниться разве что Господь Бог. Но его отвергли сами прежние сильные личности — руководители страны, самонадеянно полагая, что «Человек — это звучит гордо!»… и мы были наказаны — сначала войной, а затем и распадом государства. Поэтому для России путь один — православное народовластие с сильной, справедливой и бескорыстной личностью во главе, не отрицающей Спасителя. Такая личность у нас есть, дело остается за «малым» — создать народовластие путем смены «элиты». ИМХО...



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать