Минюст указал на вброс фальсифицированных доказательств ради жалоб Украины и Грузии в ЕСПЧ

отметили
9
человек
в архиве

Михаил Гальперин
© Юрий Мещанин/ТАСС

Страсбургский суд фактически вовлекается в международные конфликты странами, подающими межгосударственные иски против России. Об организаторах этих жалоб, их политизированности и позиции России в интервью ТАСС рассказал уполномоченный РФ при ЕСПЧ, замминистра юстиции Михаил Гальперин.

27 августа Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал РФ виновной в нарушении ряда пунктов Конвенции по правам человека по делу аудитора фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского и обязал выплатить его представителям €34 тыс. Минюст России обжаловал это решение?

— Постановление ЕСПЧ не вступило в силу, и у нас есть три месяца с даты его вынесения для решения вопроса об обжаловании.

Замечу, что ЕСПЧ принимает заявления об обжаловании в Большую палату, как правило, в случае если в оспариваемом постановлении ставится фундаментальный вопрос применения Конвенции. В том решении, о котором вы упомянули, с юридической точки зрения нет ничего экстраординарного, отличающего его от десятков аналогичных актов по делам против разных стран Совета Европы. Возможно, примечательна лишь фигура заявителя, а также то, что его жалоба рассматривалась ЕСПЧ без малого десять лет. Использование же Европейским судом по правам человека определенного набора статей Конвенции о защите прав человека является устоявшейся практикой, применяемой в отношении соответствующей категории дел.

Обращу внимание и на то, что помимо выводов относительно продления меры пресечения, а также условий содержания и оказания медицинской помощи Магнитскому, ЕСПЧ констатировал отсутствие нарушения со стороны российских властей пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с самим задержанием и заключением заявителя под стражу. Европейский суд признал, что задержание Магнитского и заключение его под стражу соответствовали установленным конвенционным требованиям. Также постановление не содержит требования к властям Российской Федерации о пересмотре судебного акта, вынесенного национальным судом по уголовному делу.

Как вы оцениваете включение вас и британского адвоката Майкла Свэйнстона в базу данных экстремистского украинского сайта «Миротворец» за то, что вы принимаете участие в судебных слушаниях в Страсбурге по украинской жалобе против России о якобы имевших место нарушениях прав человека в Крыму?

— Во многих делах, которые ведет наша юридическая команда в международных и иностранных судах и арбитражах, Российской Федерации противостоят могущественные оппоненты: иностранные государства, враждебные спецслужбы, олигархические группы, использующие недобросовестные практики.

В связи с этим факт включения в «Миротворец» можно было бы признать недостойным какого-либо внимания, если бы не одно обстоятельство. Фактически впервые объектом атаки стали юридические представители стороны в международном суде по итогам выступления в публичном заседании (11 сентября 2019 года в ЕСПЧ в Страсбурге по делу «Украина против России»), в том числе подданный Великобритании, известный международный юрист, имеющий статус королевского адвоката. И это беспрецедентно. Речь идет не только о неуважении к представителям, отстаивающим правовую позицию страны, о давлении на Российскую Федерацию, но и неуважении к самому Европейскому суду по правам человека, о явном и грубом препятствовании правосудию.

Как раз подобные экстремистские выходки со стороны националистических групп в 2014 году и побудили граждан Крыма принять решение продолжить свое развитие вне Украины, защитив себя от угроз, исходящих от «майданной» киевской власти

Убежден, что судьи дадут надлежащую оценку попыткам давления, соответствующее заявление уже рассматривается ЕСПЧ. Это вызов не только мне и моим коллегам, но самому суду.

— Принято ли уже решение о приемлемости жалобы Украины против России о предположительном нарушении прав человека в Крыму?

— Нет, не принято. Как я уже сказал, совсем недавно, 11 сентября этого года, в Европейском суде прошли устные слушания по вопросу приемлемости соответствующей жалобы, в ходе которых российская сторона представила свою позицию.

Мы акцентировали внимание суда на безосновательности и бездоказательности украинских претензий, опровергли утверждения об осуществлении Россией «эффективного контроля» в Крыму с 27 февраля по 18 марта 2014 года, с учетом в том числе того, что в этот период в Крыму находился и многотысячный украинский воинский контингент, а все сформированные задолго до февраля 2014 года местные органы власти продолжали свою деятельность вплоть до даты воссоединения. Таким образом, в этой ситуации неприменим даже чрезвычайно низкий и размытый правовой стандарт «эффективного контроля», ранее выработанный самим ЕСПЧ.

Также мы обратили внимание судей на несоблюдение украинскими властями различных критериев приемлемости жалобы, определенных Конвенцией о защите прав человека, на отсутствие убедительных документальных доказательств каких-либо нарушений с российской стороны. Вряд ли решение ЕСПЧ по вопросу приемлемости межгосударственной жалобы следует ожидать ранее 2020 года.

Сейчас перед ЕСПЧ в этом деле стоит дилемма: поддаться на призывы заняться международной политикой, вмешаться в решение вопроса, который может быть разрешен только дипломатическим путем, либо остаться в правовом поле, руководствуясь исключительно положениями конвенции. С юридической точки зрения совершенно очевидно, что не в компетенции ЕСПЧ оценивать, например, соответствие действий российских властей межгосударственным соглашениям о пребывании в Крыму Черноморского флота либо законность проведения в марте 2014 года референдума о судьбе Крыма и его последствий.

Но в своем заключительном слове на слушаниях британский адвокат, представляющий Украину, открыто и цинично заявил судьям, что любое межгосударственное дело является политическим, поэтому судьи ЕСПЧ не смогут избежать присоединения к хору голосов, бросающих нашей стране голословные политические обвинения.

Сколько сейчас подано украинскими компаниями исков к России в связи с воссоединением Крыма? В какой части они могут быть подсудны ЕСПЧ, выносились ли решения и с чем российская сторона согласна, а с чем нет?

— Я лично не знаю ни об одном заявлении в ЕСПЧ украинских компаний в связи с принятием Крыма в состав Российской Федерации. ЕСПЧ с 2014 года не вынес вообще ни одного постановления по поступающим жалобам о предполагаемых нарушениях прав человека в Крыму, все такие заявления заморожены.

Если речь идет не о ЕСПЧ, а о международных инвестиционных арбитражах, в которых национальные интересы также защищает Минюст России, то на сегодня в активной стадии находится восемь таких дел по искам украинских физических и юридических лиц на общую сумму более $12 млрд. Также подано еще несколько арбитражных уведомлений, которые могут превратиться в полноценные процессы. В них заявители пытаются доказать, что на момент изъятия активов в период воссоединения они являлись «иностранными инвесторами» в Крыму по смыслу соответствующего российско-украинского соглашения 1998 года о взаимной защите инвестиций. Такая позиция не соответствует основным началам права международных договоров.

Понимая это, но не имея возможности согласиться с тем, что Крым — часть суверенной российской территории, украинские олигархи в инвестиционных арбитражах за рубежом пытаются представить себя жертвами нарушения прав человека и использовать практику из совершенно другой отрасли регулирования — например, концепцию экстерриториального «эффективного контроля» из актов ЕСПЧ по Приднестровью.

Если объяснить простым неюридическим языком, они заявляют, что Крым все еще остается в составе Украины (но тогда они никакие не «иностранные» инвесторы на территории России!), однако наша страна должна выплатить им компенсацию

Следуя этой логике, украинская сторона неизбежно должна признать, что и любая зарегистрированная в Крыму после 2014 года российская компания может требовать компенсацию от властей в Киеве за нарушение ее прав на территории Украины в качестве «иностранного» российского инвестора.

Какие страны подали в Страсбургский суд межгосударственные жалобы против РФ?

— Только Грузия и Украина, но общее количество жалоб против России от правительств этих государств приближается к десяти.

По ряду признаков мы понимаем, что эти страны, выступая как «фронтмены» противостояния с Россией в ЕСПЧ и на других площадках, пользуются значительной поддержкой других государств, в том числе, скажем так, и не входящих в Совет Европы. Например, при помощи иностранных спецслужб, связанных с ними организаций, массово фальсифицируются электронные материалы, потом вбрасываются в СМИ и социальные сети, представляются как «доказательства» в суды. Конечно, ни грузинские, ни украинские власти самостоятельно такую работу организовать бы не смогли. Тем более, речь идет о затратах, составляющих десятки миллионов долларов.

Многие эксперты утверждают, что ЕСПЧ вообще не предназначен для рассмотрения межгосударственных споров, а должен заниматься только жалобами граждан на нарушения их свобод. Но на определенном этапе суд вовлекли в международные конфликты, территориальные споры, дипломатические претензии, а он не смог или не захотел этому противостоять, фактически сам в последние годы поощряет подачу заявлений, имеющих явно политический контекст.

— Сколько решений было вынесено Страсбургским судом против РФ с начала года? Какую сумму Россия выплатила по решениям ЕСПЧ?

— Всего с начала этого года по делам против нашей страны ЕСПЧ вынесено около 250 постановлений и решений. Никакого всплеска количества заявлений по сравнению с предыдущими годами нет. Объем произведенных Минюстом России выплат за этот же период российским заявителям составил около 600 млн рублей.

В ноябре 2018 года ЕСПЧ зарегистрировал иск к России 95 родственников жертв крушения малайзийского Boeing. При этом адвокат, оказывающий истцам поддержку, сообщил, что РФ не предоставила важную информацию группе, ведущей расследование. Насколько эта позиция обоснована? Каковы аргументы российской стороны по данному иску?

— Наша позиция, сопровождаемая доказательствами, подробно будет изложена в процессуальных документах, направляемых в ЕСПЧ.

Не все знают, что в ЕСПЧ уже несколько дел, которые касаются этой трагедии, а не только то, о котором вы упомянули. Например, на рассмотрении суда есть иск граждан Германии против Украины в связи с незакрытием воздушного пространства в зоне боевых действий в Донбассе в 2014 году. К этому делу суд допустил в качестве третьих лиц ряд европейских стран, а заявление России о вступлении в дело отклонил, не дал возможности высказать свою позицию. При этом мы слышим и заявления правительства Малайзии, и парламента Нидерландов о роли Украины в крушении самолета. Очевидно, и эти заявления, а также информацию, на которой они основаны, ЕСПЧ должен иметь в виду.

С 2019 года ЕСПЧ предлагает заявителям и государствам-ответчикам заключить мировую в течение 12 недель после фильтрационной проверки жалобы. Для чего нужна данная процедура? Может ли это нововведение вызвать отрицательные последствия?

— Обязательная стадия мирового урегулирования введена в действие Европейским судом по правам человека с 1 января 2019 года для предоставления сторонам возможности самостоятельного и скорейшего урегулирования спора в досудебном порядке.

Эта процедура никоим образом не ограничивает процессуальные права сторон. В случае недостижения сторонами мирового соглашения соответствующее дело будет рассматриваться в общей процедуре, закрепленной регламентом Европейского суда.

Следует отметить, что в последние годы Минюст России и без этой новой процедуры активно использует уже предоставленные Конвенцией о защите прав человека возможности досудебного урегулирования по жалобам, находящимся на рассмотрении ЕСПЧ. Общее количество дел, разрешенных таким образом, существенно увеличилось. Например, только с 2017 года по настоящее время Минюст России направил в ЕСПЧ свыше 1200 мировых соглашений и односторонних деклараций, что практически вчетверо превышает подобные показатели предыдущего периода. Я подписываю такие документы почти каждую неделю. Полагаю, что подобная практика досудебного урегулирования, реализуемая Минюстом России во взаимодействии с секретариатом Европейского суда по правам человека, будет только расширятся. Мы к этому готовы.

Ну и конечно, несмотря ни на какие внешнеполитические обстоятельства, необходимо и дальше развивать национальные средства правовой защиты, чтобы нашим собственным гражданам не приходилось обращаться в международные суды, чтобы они могли найти правовую защиту в своей стране.

Ваш первый вопрос касался одной из жалоб на условия содержания в местах заключения. Такие жалобы составляют сейчас самую многочисленную категорию «российских» дел в ЕСПЧ. В этом году правительством был внесен в Госдуму подготовленный Минюстом России законопроект, позволяющий передать эти дела в российские суды, получить гражданам справедливую компенсацию за нарушения норм содержания во всех местах заключения (не только СИЗО и колониях, но, например, и в полицейских изоляторах временного содержания) быстрее и проще. Мы надеемся, что этот законопроект в обозримом будущем станет законом.

Беседовала Ксения Семеновская

Добавил waplaw waplaw 17 Октября
проблема (3)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать