Можно ли жить без смартфона?

отметили
4
человека
в архиве

«Опять сидишь в телефоне!» – ещё лет пятнадцать назад, услышав эту фразу, мы бы просто покрутили пальцем у виска, настолько нелепо это звучало. Однако сегодня непрерывное взаимодействие человека и смартфона – явление совершенно обыденное, и почти невозможно провести четкую грань между необходимостью и болезненной зависимостью, между средством деловой и прочей коммуникации и суррогатом общения, – в этом убежден наш сегодняшний собеседник, практикующий психолог, кандидат медицинских наук Игорь Стрельников.

– Ну, сидит человек в телефоне, и сидит. Все так делают – значит, это нормально. Или нет?

– Прежде чем начать разговор, я советую проверить телефон – вдруг уже пришло сообщение о зачислении аванса, вдруг в «Фейсбуке» тебя срочно зовут на фестиваль православных сыроедов, а в «Инстаграме» на тебя подписался какой-нибудь спа-салон с сообщением о тотальных скидках на оздоровительное плавание в бассейне с аргентинскими пираньями.

Все эти сообщения по отдельности – бесполезная чепуха, но в совокупности они составляют некое информационное пространство, в котором очень многие проводят свободное – и несвободное – время.

Между прочим, средний студент, например, использует телефон три – три с половиной часа в день. И еще один установленный факт – более 70 процентов обладателей смартфонов, проснувшись утром, первым делом хватаются за телефон.

– Это плохо?

– Не плохо и не хорошо. С одной стороны, мы могли бы потратить это время на общение, чтение полезной литературы, или, на худой конец, просмотр телепередач – но, оказывается, мы делаем то же самое, только при помощи смартфона.

Жить без смартфона можно, но нынче это глупо – там новости, такси, суши и пицца, несметное количество интернет-магазинов, где можно купить все – от мухобойки до виллы в Испании. Там деловая и личная переписка, и даже порой виртуальная интимная жизнь. И да, еще и звонить можно.

Раньше как было? Мы говорили – сейчас зайду в Интернет, то есть включу компьютер, запущу браузер, наберу запрос в поисковике, открою сайт… А теперь весь этот ритуал свелся к мгновенному скольжению по экрану смартфона в нужном направлении. Кстати, это называется свайп. Таким образом не мы входим в Интернет, а Интернет входит в нас, со своим магазином приложений и оповещениями.

– То есть мы стали рабами Интернета и смартфона?

– Не так пафосно, конечно, но доля правды в этом есть. Эпоха цифровых технологий обрушилась на нас так стремительно, что мы оказались к ней просто психологически не готовы. Есть исследования – правда, проведенные в США, – в результате которых выяснилось, что обычный офисный клерк отвлекается на смартфон – внимание! – порядка двухсот раз за день. То есть с учетом времени сна получается, что человек взаимодействует с гаджетом каждые 10 минут. А это уже фактор зависимости, не позволяющий в достаточной степени сосредоточиться на другом деле. Более того, эти же исследования показали, что люди проверяют телефон даже ночью, если внезапно проснутся.

Вот, например, в нашем институте имени академика Павлова провели интересный эксперимент: в клетку с макакой-резусом установили нехитрое устройство с кнопкой, нажимая на которую животное получало определенное количество пищи. Обезьяна вела себя спокойно и адекватно: проголодалась – щелкнула по кнопке – получила еду.

Во второй части эксперимента условия изменили – кнопка срабатывала не всегда, порции пищи были разными по объему. Подопытная макака стала проявлять беспокойство, затем раздражение и агрессию, беспрестанно лупила по кнопке, даже если была не голодна.

– Ну и причем здесь внезапно нагрянувшая цифровая эпоха?

– А притом, что современный алгоритм работы соцсетей чрезвычайно схож с взаимодействием той самой обезьяны с кнопкой. Мы «зависаем» в смартфоне, ища удовольствие, удовлетворение – убедиться в наличии лайков под своими постами и фотографиями, почитать свежие новости и анекдоты, посмеяться над прикольными картинками, получить ожидаемую почту, поиграть в популярную игру и так далее. Но виртуальное пространство непредсказуемо, и в нашу «кормушку» валятся кучи несъедобного мусора – бездарная реклама, унылые новости, раздражающие бесполезностью рассылки и прочее барахло.

При этом мы совершенно точно знаем, что иногда в нашей «кормушке» встречаются весьма лакомые кусочки, и надежда на удачную добычу вызывает выброс гормона дофамина – предвестника удовлетворения, возникающего при достижении победы. Мы подсознательно жаждем этой гормональной инъекции снова и снова, поэтому постоянно, как та обезьяна, «лупим лапой по кнопке» – лезем в телефон каждые пять минут за маленькой дозой секундного удовольствия.

– Печально сознавать, что у многих из нас воли не больше, чем у макаки…

– Да, но виноват в этом не слабый характер, а здоровая и хорошо работающая эндокринная система. И опять же, результаты исследований показали, что если человека лишить смартфона на одну неделю, он начинает испытывать тревогу и растерянность. Его поведение оказывается похожим на поведение человека с любой другой зависимостью – например курением. Но если в отношении курильщиков сейчас действует настоящий геноцид, то права «смартфонодержателей» ничем не ограничены – только нажми на кнопку.

И это первая ловушка, расставленная для человека «коварной цифрой», – гормональная потребность получать удовольствие.

– Значит, есть и вторая ловушка?

– Я тебе больше скажу – и вторая, и третья, и четвертая. В современной психологии выделяют четыре основных фактора интернет- и смартфонозависимости.

Ловушка номер два – неодолимое желание сопричастности с окружающей действительностью. Наиболее ярко это чувство выражено у пользователей соцсетей. Инструмент, при помощи которого социальные сети забирают души своих адептов, называется синдром FoMO – от английского Fear of Missing Out – страх что-нибудь пропустить. То есть граждан, часами «зависающих» в соцсетях, обуревает навязчивая мысль, что выход из виртуального пространства означает потерю бесценной информации, которую в это время получают другие.

Здесь важна и возможность хоть как-то обозначить себя в пространстве, ощутить себя его зримой частью. Так, дурные подростки выкладывают ролики с избиением одноклассников, вовсе не надеясь остаться неузнанными, а как раз наоборот, желая словить хайп, то есть скандальную известность. Пухлые дамы выкладывают свои фотографии в бикини в открытый доступ и жадно ловят отклики – «Молодец женщина, любит себя такой, какая есть», надменно игнорируя комментарии типа «Кто эта жирная корова?». Удачная рыбалка, отдых на курорте, чихающая панда, селфи на краю небоскреба, пьяная вечеринка – всё, все тащится в сеть с единственной целью – в меру своих умственных, финансовых и физических способностей громко заявить – я есть, я существую. И получить от общественного признания сего факта глубокое удовлетворение.

Третья ловушка – потребность испытывать раздражение и злость, выплескивать негативные эмоции. Помимо вышеупомянутого «положительного» гормона дофамина, человеку необходимы и гормоны, отвечающие за агрессию, – кортиколиберин, адреналин, тестостерон, вазопрессин и другие. Этот адский коктейль, как ни странно, действует сильнее, чем гормоны радости.

Люди подсознательно ищут в сетях новости об экологических и техногенных катастрофах, громких преступлениях, политических скандалах – это приятно будоражит нашу гражданскую совесть и освежает моральные принципы, позволяя оставлять гневные комментарии, вроде «Доколе это будет продолжаться!», «Все кругом воры и негодяи!», «Довели народ до ручки!!», «Загубили природу, сволочи!» и тому подобное.

Диванные рыцари без страха и упрека бьются «за правду» – свою правду – на виртуальных ристалищах, эмоции бурлят, гормональный коктейль, образно говоря, льется рекой. А потом, как и при алкогольной зависимости, наступает похмельный синдром – раздражение, вялость и апатия. И желание вновь испытать бурю эмоций.

Разумеется, при помощи различных фильтров можно подкорректировать смартфон так, чтобы там были только милые котэ и умиротворяющие пейзажи, но… Жизнь тогда покажется пресной, как каша без соли у закоренелого ЗОЖника.

И, наконец, четвертая ловушка – возможность слияния с ноосферой. Эту теорию общего сознания человечества выдвинул еще в начале прошлого века академик Вернадский.

Нажимая на кнопку смартфона, мы косвенно оказываемся на связи со всем миром, становимся проводником сигналов общей информационной сети. Нет одиночества, нет изолированности, не нужно генерировать умные мысли и ценные идеи, чтобы тебя заметили и – главное, – ответили.

Ты в курсе всех важных событий, ты знаком с полярными мнениями по различным вопросам, ты можешь написать любому пользователю и любой пользователь может написать тебе, у тебя миллионы рассказчиков и слушателей – никакое живое общение, никакая реальность с этим сравниться не могут. И сколько бы ни сетовали бабушки об утерянной дворовой культуре и играх на свежем воздухе – им не убедить внуков, что прятки и казаки-разбойники круче «Ворд крафта» или «танчиков» – в которые, к слову, сутками напролет режутся и многие взрослые. И шахматные партии с виртуальным партнером куда интереснее, чем с предсказуемым соседом.

Когда экран надолго гаснет, мы, в большинстве своем, ощущаем оторванность от мирового информационного пространства, одиночество, тревогу. Невозможность долго переносить это гнетущее состояние. И мы снова, и снова, и снова жмем пресловутую кнопку смартфона.

– И что делать?

– Во-первых, определить для себя рамки. В популярных сетях – здесь мы не рассматриваем деструктивные и опасные для жизни группы – нет ничего дурного. Дурно лишь злоупотребление ими. Нужно контролировать время, проведенное в сети, – скажем, не больше часа в день. Практика показывает, что за это время человек вполне успевает проверить почту, ознакомиться с новостями, пообщаться с друзьями. Вывод такой – получайте необходимую дозу в ограниченное время и в определенном количестве.

Во-вторых, следует сознательно сузить круг общения. Не стоит рассылать близким и дальним знакомым и незнакомым ролики с купающимися слонятами, свои фотографии с корпоратива и ссылки на сайты поклонников плоской земли – как бы забавно вам это не казалось. Не стоит вести пустые диалоги.

И, наконец, в-третьих – смартфон все равно останется при тебе. Поэтому нужно свести к минимуму возможность бессмысленно пускать пузыри в виртуальном пространстве. Убрать на второй экран социальные сети, снести игры, избавиться от ненужных приложений. А на виду оставить какую-нибудь полезную программу, например, по изучению иностранных языков. Удивительно, но факт – отвлекаясь 5–6 раз в день на 5-минутный урок, за год можно научиться неплохо объясняться на новом языке.

– Нужно ли избавляться от интернет-зависимости?

– Это так же актуально, как избавляться от водо- или воздухозависимости. Людей не нужно – и теперь уже невозможно – отлучить от Интернета – напротив, человечеству следует преодолеть «детские болезни» и пользоваться возможностями Всемирной паутины максимально эффективно и безопасно.

И уж точно не стоит взирать на смартфон с виноватой обреченностью – нет нашей вины в том, что мы родились в эпоху всемогущей «цифры», а не парой тысячелетий раньше.

Беседовала Светлана ЗАВАДСКАЯ

Добавил cok cok 9 Ноября
проблема (4)
Комментарии участников:
Юлька с н2
+4
Юлька с н2, 9 Ноября , url

Езжайте куда-нибудь в Као Сок в Таиланде. Там нет мобильной связи и интернета. А в крупном городе сейчас без них никак. 



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать