Январские истерики: нефтяная война РФ и РБ

отметили
9
человек

источник: quote-citation.com

 

Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко 9 декабря 2020 года, выступая на церемонии вручения премии «За духовное возрождение» заявил, что нашел замену российской нефти, причем далеко не в первый раз за последние десять лет, что уже подозрительно… Ситуация прояснилась на следующий день, 10 января 2020 г.: белорусский президент обложил российский нефтяной транзит запретительным экологическим налогом. Началась очередная российско-белорусская нефтяная война…

Успехи белорусской политической геологии

Спецификой авторитарных режимов, находящихся в стадии распада является их комичность. На определенном этапе несменяемый глава государства начинает терять чувство меры и адекватность, а его публичные выступления, превращаясь в развлекательное шоу, постепенно и неуклонно теряют политический смысл. Нечто подобное произошло 9 января 2020 г., когда белорусский президент переформатировал традиционного процедуру вручения премий в череду противоречивых политических замечаний, «гвоздем» которого оказалось, с одной стороны, утверждение А. Лукашенко о том, что Россия предлагает белорусским НПЗ нефть выше мировых цен:

«Почему мы до сих пор с Президентом России не договорились по нефти? Потому что Россия хочет, чтобы мы купили у них нефть по ценам выше мировых» ([1]).

С другой стороны, получилось так, что 9 января А. Лукашенко отчитался о выполнении своего же поручения от 31 декабря уже прошлого 2019 г., когда он потребовал немедленно приступить к поиску альтернативных поставщиков нефти ([2]).

В частности, он заявил, что

«если не будет поставок по мировой цене из России нефти, мы найдем эту нефть в другом месте. Что мы и делаем. И нашли» ([3]).

В общем, все чудесно и прекрасно, Беларуси уже не нужна российская нефть, которая, тем более по словам белорусского президента, оказалась дороже мировых цен. Однако не все так просто…

Если обратить внимание на цену российской нефти, которая в 2020 году предложена Минску на 17% ниже мировой, то по понятным причинам 9 января белорусский президент не назвал цену, которая, по его мнению, «выше мировой». Иными словами, А. Лукашенко примитивно и публично лгал, что вряд ли кого удивит… Причины, по которым белорусский президент в данном случае сознательно искажает факты, мы рассмотрим ниже.

В отношении «найденной» альтернативной нефти, то скорее всего речь не идет о неожиданном открытии в Беларуси огромного месторождения «черного золота», позволяющего не только обеспечить на десятилетия нефтью и нефтепродуктами Беларусь, но и презентовать на мировом нефтяном рынке некую новую марку нефти типа Luka… Хотя три месторождения в Беларуси в конце 2019 г. все-таки нашли, но их годовой отдачи вполне хватит на пару недель для работы двух белорусских НПЗ. Тогда о какой замене российской нефти идет речь?

Учитывая, что 10 декабря в белорусском медиа пространстве со ссылкой на белорусское правительство появились слухи о готовности А. Лукашенко остановить транзит российской нефти через нефтепровод «Дружба», то и здесь просматривается некая интрига. Вопросов, как видим много…

Кризисная «Матрешка»

Итак, в итоге, в первой декаде января 2020 года оформилась своеобразная российско-белорусская кризисная «Матрешка»: в её основе нефтегазовая война. Стоит напомнить, что привилегированный доступ Минска к российским энергоносителям и рынку является основой российско-белорусской интеграции.

Понятно, что на самом деле нефтегазовые разногласия являются основой кризиса Союзного государства, что в свою очередь в 2019 году вылилось в до сих пор так и неподписанную Программу экономической интеграции, но есть еще более высокий уровень противостояния – глубокий российско-белорусский кризис, включающий не только идеологическую, но и геополитическую части. Стержень кризиса – пожизненное президентство А. Лукашенко, а основной стимул – стремление белорусского президента во что бы то ни стало прорваться к шестому президентскому сроку.

Вряд ли стоит напоминать, что российский газ и нефть являются основой власти А. Лукашенко. Газ по цене в 150-160 долларов за тысячу куб. м. и нефть за 83% от мировой цены с перспективой в 2024 году цены в 100% мировой являются объективными препятствиями для легитимизации очередной президентской «пятилетки». Но при этом стоит напомнить, что с одной стороны на северо-западе Беларуси стоит практически готовая Белорусская АЭС, которую сознательно не запускают (первый энергоблок), а с другой стороны, осенью наступившего года Беларусь должна получить «исправленную» Конституцию, где все вопросы о передачи президентской власти по наследству должны быть сняты. Но сейчас, как мы видим, план А. Лукашенко по формированию в Беларуси правящей династии «подвис». И виновата в этом российская нефть.

Как же так? Неужели А. Лукашенко не понимал, что рано или поздно из-под лоскутного интеграционного «одеяла», сотканного из трех десятков дорожных карт, обязательно вылезут две «змеи» — газовая анаконда и ядовитая нефтяная кобра? Судя по всему, белорусский президент понимал и даже надеялся избежать встречи с ними…

Привет из декабря 2019 года

Необходимо напомнить, что А. Лукашенко, шантажируя Москву «равными ценами» на российские энергоносители и ничего не предлагая взамен, сорвал подписание Программы экономической интеграции, которое сам предложил провести 8 декабря 2019 года.

20 декабря по итогам саммита ЕАЭС и отдельных переговоров с российской делегацией во главе с В. Путиным А. Лукашенко публично обещал, что все вопросы о поставке газа и нефти уже решены и к 24-25 декабря («два-три дня») будут подписаны соглашения об объемах и цене поставляемых из России газа и нефти. Естественно, как оказалось, никто и ничего не решил, а Лукашенко только озвучил свои фантазии. Беларусь оказалась перед перспективой входа в новый 2020 года вообще без нефти.

30-31 декабря уже ушедшего от нас года А. Лукашенко, с присущим ему артистизмом, устроил для белорусского медиа пространства настоящий спектакль, имитируя, как он едва ли не в рукопашную сошелся с президентом и премьер-министром России, а также министрами российского правительства за российские же энергоносители. Размах информационной истерики был столь впечатляющим, что возникло ощущение того, что белорусский президент дает указание российским ведомствам немедленно заключить контракты с белорусскими энергетиками.

В итоге, с одной стороны, граждане Беларуси уверовали, что президент республики ведет «бой» за их интересы с «российскими олигархами» и «прислуживающим олигархам» Кремлем, а с другой стороны Газпром продолжил поставки газа в РБ по ценам 2019 года, но только на два месяца.

В любом случае пролонгация газовой поставки была воспринята в Беларуси в качестве «очередной» победы А. Лукашенко над Кремлем, хотя понятно, что после заключение основного контракта цена на уже поставленный в январе и феврале газ будет пересчитана. При этом было бы странно рассчитывать, что российский газ придет в Беларусь в 2020 году по «смоленской цене».

Но если с газом переговоры просто продлили, то с нефтью произошла настоящая катастрофа, а декабрьские интриги белорусского президента закончились провалом, о чем мы и писали в целой серии статей в конце прошлого 2019 года.

Налог на дружбу

Итак, начнем разворачивать «кризисную Матрешку». Российская позиция понятна: не может быть и речи об уступках в ценах на российские энергоносители, если не будет подписана А. Лукашенко и, что главное (!), принята к исполнению Программа экономической интеграции двух стран, которая практически готова. Январская истерика А. Лукашенко связана именно с этой связкой.

Ведь речь не идет о том, что Россия (вообще-то не государство, а российские компании) предлагает Беларуси нефть по цене «выше мировой», а о стремлении А. Лукашенко вынудить Москву отказаться от налогового маневра в российской нефтедобывающей отрасли. Иными словами, белорусский президент «рвет одеяло» на себя, требуя для своей ФПГ (нефтехимическая отрасль Беларуси является собственностью «семьи») особый привилегированный доступ к российской нефти по внутрироссийской цене.

Если перейти на уровень выше, то мы увидим, что белорусский президент все-таки пытается, как говорится, не мытьем, так катаньем, но вытянуть из России «интеграционный аванс», обеспечивающий ему шестой президентский срок.

Заявление А. Лукашенко о том, что на Беларусь Россия оказывается давление «супердорогой» нефтью должно было или вынудить Россию отказаться от налогового маневра (как вариант, все-таки выплатить Беларуси «компенсацию за дотацию») или обеспечить «достойное отступление» — если бы Минску все-таки пришлось бы согласиться на поставку российской нефти по цене в 0,83 мировой цены, тогда этот контракт можно было бы выдать за безусловный успех А. Лукашенко, который, сохраняя свой потенциал давления на Москву, заставил ее пойти на уступки. Понятно, что Москву об этом пиар-жульничестве никто информировать не собирался…

Отсюда и последнее «оружие», примененное А. Лукашенко вечером 10 января – экологический налог на транзит российской нефти. Прием, надо сказать нехитрый и даже «грязный», но учитывая, что основная масса белорусского населения, естественно, не в курсе всей российско-белорусской нефтегазовой проблематики, то весь этот новогодний спектакль в стиле «В лесу родилась альтернативная нефть, в болоте она росла… » вполне может быть использована для подкачки рейтинга А. Лукашенко.

Однако, прошло больше двух суток (9-11 января 2020 г.), но Москва, занятая иранским кризисом, не обратила на риторику А. Лукашенко никакого внимания. Но по сути, получилось, что российское руководство полностью согласно с А. Лукашенко:

— если российская нефть очень дорога для белорусский НПЗ («цена выше мировой»), то ничего не мешает белорусским властям поискать ей замену по уже мировой цене, о чем представители российского правительства не раз говорили;

— если А. Лукашенко действительно уже решил проблему альтернативной нефти, то ничего не мешает белорусским властям обеспечить свои НПЗ какой-нибудь венесуэльской, азербайджанской, аравийской, литовской, эстонской или американской нефтью. Все в его силах.

Однако, белорусский президент решил блефовать до конца…

Налог на дружбу

И все-таки, давайте помечтаем: введение 10 января 2020 г. в пятницу экологического налога за транзит нефти по территории РБ (указ № 9) можно считать весьма своеобразным «свидетельством» того, что некую нефть для белорусских НПЗ, Лукашенко все-таки «нашел». Именно в таком формате 11 января несколько сомнительных белорусских источников в белорусском медиа пространстве интерпретировали введение данного экзотического налога. Мол, альтернативная нефть ждет и прямо кипит и дело только за «трубой» (нефтепровод «Дружба»), которая занята презрительной и «грязной» российской нефтью.

Попутно, в Беларуси началось ликование, сравнимое только со злорадством в отношении летних пожаров в Сибири и поражением российской молодежной сборной по хоккею. Понятно, что выгоревшая дотла Австралия, лишившаяся при этом 2/3 своей флоры и фауны и потерявшая десятки своих граждан, что случилось при полном попустительстве местных властей и благодаря примитивной службе спасения, была полностью проигнорирована белорусскими штатными обличителями России. Зато «победа» над Москвой уже празднуется во весь опор.

Итак, в Минске введение экологического налога было преподнесено в качестве «ответа» на налоговый маневр в российской нефтедобыче. Иными словами, данный белорусский шантаж выглядит так:

«если не дадите дешевой нефти, то мы (Минск) не дадим поставлять вашу (российскую) нефть в Европу».

Сразу отметим, что, белорусские власти имеют полное право на налогообложение транзита, как и российским властям никто не мешает вводить налоги в отношении добычи своих энергоносителей. Но вот последствия такого шага со стороны Минска могут оказаться просто удивительными. Видимо, в белорусском истеблишменте гуляют разного рода сомнения и, по традиции, в Минске тут же стали искать «аналоги» в налогообложении других стран. Естественно, не нашли…

Между прочим, это не первый случай, когда Минск вводит некие «налоги» против России и тут же заявляет, что подобного рода мзду взымают поголовно все страны/государства и даже пингвины с ловцов криля в водах Антарктиды.

Январь 2007 года

Видимо придется напомнить, что 1 января 2007 года, А. Лукашенко, в отместку за рост цены за поставляемый в РБ российский газ, ввел новый и весьма экзотический налог на транзит российской нефти по нефтепроводу «Дружба» в 45 долларов на прокачанную тонну нефти. Как видим, история повторяется, так как кое у кого в Минске нет фантазии.

Но тогда, в начале 2007 года тут же начался традиционный для белорусской стороны праздник лицемерия: на белорусском экране появились некие томные господа и стали «объяснять», что ничего сверхъестественного белорусское руководство на транзите не делает, данного рода налог является привычным, как оплата ЖКХ, а то, что его Россия будет обязательно платить, как приличное европейское государство, так никто и не сомневается, т.е. использовалась логика грабителей: «Ну ты же не будешь кричать и звать на помощь, а как приличный человек сам отдашь кошелек».

При этом, белорусские власти, потирая ручки от нетерпения, тут же насчитали РФ задолжность за невыплату введенного, естественно, обратным числом налога (белорусская традиция) и оперативно откачали из транзитного нефтепровода 79 тыс. тонн нефти.

Насколько мы помним, «Транснефть» в ответ не менее оперативно прекратила не только транзит нефти, но и поставки нефти на белорусские НПЗ. Тогда, тринадцать лет назад, А. Лукашенко не стращал Москву поставкой в РБ «альтернативной нефтью», а тихо загрустил. На белорусском экране появились не менее грустные белорусские трубопроводчики (как всегда, белорусское руководство прикрывает свои делишки белорусским народом), которые «искренне» недоумевали, почему Россия перестала слать им на переработку свою нефть.

В итоге, к 11 января, после телефонного разговора В. Путина с А. Лукашенко, налог был быстренько аннулирован и Минск как –то очень уныло вернул украденную из нефтепровода «Дружба» российскую транзитную нефть. Стоит напомнить, что это был настоящий позор А. Лукашенко, но как оказалось, «профессиональный историк» выводов из собственного опыта делать не умеет.

Провокация

Возвращаясь к так называемому новому белорусскому «экологическому» налогу, стоит вернуться к настойчивому проталкиванию в белорусской медиа сфере версии о том, что налог носит запретительный характер и предназначен для того, чтобы вытеснить российскую нефть из нефтепровода «Дружба», который, в свою очередь, очень нужен А. Лукашенко для реверса нефти из Польши на белорусские НПЗ. Однако, в данном случае возникают сомнения:

— фактические перекрытие нефтепровода новым налогом, который никак не прописан в структуру договоров по поставкам в Европу, обязательно выльется в многомиллионные, если не миллиардные иски к белорусской стороне, как инициатору неожиданной форс-мажорной коррекции условий поставки;

— с учетом того, что нефтепровод «Дружба» рассчитан на перекачку 66 млн тонн нефти в год, то трудно представить, чтобы Минск загрузил нефтепровод реверсной нефтью на 100%. Иначе белорусам придется ходить по своей земле по колено в нефти. Да и денег на этот нефтяной пир у А. Лукашенко нет;

— теперь о деньгах. Для того, чтобы реверс балтийской нефти по нефтепроводу «Дружба» на белорусские НПЗ (глубина переработки 73%) был хотя бы выгоден хотя бы на 1-2%, то белорусам необходимо искать танкеры с нефтью в 65% от мировой цены. Такой нефти на мировом рынке просто нет. Лукашенко опять и очень глупо блефует…

Итак, перед нами опять типичная белорусская провокация, рассчитанная на то, что Москва вдруг испугается перекрытия нефтепровода «Дружба» и пойдет на все вышеуказанные уступки в пользу А. Лукашенко. При этом невозможно не отметить примитивный «колхозный» уровень провокации, созданной людьми с весьма своеобразным образом мышления и рассчитанной на то, что в Москве сидят с открытыми ртами исключительно идиоты.

Но тогда возникает вопрос: а сам А. Лукашенко понимает, что он творит? На что он рассчитывает?

Уверенность А. Лукашенко

Белорусский президент, опираясь на многолетний опыт получения от Москвы уступок и преференций, уверен, что и сейчас он запугает Кремль и добьется восстановления столь ему выгодной системы российских дотаций. Нет тайны в том, что А. Лукашенко ободрил заключенный в декабре 2019 года очень неоднозначный транзитный газовый контракт между Россией и Украиной, в рамках которого Газпром перечислил Киеву 2,9 млрд. долларов, что в свою очередь вызвало у А. Лукашенко взрыв эмоций («вот так и сразу почти 3 млрд. долларов!!!»).

Более того, можно сказать, что срыв в декабре подписания Программы экономической интеграции между Россией и Беларусью в немалой степени основан на российско-украинском транзитном контракте, так как в Минске, да и не только в этой столице, оценили контракт в качестве свидетельства слабости Москвы и её зависимости от транзитных стран. Сейчас заставить российское руководство пойти на уступки стало для А. Лукашенко вопросом чести и примером для Запада.

Запад

На А. Лукашенко произвело сильное впечатление давление США на строителей обходного газопровода «Северный поток-2». Белорусский президент уверовал в силу Вашингтона, что проявилось во время телефонного разговора В. Макея с М. Помпео (6 января 2019 г.). Дело в том, что А. Лукашенко в лице своего министра иностранных дел фактически солидаризировался с антииранской политикой Вашингтона. В. Макей осудил любые действия, «нарушающих предусмотренные Венской конвенцией о дипломатических сношениях привилегии и иммунитеты дипломатических представительств» ([4]). Иными словами, Минск поспешил косвенно поддержать убийство иранского генерала Касема Сулеймани, обладающего дипломатическим иммунитетом.

Так уже было 31 марта 2018 года, когда в ходе срочного визита В. Макея в Лондон, Минск солидаризировался с Западом по делу Скрипалей.

Сейчас белорусские власти очень ждут М. Помпео. Можно считать, что А. Лукашенко сознательно затягивал переговоры о поставках нефти и газа, рассчитывая, что если за его спиной будет маячить Д. Трамп, то Москва приползет к нему на коленях…

Реплика

Автор этих строк не раз писал о фактически сакральном отношении белорусского истеблишмента и политического класса к Вашингтону («Боги!»). Но вот что интересно: через 79 лет после коварного нападения японской палубной авиации на Пёрл-Харбор в ночь с 7 на 8 января текущего года суверенная и независимая страна – член ООН открыто и демонстративно бомбила американцев: Иран подверг ракетному удару базы США в Ираке. И что? Ничего…

Видимо кое-кого в Киеве и Минске опыт курдов ничему не научил. Эпоха, между прочим, уже поменялась.

Что делать Москве?

Главный козырь в руках Москвы: поставка нефти на белорусские НПЗ не восстановлена. Независимые российские поставщики не смогут закрыть все потребности белорусской нефтехимии. Время на стороне России.

Исходя из фактора времени, у России сейчас на столе два сценария. Первый, так сказать пассивный, выдержать сложно, так как запретительный налог на транзит российской нефти требует какой-нибудь реакции (тоже время!). Так что тут необходимы расчёты и договоренности о форс-мажоре с покупателями нефти в Польше, Германии, Чехии, Словакии и Венгрии.

При этом понятно, что никакой альтернативной нефти в Беларусь не придет, так как получается, что А. Лукашенко отказывается от дешевой российской нефти ради получения той же нефти с Балтики уже по мировой цене. Конечно, А. Лукашенко представляет из себя весьма неординарную личность, но деньги он считать умеет и любит.

Есть и активный, можно сказать, радикальный сценарий, когда Россия, воспользовавшись заявлением А. Лукашенко от 9 января, действительно может сейчас поднять стоимость поставки российской нефти в республику до 100% мировой цены. Основания для этого есть, так как белорусский президент утверждал, что нашел замену российской нефти, а Москва, в свою очередь, получает возможность завершить налоговый маневр досрочно.

Второй сценарий позитивно скажется на экспорте российской нефти. Три российских морских терминала (Приморск, Усть-Луга и Новороссийск) без проблем отгрузят предназначенную для Беларуси нефть, что они уже делали в 2017 году во время газового кризиса с РБ.

Следом, конечно, стоит обратить внимание на белорусский товарный экспорт на российский рынок, поискать следы Чернобыля, о котором так любит поговорить А. Лукашенко, в белорусском молоке, колбасе и мебели. Подумать по украинскому опыту об импортозамещении в отношении белорусского ВПК и белорусского машиностроения. Подсчитать количество белорусских перевозчиков, пересекающих российскую границу. Есть еще и гастарбайтеры из РБ… Работы много, но у российских ведомств в данном случае есть уникальный «украинский опыт».

Скорее всего, решение по поводу нефтяной войны между Москвой и Минском будет принято в Москве 13-14 января, т.е. как раз на Старый новый год. Понятно, что следом снова поднимется вопрос о подписания Программы, если она еще будет актуальна…

Итак,

Сейчас мяч на стороны Кремля. Фактически А. Лукашенко открыл все карты:белорусский президент не пойдет на интеграцию с Россией, по украинскому образцу он будет и дальше при помощи транзитного шантажа выбивать из Москвы дешевые российские энергоносители. Более того, А. Лукашенко уже не нужны выдуманные союзнические и исторические аргументы, так как он надеется опереться на поддержку Запада, что позволит ему на основе российской экономической «дани» и под западной политической «крышей» оформить в Беларуси свою политическую династию.

Эпоха поиска белорусским руководством аргументов закончилась. Для А. Лукашенко началась эпоха шантажа и угроз

Но и Москва явно затянула с решением «белорусского вопроса». Почти два года уговоров и уступок привели к тому, что сейчас на «горло» России кидается ею откормленный, но от этого не менее бешенный ощетинившийся клыками Волк. Неужели кто-то в российском руководстве думает, что это животное можно приручить?

Итак, в начале января нового 2020 года в отношениях между Москвой и Минском произошел поворотный момент.

А. Суздальцев, Москва, 12.01.2020

Добавил Ассистент Ассистент [БАН] 14 Января
Комментарии участников: