​Дела сердечные: как в Кузбассе проводят операции по трансплантации сердца

отметили
7
человек
в архиве
​Дела сердечные: как в Кузбассе проводят операции по трансплантации сердца

Национальным проектом «Здравоохранение» в России запланировано создание целого ряда национальных медицинских исследовательских центров. Сейчас их уже 24, однако это число будет только увеличиваться. В каждом регионе такие центры занимаются определением тактик и методик лечения, однако для консультации в особо сложных случаях любое занимающееся трансплантацией органов медучреждение находится в постоянном контакте с НМИЦ трансплантологии и искусственных органов им. В.И. Шумакова.

В Кемерове семь лет назад провели первую операцию по пересадке сердца. С тех пор кемеровские кардиохирурги провели уже 38 успешных трансплантаций, 10 из которых — в 2019 году. Как в регионе развивают донорство, от чего зависит успех и количество операций по трансплантации, какую роль в этом играет профессионализм врачей небольших районных больниц, кузбасские медики рассказали порталу «Будущее России. Национальные проекты».

Первый опыт

Свой второй день рождения кемеровчанин Виктор Подземельный вот уже седьмой год отмечает почти сразу после Нового года. В ночь на 31 января 2013 года в НИИ комплексных проблем сердечно–сосудистых заболеваний Кузбасского кардиоцентра ему провели первую в регионе операцию по трансплантации сердца. Кардиоцентр стал седьмой на тот момент клиникой в России и одновременно первым медучреждением страны в городе с населением менее миллиона человек, где начали проводить такие операции.

Подземельному было 44 года, когда медики сообщили, что все возможные тактики лечения исчерпаны и единственным шансом на жизнь для него остается трансплантация. К тому моменту кемеровчанин уже перенес пять инфарктов, несколько операций, имплантацию кардиостимулятора, был вынужден оставить работу водителем, которой посвятил 25 лет жизни.

«Врачи говорили, мне месяца три жить оставалось с моим сердцем, больше не протянул бы. Хотели направлять меня в Москву на трансплантацию, но там очередь большая была, я был семнадцатым, шансов мало. Нашлось донорское сердце у нас, здесь, в Кузбассе, я знал, что буду первым, — рассказывает мужчина. — Врачам доверял, сам себе постоянно говорил, что все равно я буду жить».

Сейчас Подземельный живет полной жизнью. Он сменил профессию — теперь работает охранником в банке, бросил курить, занимается плаванием, рыбалкой, даже женился.

«Подумал, а почему бы и не жениться? У меня молодое сердце, моему донору было всего 28 лет, проживу я с ним долго. Написал в газету объявление о знакомстве, жених я был завидный — не пью, не курю, работаю. Будущую супругу в первом звонке предупредил, что я звезда Кузбасса, инвалид второй группы, пережил первую в регионе трансплантацию сердца», — вспоминает он.

Первая в Кузбассе операция по трансплантации сердца длилась пять с половиной часов, руководил ей стоявший у истоков создания в регионе кардиоцентра академик Леонид Барбараш. Для Кемеровской области, которая традиционно ассоциируется с промышленностью, угледобычей и металлургией, создание в 1989 году специализированного кардиодиспансера стало прорывом в развитии научной медицины. Спустя несколько лет в Кемерове начал работу Научно–исследовательский институт комплексных проблем сердечно–сосудистых заболеваний — в нем сейчас и проводят такие операции.

«Сама по себе трансплантация, с хирургической точки зрения, технически проще, чем, например, коронарное шунтирование, а таких операций у нас выполняется около семисот в год. Но сложность в том, что к самой трансплантации пациент подходит в очень тяжелом состоянии из–за сердечной недостаточности, которая сказывается негативно на работе всех органов, — рассказывает куратор программы трансплантации сердца в НИИ Андрей Безденежных. — Такие операции на самом деле отражают уровень организации здравоохранения в регионе, ведь для ее проведения необходимо участие кардиолога, кардиохирурга, анестезиолога, реаниматолога, перфузиолога, участие центра трансплантационной координации».

К первой операции кузбасские врачи готовились в сотрудничестве с НМИЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова в Москве. На его базе кемеровские специалисты проходили обучение, с его экспертами сотрудничают и консультируются до сих пор по всем сложным случаям. В Кузбассе создан виртуальный филиал центра Шумакова, а за семь лет работы проведено в общей сложности 38 успешных трансплантаций сердца, в том числе 10 из них — за последний год.

«Кемеровская область — это одна из ведущих развивающихся областей именно в плане развития трансплантационных технологий, они демонстрируют прорыв и в трансплантации сердца, и в трансплантации печени. Мы работаем по модели виртуального филиала, все решения принимаются коллегиально, все пути развития обсуждаются», — сказал журналистам директор НМИЦ им. Шумакова академик РАН Сергей Готье во время визита в Кемерово в начале декабря 2019 года.



В листе ожидания

Сегодня в Кузбассе в пересадке сердца нуждаются более 40 человек с сердечной недостаточностью. По словам кардиологов, лист ожидания пополняется новыми именами каждую неделю.

«У нас это преимущественно мужчины в возрасте от 55 до 65 лет. Они могут быть после инфарктов, им может быть уже имплантирован кардиостимулятор, многие из них в прошлом шахтеры — это региональная особенность: они чаще курят, чаще нервничают. Тяжелая хроническая сердечная недостаточность у них могла стать следствием ишемической болезни сердца после перенесенного инфаркта миокарда при атеросклерозе артерий сердца, — объясняет Безденежных. — Другая причина, приводящая к тяжелой хронической сердечной недостаточности, — кардиомиопатия. Она может быть следствием генетического дефекта, из–за которого сердце расширяется, сердечная мышца становится слабой, а его стенки — тонкими. Очень часто причина сердечной недостаточности — артериальная гипертензия».

«Динамика состояния пациентов в листе ожидания очень тяжелая, потому что и болезнь очень тяжелая», — добавляет специалист.

Есть среди таких пациентов и женщины. По словам медиков, случаи эти довольно редки и отличаются прогрессивным течением болезни. Совсем недавно на операционном столе оказалась 37–летняя многодетная мать Альбина Барбашина. Вместе с четырьмя детьми, младшему из которых всего пять, Альбина живет в небольшом частном доме в кузбасском городе Белове. Все хлопоты по хозяйству — на ее хрупких женских плечах, детей она воспитывает одна.

Несколько лет назад Альбина переболела ангиной, болезнь дала осложнения на сердце, развился инфекционный эндокардит — воспаление внутренней оболочки сердца.

«Не долечилась, и инфекция отразилась на сердце: „зараза“ эта так осела на сердечных клапанах, что просто их „съела“, — рассказывает пациентка. — В 2014 году меня прооперировали, заменили клапаны, но проблемы с сердцем не прошли. В последний год я уже толком даже ходить не могла, ходила очень медленно, буквально спотыкаясь на каждом шагу, слабость была, по дому ничего толком делать не могла — одышка не давала».

Операцию Альбине провели в начале октября, около месяца после пересадки сердца она находилась в кардиоцентре под наблюдением, а сейчас уже вернулась домой к семье. Признается, раньше и подумать не могла, сколько радости могут доставить простые предновогодние хлопоты — украшение елки с детьми, лепка снеговика, катание с ледяной горки. В последние несколько лет все это давалось с трудом.

«А сейчас у нас столько планов и на зиму, и на летние каникулы. И сил у меня столько!» — признается она.

Альбине повезло — донорское сердце нашлось буквально за несколько месяцев, что большая редкость. Пациенты могут ждать трансплантации год или полтора, а некоторые не доживают до пересадки. Включение в лист ожидания — лишь начало большого пути к трансплантации для человека, который остро нуждается в пересадке сердца. Операция проводится для пациента бесплатно — по федеральным квотам, но для этого должен найтись подходящий донор с совпадающей группой крови, похожими ростом и весом.

«Мы не можем, к примеру, маленькое сердце пересадить большому мужчине, оно не справится с нагрузкой, — приводит пример Безденежных. — Количество трансплантаций в основном регламентировано количеством доноров: за 2018 год мы сделали пять операций, в 2019 году трансплантаций сердца проведено уже десять. Это стало возможным благодаря тому, что у нас в регионе активизировалась работа по донорству, начал работать центр донорской координации».



Найти пару

Чтобы успешных трансплантаций в Кузбассе было больше, а так называемых упущенных доноров — меньше, в конце 2018 года на базе областной клинической больницы в Кемерове начал работу региональный центр органного донорства. Он координирует всю работу по поиску потенциальных доноров для пациентов из листов ожидания.

«Это два неотъемлемых медицинских направления, донорство и трансплантология друг без друга развиваться просто не могут», — объясняет руководитель центра Евгения Каменева.

Потенциальным донором может стать пациент больницы в любом городе Кузбасса, даже отдаленной сельской территории, если местные медики диагностировали у него смерть головного мозга, а сердце продолжает биться и системы жизнеобеспечения позволяют поддерживать работу остального организма. Важно, чтобы трансплантологи вовремя узнали о таких потенциальных донорах и смогли найти им подходящую пару из числа реципиентов в листе ожидания. Этой работой и занимается центр органного донорства.

Сегодня в регионе 15 больниц имеют лицензию на медицинскую деятельность, связанную с донорством органов. Это медучреждения в больших и малых городах, даже районные больницы. Каждый день они передают в региональный центр органного донорства информацию обо всех пациентах с тяжелыми черепно–мозговыми травмами или сосудистыми заболеваниями головного мозга в отделениях реанимации, которые могут стать потенциальными донорами в случае смерти мозга.

«Мы провели анализ и выявили, что неврологи в городских и районных больницах практически не владели протоколом постановки диагноза „смерть головного мозга“, из реаниматологов только 85% им успешно владели, это напрямую влияло на упущенных доноров, потому что, если у пациента диагностируется биологическая смерть, возможен забор только одного органа — почки», — объясняет Каменева.

Такая системная работа в Кузбассе позволила за год сократить число упущенных доноров почти втрое — с 27% в 2018 году до 8%, по данным на 10 месяцев 2019 года. Если подходящего донору реципиента не удается найти в Кузбассе, его начинают искать за пределами региона в ближайших субъектах — Новосибирской области, Красноярском и Алтайском краях, — где в нем тоже могут нуждаться пациенты.

«Жизнь наших пациентов после трансплантации меняется разительно. У нас были такие, которые даже ели с одышкой, а после трансплантации они регулярно привозят нам фотографии из путешествий, как ловят 10–килограмовых щук, строят дома, кто–то из них женился, у кого–то родился ребенок, — рассказывает Андрей Безденежных. — Самое главное, что люди начинают активно жить. Для нас важно, что мы можем не просто их жизнь продлить. Наша цель, чтобы эта жизнь еще и была приятной и полноценной».

Добавил Нацпроекты Нацпроекты 28 Января 2020
проблема (5)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать