Достало! Кто поможет шахтерам ЛНР?

отметили
7
человек
в архиве
Профессия у нас, мягко говоря, не из диванных. Шахтерский труд по праву считается одним из самых тяжелых и опасных в промышленности. Слабаков в забое нет. Поэтому шахты обеспечивают стабильную работу целых отраслей тяжелой индустрии – металлургии, тепловой энергетики, химической промышленности.
Заработная плата у горняков всегда была высокая. Но никто не скажет, что она незаслуженная. Главное, чтоб ее выплачивали.
Подняться, точнее спуститься в забои на протесты заставила простая нужда. Задолженность по зарплате на некоторых шахтах начинается с 2016 года. Дошло до того, что стало не за что ездить в шахту, уже не говоря прокормить семью. Даже в случае увольнения нет никакой гарантии погашения задолженности. Более того, создана схема, при которой ее вообще не выплатят из-за реструктуризации.
Масштабный грабеж добывающей промышленности донецких республик начался в 2018 году, когда появился южноосетинский «Внешторгсервис», который получили контроль за добывающей и металлургической промышленностью.
 
ВТС с самого начала перестал платить шахтам за отгруженный уголь. А те продолжали его поднимать. При этом ВТС ещё и был освобожден от уплаты всех налогов, кроме налога на заработную плату. К середине 2019 года у многих шахт закончились оборотные средства. Денег не было даже на оплату автобусов, что развозили смены.
Тогда и начались первые акции протестов. Выплаты хотя бы текущих зарплат возобновили и то частями, а долги ВТС перед шахтами и предприятиями комплекса заморозили на два года.
Сегодня же денег для погашения долгов у местных властей нет, людям стало нечего есть! Разовые подачки в 10–15% от зарплаты за какой-то месяц какого-то года проблемы не решают.
Другого пути, кроме как забастовкой, решить проблему невозможно.
С наступлением эпидемии коронавируса по решению нашего правительства приступили к реорганизации. При этом долги по зарплатам оставались за «Внешторгсервисом», который непонятно где находится – толи в России, толи в Южной Осетии. То есть, задолженность формально остается на старых собственниках, которые самоликвидируются. Получается, что шахтеры остаются без заработанных денег. Схема оказалась проста — хищения решили возложить на зарплатный фонд горняков. А их размер совсем не детский. В прошлом году «Внешторгсервис» сам признал, что долг перед шахтерами составляет порядка 8 млрд. рублей.
В итоге в ЛНР закрыли 23 неприбыльные шахты. Оставили только те, которые еще могут работать и приносить прибыль без особых затрат. На закрытых шахтах с выплатами полная катастрофа, поэтому возник протест. Шахтеры самоорганизовались от безвыходности и социальной несправедливости.
Основное требование — выплата зарплат не только за 2020, но и за предыдущие годы. Кроме этого, необходимо освободить арестованных местным МГБ товарищей и на будущее предоставить гарантии безопасности.
 
По части тех 8 млрд. рублей, которые ВТС задолжал шахтерам, тоже ситуация до конца не ясна. Знающие люди говорят, что причина реорганизации состоит в том, что деньги от ВТС до кураторов в Кремле не доходили. При этом Минэкономразвития РФ через банки Южной Осетии рассчитывалось с республиками в полном объеме. И деньги сюда доходили, в том числе на спецодежду. Но получается, что в полном объеме они также исчезали.
 
Такого беспредела не было никогда. Во времена киевской власти были периоды, когда зарплату задерживали. Но ее потом обязательно выплачивали. И размер ее в долларовом пересчете был совсем другим, и у людей всегда была подушка безопасности, и позволить мы могли себе многое. И отношение к людям были лучше. Сегодня наша цифра оплаты в рублях меньше, чем у горняков в Украине в гривнах. И ту нам не выплачивают, а проводят реструктуризацию.
Получается, что в своих республиках мы стали по сути рабами. Только рабам давали еду, а тут и это воруют.
 
Профессия у нас, мягко говоря, не из диванных. Шахтерский труд по праву считается одним из самых тяжелых и опасных в промышленности. Слабаков в забое нет. Поэтому шахты обеспечивают стабильную работу целых отраслей тяжелой индустрии – металлургии, тепловой энергетики, химической промышленности.
Заработная плата у горняков всегда была высокая. Но никто не скажет, что она незаслуженная. Главное, чтоб ее выплачивали.
Подняться, точнее спуститься в забои на протесты заставила простая нужда. Задолженность по зарплате на некоторых шахтах начинается с 2016 года. Дошло до того, что стало не за что ездить в шахту, уже не говоря прокормить семью. Даже в случае увольнения нет никакой гарантии погашения задолженности. Более того, создана схема, при которой ее вообще не выплатят из-за реструктуризации.
Масштабный грабеж добывающей промышленности донецких республик начался в 2018 году, когда появился южноосетинский «Внешторгсервис», который получили контроль за добывающей и металлургической промышленностью.
ВТС с самого начала перестал платить шахтам за отгруженный уголь. А те продолжали его поднимать. При этом ВТС ещё и был освобожден от уплаты всех налогов, кроме налога на заработную плату. К середине 2019 года у многих шахт закончились оборотные средства. Денег не было даже на оплату автобусов, что развозили смены.
Тогда и начались первые акции протестов. Выплаты хотя бы текущих зарплат возобновили и то частями, а долги ВТС перед шахтами и предприятиями комплекса заморозили на два года.
Сегодня же денег для погашения долгов у местных властей нет, людям стало нечего есть! Разовые подачки в 10–15% от зарплаты за какой-то месяц какого-то года проблемы не решают. Другого пути, кроме как забастовкой, решить проблему невозможно.
С наступлением эпидемии коронавируса по решению нашего правительства приступили к реорганизации. При этом долги по зарплатам оставались за «Внешторгсервисом», который непонятно где находится – толи в России, толи в Южной Осетии. То есть, задолженность формально остается на старых собственниках, которые самоликвидируются. Получается, что шахтеры остаются без заработанных денег. Схема оказалась проста — хищения решили возложить на зарплатный фонд горняков. А их размер совсем не детский. В прошлом году «Внешторгсервис» сам признал, что долг перед шахтерами составляет порядка 8 млрд. рублей.
В итоге в ЛНР закрыли 23 неприбыльные шахты. Оставили только те, которые еще могут работать и приносить прибыль без особых затрат. На закрытых шахтах с выплатами полная катастрофа, поэтому возник протест. Шахтеры самоорганизовались от безвыходности и социальной несправедливости.
Основное требование — выплата зарплат не только за 2020, но и за предыдущие годы. Кроме этого, необходимо освободить арестованных местным МГБ товарищей и на будущее предоставить гарантии безопасности.
По части тех 8 млрд. рублей, которые ВТС задолжал шахтерам, тоже ситуация до конца не ясна. Знающие люди говорят, что причина реорганизации состоит в том, что деньги от ВТС до кураторов в Кремле не доходили. При этом Минэкономразвития РФ через банки Южной Осетии рассчитывалось с республиками в полном объеме. И деньги сюда доходили, в том числе на спецодежду. Но получается, что в полном объеме они также исчезали.

Такого беспредела не было никогда. Во времена киевской власти были периоды, когда зарплату задерживали. Но ее потом обязательно выплачивали. И размер ее в долларовом пересчете был совсем другим, и у людей всегда была подушка безопасности, и позволить мы могли себе многое. И отношение к людям были лучше. Сегодня наша цифра оплаты в рублях меньше, чем у горняков в Украине в гривнах. И ту нам не выплачивают, а проводят реструктуризацию.
Получается, что в своих республиках мы стали по сути рабами. Только рабам давали еду, а тут и это воруют.

Источник: cont.ws
Добавил bednuychahter bednuychahter 17 Июня
проблема (4)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать