[9.10/COVID-19] В России проведено >50,3 млн. тестов (+648 тыс. в сутки), выявлено 1 285 084 заболевших (+12 846 (1,001%)), выздоровело 1 016 202 человек (+6 781), 22 454 скончалось (+197)

отметили
47
человек
в архиве
[9.10/COVID-19] В России проведено >50,3 млн. тестов (+648 тыс. в сутки), выявлено 1 285 084 заболевших (+12 846 (1,001%)), выздоровело 1 016 202 человек (+6 781), 22 454 скончалось (+197)

Число заразившихся коронавирусом в России за сутки превысило 12 тыс. 2-й день с начала пандемии, 2-й день выше 1%(1,001%): 12 846 в 85 регионах(абсолютный максимум). Доля вылечившихся 3-й день сократилась с 79,3% до 79,1% заразившихся. Умерло — 1,75% заразившихся.

Число подтвержденных случаев заражения коронавирусом в России за сутки возросло на 12 846, это максимум с начала пандемии. Об этом сообщили журналистам в субботу в федеральном оперативном штабе по борьбе с новой инфекцией.

Количество выявленных случаев обновляет максимум второй день подряд, в пятницу штаб сообщал о 12 126 инфицированных за сутки.

Прирост в относительном выражении держится на уровне 1%. Всего, по данным штаба, в стране заразились 1 285 084 человека.

Наименьшее темпы прироста за сутки зафиксированы в Чеченской Республике (0,2%), Республике Чувашия (0,4%), Московской и Тульской областях, республиках Тыва, Татарстан Башкортостан и Чукотском АО (по 0,5%).

Регионы—лидеры по числу новых случаев:

  • Москва — 4105 (всего — 325 917);
  • Санкт-Петербург — 501 (47 063);
  • Московская область — 416 (76 972);
  • Ростовская область-- 269 (24 352);
  • Нижегородская область — 257 (34 543).

Всего в настоящее время в РФ болеют 246 428 человек. Это максимальное число активных случаев заболевания за все время эпидемии. Предыдущий максимум был достигнут 15 июня — тогда в стране болели 245 580 человек.

По данным ведомства, под медицинским наблюдением из-за подозрения на коронавирусную инфекцию на сегодняшний день остается 255,7 тыс. человек.

Число выздоровевших и умерших

Число выздоровевших россиян за сутки возросло на 6 781, до 1 016 202. По данным штаба, доля вылечившихся вновь сократилась, уменьшившись до 79,1% от общего числа инфицированных.

За сутки выписаны по выздоровлению 1 306 пациент в Москве, 309 в Ростовской области, 251 в Санкт-Петербурге, 250 в Московской области, 229 в Воронежской области.

Число летальных исходов из-за коронавируса в России за сутки возросло на 197 против 201 днем ранее. Всего с начала эпидемии умерли 22 454 человека.

Условная летальность заболевания (окончательную можно будет определить только после завершения эпидемии) осталась на уровне 1,75%, следует из данных штаба.

За сутки скончались 36 пациентов в Санкт-Петербурге, 30 в Москве, 10 в Ростовской области, девять в Московской области, семь в Ямало-Ненецком АО.

В Москве за сутки госпитализировали более 1040 человек с COVID-19

Порядка 1047 пациентов с коронавирусом госпитализированы в Москве за сутки, за последнюю неделю было госпитализировано на 13,3% больше пациентов с COVID-19, чем за предыдущую, сообщили в Оперативном штабе по контролю и мониторингу ситуации с коронавирусом в Москве.
 
«В столице подтверждено 4105 новых случаев заражения коронавирусной инфекцией. Число новых случаев COVID-19 за последнюю неделю в полтора раза больше, чем за предыдущую. За сутки госпитализировано 1047 пациентов с COVID-19. Всего за последнюю неделю было госпитализировано на 13,3% больше, чем за предыдущую. На ИВЛ в больницах Москвы находится 263 человека», — сообщили в штабе.
 
Уточняется, что 11,2% среди заболевших — дети, 41,6% — люди в возрасте от 18 до 45 лет, 30,8% – от 46 до 65 лет.
 
«Еще 12% — от 66 до 79 лет. Также 4,4% среди заболевших люди старше 80 лет. Все пациенты, а также близко контактировавшие с ними лица уже находятся под медицинским наблюдением», — отметили в штабе.

Коэффициент распространения коронавируса в России снизился до минимума с 25 сентября

Показатель опустился до 1,11 в России, а в Москве он снизился до 1,04
 
Коэффициент распространения коронавирусной инфекции в России снизился в субботу до 1,11 — минимума с 25 сентября. В Москве показатель опустился до минимальных с 16 сентября 1,04, следует из подсчетов ТАСС на основе данных федерального оперативного штаба по борьбе с коронавирусом.

Во всех десяти регионах страны с наибольшим числом заболевших коэффициент держится выше единицы.

В частности, в Красноярском крае и Иркутской области, где количество выявленных за сутки случаев достигло максимума с 25 и 29 июля соответственно, показатель составил 1,35 и 1,34, а в Московской сократился до 1,33. В Санкт-Петербурге и Нижегородской области он равен 1,2, в Ханты-Мансийском автономном округе — 1,14, в Ростовской области — 1,11, в Свердловской — 1,09, в Воронежской — 1,08.

Высокие значения коэффициента отражают рост заболеваемости в стране в последние недели. В начале сентября в России стали выявлять более 5 000 случаев заражения коронавирусом в сутки, а 10 октября количество подтвержденных случаев обновило максимум с начала пандемии.

Коэффициент распространения коронавируса показывает, сколько человек в среднем успевает заразить один инфицированный до своей изоляции. Наряду с другими критериями он использовался для определения готовности регионов к поэтапному снятию ограничительных мер, введенных весной для борьбы с эпидемией. Сейчас коэффициент применяется, в частности, при принятии решений по возобновлению регулярного пассажирского сообщения с зарубежными странами. Согласно рекомендациям Роспотребнадзора, открывать границу для конкретного государства можно, если коэффициент там в течение недели не превышает 1.

В четырех крупных городах Франции ввели режим строгих мер по коронавирусу

Режим будет действовать в течение 15 дней

Режим особо строгих мер борьбы с коронавирусом вступил в силу в субботу в таких крупных городах Франции как Гренобль, Лион, Лилль и Сент-Этьен. Он будет действовать в течение 15 дней, после чего на основе изучения ситуации может быть принято решение о его продлении. Об этом решении центральных властей объявил накануне министр здравоохранения Оливье Веран, на местах изданы соответствующие распоряжения префектов полиции и мэрий.

Ранее к «алой», максимально опасной, зоне распространения инфекции относились только три региона страны — Париж, Марсель и Гваделупа. Решение расширить список особо опасных зон было принято в связи с резким увеличением заболеваемости и риском нехватки мест в палатах реанимации. В частности, в реанимации Университетского госпиталя Лилля, как сообщил в субботу телеканалу BFM Патрик Голстейн, возглавляющий инфекционное отделение этого медучреждения, находятся 25 человек, при том что число свободных коек в этих палатах составляет всего 17.

Согласно установленным в стране нормам, ситуация считается опасной уже при занятости более 30% от общего числа коек в реанимации. 9 октября министерство здравоохранения объявило, что в целом по Франции за сутки число инфицированных достигло рекордного за время эпидемии уровня, превышающего 20,3 тыс. Даже во время карантина в марте этот показатель не поднимался выше 8 тыс. Рост числа инфицированных, пояснил Голстейн, означает, что в ближайшие недели возрастет и число госпитализированных.

Новые меры

В городах, внесенных в зону максимальной опасности, теперь закрыты все бары. Ужесточены условия нахождения в ресторанах — максимальное число находящихся за столом не должно превышать шести, расстояние между столами увеличено до 1,5 метров. Клиентам настоятельно рекомендуют предоставлять личные данные и номера телефонов, чтобы их могли оповестить в случае, если станет известно о заболевании находившихся поблизости от них в зале людей. Закрыты все спортивные залы, все торговые заведения обязаны прекращать работу в 22 часа.

Не исключается, что в ближайшие дни могут быть приняты дополнительные ограничения. Так, в Сент-Этьене, в отличие от других городов, по распоряжению префектов уже запрещено проведение ярмарок. В городе запрещены общественные и семейные мероприятия в залах.

Новые меры вызвали возмущение владельцев баров, клубов и магазинов — они провели манифестации в пятницу, в частности, в Лилле и Тулузе. В Сент-Этьене манифестанты возложили к зданию мэрии траурные венки как символ гибели сотен заведений, лишившихся доходов в условиях ограничений.

Как сообщил министр здравоохранения, в настоящее время тревожной остается ситуация в Тулузе и Монпелье. По его словам, не исключается, что 12 октября они также будут отнесены к особо опасным зонам.

В городах, причисленных к особо опасной зоне, полиция особо тщательно проверяет, чтобы все находящиеся на улицах носили защитные маски. Штраф в случае первого нарушения составляет €135. Если этот же человек в течение 15 дней допустит повторное нарушение правил, размер штрафа возрастает до €1 500.

РБК: эксперты объяснили отсутствие второй волны COVID-19 в Китае

Профессор Центра им. Гамалеи Анатолий Альтштейн считает, что избежать роста заболеваемости в КНР удалось благодаря высокой дисциплине и эффективному карантину.

Специалисты считают, что одной из основных причин низкого числа заразившихся коронавирусом нового типа в Китае стала дисциплина граждан и властей страны. Такое мнение в беседе с изданием РБК высказал профессор Центра им. Гамалеи Анатолий Альтштейн.

«Думаю, дело тут в высокой дисциплине и эффективном карантине. Они смогли задушить эпидемию в зародыше, а у нас она уже далеко не в зародыше и мы карантином ее задушить не сможем», — цитирует Альтштейна издание. По его словам, низкие показатели не связаны с манипуляциями со статистическими данными.

Директор Института экономики здравоохранения Национального исследовательского университета Высшая школа экономики (ВШЭ) Лариса Попович высказала схожее мнение. «Для Китая дисциплина поведения населения в целом характерна куда больше, чем для стран Европы и нас в том числе», — приводит РБК ее слова.

В субботу Государственный комитет по вопросам гигиены и здравоохранения КНР сообщил о выявлении за прошедшие сутки в материковой части страны 54 случаев заражения коронавирусом, все они завозные. Как следует из ежедневно обновляемых данных, в больницах КНР проходят лечение 380 бессимптомных носителей, из них 39 зарегистрированы за прошедшие сутки. Согласно данным комитета, в Китае насчитывается более 8,1 тысячи человек, в последнее время тесно контактировавших с инфицированными (обычно совершавших перелет одним и тем же рейсом) и на текущий момент помещенных на карантин, предусматривающий особо строгие меры изоляции. По всей стране сохраняется пониженный уровень угрозы распространения коронавируса.

 

 

Добавил suare suare 10 Октября
проблема (3)
Дополнения:
Комментарии участников:
suare
+1
suare, 10 Октября , url

09.10.2020 17:12

Главный эпидемиолог Петербурга: «Если не начнем носить маски, ждем невероятный взрыв заболеваемости»

Официальная статистика по COVID-19 в Северной столице вызывает сомнения даже у специалистов самого Смольного. Но они уверены, что те люди, которые решают проблему, точно знают правду.

Почему в Петербурге самая высокая смертность в стране от коронавируса и почему так быстро растет заболеваемость, «Фонтанке» рассказала заведующая кафедрой эпидемиологии, паразитологии и дезинфектологии СЗГМУ им. Мечникова — главный внештатный специалист-эпидемиолог комитета по здравоохранению Петербурга Людмила Зуева.

Людмила Павловна Зуева

Фото: СЗГМУ им. Мечникова

— Людмила Павловна, как вы оцениваете эпидемиологическую ситуацию в Петербурге? У нас уже под полтысячи заболевших в сутки.

— Ну, еще нет 500. Но, конечно, это тревожная ситуация, потому что где-то летом у нас было 150, 180, 200. А начиная с сентября мы имеем 300 — 400 и выше, и вот к сегодняшнему дню мы уже добираемся до 500. Это первое, что нас тревожит. А второе, что нас тревожит, — это высокая летальность.

— Самая высокая в стране — в Петербурге почти 60 смертей на 100 тысяч человек, в Москве — 44.

— Среди всех городов России мы находимся на первом месте по летальности. У нас она уже поднимается до 7%. Петербург по этому показателю опережает Москву, и это очень огорчительно.

— С чем это связано?

— Здесь могут быть какие-то статистические погрешности: сколько умерло мы знаем точно, а вот знаменатель колеблется, и, может быть, он иногда неправильный, поэтому мы получаем такую цифру. Но как бы то ни было, у нас недавно было 34 умерших, а в Москве был 31. То есть у нас все равно погибает большей людей.

Я думаю, что причина в том, что климат в Петербурге очень неблагоприятный. Мы — город, в котором практически нет солнца. Поэтому наши организмы больше подвержены тяжелым случаям и летальным исходам, нежели в Москве и других городах, где климат лучше, чем у нас.

Мы чаще подвергаемся заболеваниям, которые поражают легкие, таким же образом, как поражает ковид, и не раз говорилось о том, что каждый петербуржец должен обязательно раз в день принимать витамин D. Хотя бы по одной таблетке.

— А ваш коллега профессор Боровков из Политеха говорил нам, что это связано с тем, что в Петербурге больше пенсионеров, чем в Москве. Столица более молодежная. Вы с ним согласны?

— Ну конечно. Возраст 65+ наиболее уязвимый. И у нас таких людей больше. Больше различных хронических заболеваний в этой возрастной группе. Больше всего болеет людей в возрасте 30–40–45 лет, а умирает в 65+.

Я считаю, что вот в этом причины, потому что наша лечебная служба очень высокого класса. Ведь к нам приезжали несколько комиссий, которые смотрели, почему у нас более высокая смертность. И они пришли к заключению, что наша лечебная служба работает очень хорошо.

— А вы видели последний отчет комиссии Минздрава? Там целый список претензий: нет единого центра принятия решений, рассинхронизация амбулаторного и стационарного звена, очереди из скорых…

— Я присутствовала на совещании в администрации Петербурга, где председатель комитета по здравоохранению об этом говорил. И в Минздраве правы в этом отношении.

У нас не было слаженности между различными организациями нашего города. Машины скорой помощи очень часто поздно приезжали, была нехватка средств индивидуальной защиты… Петербургу в этом отношении нужно совершенствоваться. Поэтому я абсолютно согласна с тем, что было сказано в докладе. Эти организационные вопросы тоже сыграли роль.

— Началась ли сейчас «вторая волна»?

— Я считаю, что никакой «второй волны» нет. У нас просто продолжается эпидемия. Она затихла, но не было нуля, а сейчас она активизировалась.

— Почему активизировалась?

— Потому что у нас население не соблюдает масочный режим. Я езжу каждый день в автобусе на работу. Я, естественно, всегда в маске. И там, может быть, еще два человека сидят в масках. Больше никого нет. В трамваях и метро то же самое. Если наше население не будет понимать, что надо носить маски и защищаться, то у нас будет невероятный взрыв заболеваемости.

— Как это остановить?

— Если население поймет, что нужно носить маски, то заболеваемость пойдет на спад. Я в этом уверена. На улице маска не нужна. В закрытом пространстве она должна быть правильно надета, потому что заражение происходит через нос. А я вот вижу, что даже в магазинах продавцы с открытыми носами — это все равно что маски нету.

— А перчатки нужны?

— К ним я скептически отношусь. Лучше мыть руки и пользоваться антисептиком. Это правильнее, чем носить перчатки.

— Как заставить людей соблюдать эти правила?

— Я бы штрафовала. Если у нас каждый день летальные исходы, человек должен понимать, что наносит вред другим людям, а не только себе. Сейчас такая ситуация, что нужно заставить население поступать правильно.

— Раз уж люди не носят маски, может быть, пришло время опять закрыть кафе, магазины, школы?

— Я думаю, что оно еще не пришло. Если правильно организовать работу, то необязательно закрывать все учреждения.

— Весной у нас тоже было по 500 заболевших в сутки, но мы все закрывали. В чем отличие сейчас?

— Мы учимся, и все то, что у нас было весной и на протяжении нескольких месяцев, очень многому нас научило. И я считаю, что сейчас необязательно все закрывать. И даже школьников я бы тоже не стала отправлять на дистанционное обучение. Но важно соблюдать противоэпидемический режим, потому что если ничего не делать, то будет разгул эпидемии.

— Может ли второй эпидемический подъем оказаться более опасным, чем первый?

— Может. Уже появились исследования, что у нас с коллективным иммунитетом очень тяжелая ситуация. Коронавирус оказался таким микроорганизмом, после которого у некоторых переболевших даже в тяжелой форме не вырабатываются антитела и иммунитет. Это во-первых.

Во-вторых, есть уже масса исследований, что недолго антитела сохраняются в крови человека. Где-то до шести месяцев, а потом исчезают. В другие эпидемии, которые подчинялись закону саморегуляции, мы сначала видели подъем, а потом спад — когда формировался коллективный иммунитет. Здесь мы этого не имеем. Коронавирус нас просто удивляет как эпидемиологов.

— Спасет ли нас вакцинация?

— Авторы вакцины, Институт Гамалеи, говорят, что иммунитет может держаться два года. Но я слышала выступление Гинцбурга (главы НИИ), что это нужно проверять. То есть даже те, кто создавал вакцину, не знают. Но я считаю, что прививки населению делать нужно. Мы хотя бы временно создадим коллективный иммунитет, достаточный, чтобы пошла на убыль эта эпидемия.

— А не слишком ли мы спешим? Испытания не закончены, а вакцину уже вкалывают врачам в «красной зоне».

— Мы спешим, но что делать? Нас подталкивает эпидемия. И потом… каждый человек, который идет на прививку, делает её по своему решению. Если бы население начало носить маски, у нас появилось бы время проверить научные исследования, которые мы делаем.

— Система здравоохранения справится? Какой запас прочности?

— Мы же уже пережили сложный период. Весной хватало мест, чтобы госпитализировать людей. Я думаю, что мы справимся, если население позволит уменьшить число зараженных.

— Но когда мы проходили такой же пик в мае-июне, то были другие условия — все было закрыто, были каникулы.

— Если мы не сдержим население, будет очень плохо. У нас не будет хватать мест. Сейчас открывается все то, что закрылось летом — Ленэкспо, Госпиталь для ветеранов войн. Это, конечно, плохо, потому что бедные плановые больные должны другие болезни лечить. Они брошены, и это не лучший вариант. Все остальные болезни никуда не ушли.

— Можно ли верить статистике? Мы знаем, что по смертям она может отставать на месяц или больше, по выздоровлениям — это таинственная половина от заболевших, она вся какая-то искусственная.

— Что я вам могу сказать? Как эпидемиолог я вам могу сказать, что, к сожалению, да, статистика у нас страдает.

— А с чем это связано?

— У нас как-то принято в стране, что какие-то политические проблемы решаются и всё… поэтому в какой-то степени, да, статистику подделывают под проблемы, которые возникают в стране. Это есть. Но все-таки в какой-то степени, конечно, мы понимаем, что раньше было мало, теперь много, такими понятиями мы можем оперировать. А количеством…это…. страдания есть в статистике.

— Но это же страшно — на её основании принимаются решения.

— Поэтому как-то стараются, конечно, придерживаться. Будем говорить, что стараются, чтобы мы знали правду. По крайней мере, те люди, которые решают эту проблему, они знают правду. Вы меня поняли.

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать