Банк России повысил ставку впервые с 2018 года на 0,25 п.п., до 4,5%. Что заставило ЦБ перейти к «ястребиной» политике прямо сейчас?

отметили
23
человека
в архиве

источник: s0.rbk.ru

Центральный банк перешел к ужесточению денежно-кредитной политики, повысив ставку на 0,25 п.п., до 4,5%. В последний раз ЦБ делал это в 2018 году. Регулятор готов повышать ставку и дальше

Совет директоров Банка России на заседании в пятницу, 19 марта, впервые с декабря 2018 года принял решение повысить ключевую ставку на 0,25 процентного пункта, до 4,5%, говорится в сообщении ЦБ. Решение не вполне соответствует ожиданиям рынка: консенсус-прогноз Bloomberg показывал, что большинство экономистов ожидали сохранения ставки. Опрошенные РБК аналитики объясняли, что ЦБ, вероятнее всего, сохранит ставку, хотя некоторые из них оценивали вероятность ужесточения денежно-кредитной политики в 30–50%.

«Данные говорят о том, что возвращение к нейтральной денежно-кредитной политике надо начинать уже сейчас», — сказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, надевшая на пресс-конференцию брошь в виде ястреба (символ сторонников повышения ставок). Время имеет значение: если откладывать повышение ставки, инфляция может вырасти, а инфляционные ожидания не снизятся, добавила она. Помимо сохранения ставки и минимального повышения совет директоров рассматривал и более радикальный вариант — рост на 0,5 п.п., но посчитал, что изменение политики «должно быть более плавным», рассказала глава ЦБ. Курс на фоне решения ЦБ с открытия на 74,3 руб. за доллар укреплялся в моменте до 73,7 руб., после чего к 16:30 мск вернулся в район отметки 74 руб. за доллар.

Регулятор признал, что инфляция «складывается выше прогноза» (на 15 марта рост цен составил 5,8% годовых). Вместе с тем восстановление внутреннего спроса «приобретает устойчивость и происходит быстрее, чем ожидалось ранее, в ряде секторов опережая темпы наращивания выпуска», ожидания по внешнему спросу также улучшаются. Все это говорит о том, что «баланс рисков сместился в сторону проинфляционных», указывает ЦБ.

Добавил suare suare 20 Марта
Дополнения:
 
19 марта 2021 года
 
Пресс-релиз
 

Совет директоров Банка России 19 марта 2021 года принял решение повысить ключевую ставку на 25 б.п., до 4,50% годовых. Темп роста потребительских цен в I квартале складывается выше прогноза Банка России. Восстановление внутреннего спроса приобретает устойчивость и происходит быстрее, чем ожидалось ранее, в ряде секторов опережая темпы наращивания выпуска. Ожидания по внешнему спросу также улучшаются на фоне дополнительных мер бюджетной поддержки в ряде стран и увеличения темпов вакцинации населения. Инфляционные ожидания населения и бизнеса остаются на повышенном уровне. Баланс рисков сместился в сторону проинфляционных.

Быстрое восстановление спроса и повышенное инфляционное давление формируют необходимость возвращения к нейтральной денежно-кредитной политике. Банк России продолжит определять сроки и темпы возврата к нейтральной денежно-кредитной политике с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков. При этом Банк России допускает возможность дальнейшего повышения ключевой ставки на ближайших заседаниях. С учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция вернется к цели Банка России вблизи 4% в первой половине 2022 года и будет находиться на этом уровне в дальнейшем.

Динамика инфляции. Инфляция складывается выше прогноза Банка России. В феврале годовой темп прироста потребительских цен увеличился до 5,7% (после 5,2% в январе) и, по оценкам на 15 марта, составил 5,8%. Показатели, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся значимо выше 4% в годовом выражении.

Во многом это является отражением устойчивого характера восстановления внутреннего спроса. Его влияние на темпы роста цен усилено ограничениями на зарубежные поездки. Неизрасходованные на эти цели средства домашних хозяйств частично перераспределены на потребление товаров и услуг внутри страны. Дополнительное влияние на рост цен оказывают факторы со стороны предложения, сдерживающие наращивание выпуска ряда товаров.

Инфляционные ожидания населения остаются на повышенных уровнях по сравнению с периодом до начала пандемии. Ценовые ожидания предприятий также остаются на повышенном уровне. Ожидания профессиональных аналитиков в среднесрочной перспективе заякорены вблизи 4%.

Быстрое восстановление спроса и повышенное инфляционное давление формируют необходимость возвращения к нейтральной денежно-кредитной политике. По прогнозу Банка России, годовая инфляция достигнет своего максимума в марте и далее будет снижаться. С учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция вернется к цели Банка России вблизи 4% в первой половине 2022 года и будет находиться на этом уровне в дальнейшем.

Денежно-кредитные условия остаются мягкими и с момента предыдущего заседания Совета директоров Банка России существенно не изменились. Доходности краткосрочных ОФЗ возросли, отражая ожидания более быстрого возвращения Банка России к нейтральной денежно-кредитной политике. Увеличение доходностей среднесрочных и долгосрочных ОФЗ во многом связано с ростом процентных ставок на глобальных финансовых рынках. Кредитные и депозитные ставки преимущественно оставались неизменными. Кредитование продолжает расти темпами, близкими к максимумам последних лет. Наряду с мягкими денежно-кредитными условиями на динамику кредитования оказывают влияние льготные программы Правительства, а также регуляторные послабления. При принятии решений по ключевой ставке Банк России будет учитывать, насколько прекращение действия указанных антикризисных мер будет влиять на денежно-кредитные условия.

Экономическая активность. Восстановление экономической активности происходит быстрее, чем ожидалось ранее. Согласно данным мониторинга Банка России, все большее количество предприятий сообщают о возвращении производства на уровни до начала пандемии. Последовательное снятие ограничительных мер поддерживает восстановление розничной торговли и сферы услуг. При этом в ряде секторов возможности наращивания выпуска отстают от расширяющегося спроса. Потребительские настроения в январе—феврале продолжили улучшаться, конъюнктурные опросы показывают сохранение позитивных ожиданий предприятий.

В 2021 году и далее поддержку росту российской экономики будет оказывать улучшение перспектив восстановления мировой экономики в условиях дополнительных мер бюджетной поддержки в отдельных странах, что ускорит рост спроса на товары российского экспорта. На среднесрочную траекторию экономического роста значимое влияние будут оказывать темпы вакцинации в России и в мире, эффективность вакцин против новых штаммов вируса, характер восстановления частного спроса, а также траектория бюджетной консолидации.

Инфляционные риски. Баланс рисков сместился в сторону проинфляционных. Действие проинфляционных факторов может оказаться более продолжительным и выраженным в условиях опережающего роста потребительского спроса по сравнению с возможностями расширения выпуска. Также их влияние может быть усилено повышенными инфляционными ожиданиями и сопутствующими вторичными эффектами.

Дополнительное повышательное давление на цены могут продолжить оказывать временные затруднения в производственных и логистических цепочках. Проинфляционные риски создает ценовая конъюнктура мировых товарных рынков, в том числе под воздействием факторов со стороны предложения. Это может оказывать влияние на внутренние цены соответствующих товаров.

Краткосрочные проинфляционные риски также связаны с усилением волатильности на глобальных рынках, в том числе под влиянием различных геополитических событий, что может отражаться на курсовых и инфляционных ожиданиях. В условиях более быстрого, чем ожидалось ранее, восстановления мировой экономики и, соответственно, исчерпания необходимости проведения беспрецедентно стимулирующей политики в развитых экономиках возможно более раннее начало нормализации денежно-кредитной политики центральными банками этих стран. Это может стать дополнительным фактором роста волатильности на мировых финансовых рынках.

Дезинфляционные риски для базового сценария снизились. Открытие границ по мере снятия ограничительных мер может восстановить потребление зарубежных услуг, а также ослабить ограничения со стороны предложения на рынке труда через приток иностранной рабочей силы. Замедлить восстановление экономической активности могут, в частности, более низкие темпы вакцинации и распространение новых штаммов вируса, а также связанное с этим ужесточение ограничительных мер. Сдерживающее влияние на динамику инфляции могут также оказать устойчивые изменения в предпочтениях и поведении населения, в том числе возможное повышение склонности к сбережению.

На среднесрочную динамику инфляции значимо влияет бюджетная политика. В базовом сценарии Банк России исходит из параметров федерального бюджета и бюджетов субъектов Федерации, отраженных в Основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов, а также заявленных сроков завершения антикризисных мер Правительства и Банка России. Банк России будет учитывать влияние на прогноз возможных решений об инвестировании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Банк России продолжит определять сроки и темпы возврата к нейтральной денежно-кредитной политике с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков. При этом Банк России допускает возможность дальнейшего повышения ключевой ставки на ближайших заседаниях.

Следующее заседание Совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 23 апреля 2021 года. Время публикации пресс-релиза о решении Совета директоров Банка России и среднесрочного прогноза Банка России — 13:30 по московскому времени.

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 19 марта 2021 года

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 19 марта 2021 года

19 марта 2021 года
 

Сегодня мы приняли решение повысить ключевую ставку на 25 базисных пунктов, до 4,50% годовых.

Экономика восстанавливается более уверенно, растет внутренний и внешний спрос. При этом усилилось инфляционное давление, повысились проинфляционные риски. В этих условиях мы начинаем возвращение к нейтральной денежно-кредитной политике. Это позволит вернуть годовую инфляцию к нашей цели вблизи 4% в первом полугодии 2022 года.

Остановлюсь на факторах, которые легли в основу принятого решения.

Первое. Устойчивые компоненты как годовой инфляции, так и текущих темпов роста цен в пересчете на год находятся значимо выше 4%. Это указывает на повышенное инфляционное давление по широкому кругу товаров.

Такое ускорение ценовой динамики связано с факторами как со стороны спроса, так и со стороны предложения.

Если в прошлом году влияние потребительского спроса было дезинфляционным, то сейчас его рост приобретает проинфляционный характер. Эпидемическая ситуация в России улучшается, идет вакцинация, снимаются ограничения. Люди постепенно возвращаются к привычному образу жизни, делают покупки, которые раньше откладывали. Это видно по увеличению продаж бытовой техники и электроники, товаров для ремонта, по росту спроса на развлечения и поездки. Кроме того, те средства, которые ранее направлялись на зарубежный туризм, последнее время в основном расходуются внутри страны.

Спрос восстанавливается уверенно, тогда как для восстановления предложения требуется больше времени. Нормализация цепочек производства и поставок товаров не может произойти одномоментно, особенно с учетом локально сохраняющихся ограничений. Предприятиям требуется время, чтобы подстроить бизнес-планы под более быстрое восстановление спроса, найти дополнительных поставщиков, привлечь рабочую силу и нарастить объемы выпуска. Наглядным примером является сектор внутреннего туризма. Переключение массового туристического потока произошло весьма быстро и не было ожидаемым. К этому не была готова туристическая инфраструктура, что сказалось на ценах.

Разовые факторы усилили и без того повышенный инфляционный фон. Особенно ускорился рост цен на продукты питания. Принятые Правительством меры позволили сгладить часть этого удорожания.

Повышенный рост цен на товары повседневного спроса является особенно значимым для потребителей и ведет к существенному росту инфляционных ожиданий. А это, в свою очередь, может повышать устойчивую составляющую роста цен на продолжительное время. Мы видим, что инфляционные ожидания населения, хотя и снизились по сравнению с декабрьским пиком, сейчас остаются выше допандемических уровней. Чтобы не допустить раскручивания инфляции, требуется скорейшее снижение инфляционных ожиданий.

В целом баланс факторов сместился в сторону проинфляционных.

Второе. Экономика растет быстрее ожиданий, и этот рост приобретает более устойчивый характер. Это происходит благодаря восстановлению как внутреннего, так и внешнего спроса. Внешний спрос способствует увеличению российского экспорта, в частности растет экспорт металлов, химической продукции, продовольствия. Оперативные показатели указывают на рост деловой активности и занятости.

Потребительский спрос перешел к устойчивому росту с конца 2020 года. Увеличивается спрос на товары длительного пользования. Улучшение населением жилищных условий подстегивает спрос на сопутствующие товары: инструменты, стройматериалы, мебель, бытовую технику. Сохраняется высокий спрос на автомобили. Все это оказывает поддержку выпуску в соответствующих отраслях. Во многих он уже восстановился или даже превысил допандемический уровень. Это относится к производству мебели и бытовой техники, одежды, тканей, а также удобрений, лакокрасочных материалов, сельхозтехники, электрооборудования.

Продолжается восстановление в наиболее пострадавшем от пандемии секторе — оперативные индикаторы говорят о значительном улучшении деловой активности в сфере услуг.

Мы ожидаем дальнейшего роста экономики. Поддержку росту окажут вакцинация и продолжение части льготных государственных программ. Бюджетная политика в течение 2021 года по-прежнему останется стимулирующей по сравнению с параметрами, установленными бюджетным правилом.

Третье. Денежно-кредитные условия остаются мягкими. При этом доходности ОФЗ с момента прошлого заседания Совета директоров по ключевой ставке выросли. На коротком конце кривой это произошло под влиянием ожиданий относительно более быстрых сроков и темпов возвращения денежно-кредитной политики к нейтральной. На среднесрочные и долгосрочные доходности ОФЗ в первую очередь повлиял рост ставок на мировых финансовых рынках. При этом номинальные ставки по кредитам и депозитам существенно не изменились.

Пока ключевая ставка не вернется в нейтральный диапазон (а его мы по-прежнему оцениваем от 5 до 6%), денежно-кредитные условия будут оставаться мягкими. Это продолжит поддерживать кредитование, которое в настоящее время растет годовыми темпами, близкими к максимальным в последние годы.

На денежно-кредитные условия значимое влияние оказывают льготные программы кредитования, реализуемые Правительством. Дополнительное смягчение, которое они дают, зависит от объемов программ, размера субсидирования и срочности кредитных инструментов, на которые они распространяются. Когда их объемы велики, это означает, что центральный банк вынужден сохранять более жесткие условия для всех. Это необходимо, чтобы средние денежно-кредитные условия по экономике обеспечивали уровень совокупного спроса, соответствующий достижению цели по инфляции. Именно поэтому мы считаем необходимым, чтобы всеобъемлющие антикризисные программы кредитной поддержки были завершены после преодоления острой фазы экономического спада. И настаиваем, что какие-либо программы постоянного действия могут носить только ограниченный и адресный характер. В противном случае за них заплатит не только бюджет, но и большая часть экономики, которая столкнется с более высоким уровнем процентных ставок.

Теперь остановлюсь подробнее на факторах, которые могут оказать существенное влияние на инфляцию в перспективе. Среди них преобладают проинфляционные.

Если говорить о факторах со стороны внешнего спроса, мягкая денежно-кредитная политика и бюджетное стимулирование развитых стран могут привести к более быстрым темпам восстановления мировой экономики, чем ожидается сейчас. С одной стороны, вырастет спрос на продукцию российского экспорта. Это будет создавать дополнительные доходы компаний-экспортеров и оказывать повышающее влияние на внутренний спрос. С другой стороны, может ускориться рост мировых цен на товарных рынках и, как следствие, возникнуть риск его переноса в динамику соответствующих внутренних цен. Мы это уже наблюдаем в части продуктов питания.

Со стороны внутреннего спроса возможно еще более быстрое расширение потребления, в том числе в секторе услуг, которое будет опережать восстановление выпуска.

Мы также видим проинфляционные риски на стороне предложения. Они связаны прежде всего с ростом издержек производителей. Помимо этого, ряд отраслей уже сталкивается с дефицитом рабочей силы, что может сдерживать расширение производства.

Развитие эпидемической ситуации в мире остается в зоне повышенной неопределенности. Некоторые страны снова ужесточают ограничения и частично приостанавливают экономическую деятельность. Остаются повышенными и геополитические риски, которые могут отразиться на динамике доходностей, инфляционных и курсовых ожиданиях.

Банк России также будет учитывать влияние на наш среднесрочный прогноз инфляции возможных решений Правительства об инвестировании средств Фонда национального благосостояния.

Дезинфляционные факторы стали менее выраженными, но полностью не исчезли. Прежде всего пока неясно, как быстро будут открываться границы после спада пандемии. В ситуации полного открытия границ ускоренная реализация отложенного спроса на зарубежные поездки может привести к значимому перетоку спроса на внешние рынки. Это ослабит инфляционное давление. Напомню, что до начала пандемии расходы на зарубежный туризм составляли около 2 трлн рублей в год. Если же более осторожное отношение к зарубежным поездкам сохранится, значимая часть трат населения останется внутри страны. Какой из этих вариантов в итоге реализуется, сейчас сказать сложно. Кроме того, открытие границ приведет к восстановлению трудовых миграционных потоков и логистических цепочек, что снизит инфляционное давление со стороны издержек предприятий.

И в заключение — о переходе к нейтральной денежно-кредитной политике.

Мы видели, что денежный рынок и рынок облигаций уже заложили в цены активов возможность повышения ставки, но многие эксперты и аналитики предполагали, что повышение ключевой ставки начнется несколько позднее. Тем не менее данные говорят о том, что возвращение к нейтральной денежно-кредитной политике надо начинать уже сейчас. Время имеет значение: если откладывать повышение ставки, инфляция может вырасти, а инфляционные ожидания не снизятся. Это отдалит инфляцию от цели еще больше и в итоге потребует более существенного повышения ставки в будущем.

Перефразируя расхожее выражение, скажу, что во фразе «сохранить нельзя, повысить» запятую сегодня мы поставили в правильном месте.

Спасибо большое за внимание!

При использовании материала ссылка на Пресс-службу Банка России обязательна.

Добавил suare suare 20 Марта
Комментарии участников:
suare
+1
suare, 20 Марта , url

источник: checkroi.ru

suare
+1
suare, 20 Марта , url

источник: cbkg.ru

т-111
+3
т-111, 20 Марта , url

Фишка в том, что есть люди, которые ныли про %% на кредиты в Светлом Западе и в нашем Мордоре.

Мол у них %% на кредиты маленькие. Не рассказывая, что во Светлом Западе и %% по вкладам есть отрицательные.

А как в нашем Мордоре %%  по вкладам и по кредитам всё уменьшили до уровня ЕС(4.5%). Тишина — как в гробу...

suare
0
suare, 20 Марта , url

Тишина — как в гробу...

 Инфляционное давление в запертой экономике

Банк России признал ключевую ставку недостаточно высокой

Газета «Коммерсантъ» №48 от 20.03.2021, стр. 1

Совет директоров Банка России принял решение повысить ключевую ставку на один шаг, до 4,5%, и заявил о готовности сделать это еще раз в ближайшее время. О решении объявлено как о старте возвращения к нейтральной денежно-кредитной политике в 2021 году — сейчас она оценивается как мягкая. С точки зрения ЦБ основная причина высокой инфляции — устойчивое превышение спроса в быстро восстанавливающейся экономике от предложения, которое так же быстро нарастить нельзя. При всех оговорках риторика ЦБ выглядит очень жесткой, несмотря на то что регулятор ждет снижения инфляции не позже мая 2021 года — но сроки ее возвращения к 4% теперь сдвигаются на 2022 год.

Заявление совета директоров Банка России по итогам пятничного заседания, на котором принято решение поднять ключевую ставку с 4,25% годовых до 4,5%, внешне выглядит достаточно спокойным, если не сказать флегматичным,— но это лишь внешнее впечатление. В комментарии ЦБ использованы буквально все возможные виды сигналов о настроениях совета директоров, в нем нет возможности размытых трактовок — в сравнении с комментарием по решению 12 февраля это в значительной мере смена позиции. К этим сигналам на пресс-конференции глава Банка России Эльвира Набиуллина добавила дополнительный, сообщив, что совет директоров ЦБ обсуждал в числе вариантов и решение поднять ставку на 0,5 п. п., до 4,75%, но решил, что ситуация не требует отступления от общего принципа плавного повышения ставки. Оно может быть продолжено — ЦБ прямо заявил о такой возможности на ближайших заседаниях.

И самое интересное в происходящем — то, что риторика Банка России не изменилась по существу, во всяком случае не изменилась конструкция аргументов.

Напомним, технически решение ЦБ — это реакция на отклонение предполагаемого инфляционного тренда от траектории инфляции вблизи 4% годовых, причем в рамках денежно-кредитной политики (ДКП) регулятор учитывает только систематические отклонения и, как правило, игнорирует факторы разового действия. На этот раз Банк России уже полностью уверен в том, что рост инфляции в марте 2021 года выше уровня 5,5% — это не следствие предшествовавшего ослабления рубля (оно, по мнению ЦБ, уже сработало и сейчас вклада в инфляцию не вносит). Повышенный инфляционный фон —наполовину сочетание разовых долгосрочных факторов, последние требуют решения об ужесточении ДКП. Оно будет продолжаться в течение 2021 года, ЦБ предполагает нормализацию ДКП (то есть приведение ключевой ставки к нейтральному уровню, который оценивается регулятором, как и ранее, в районе 5–6% годовых) в течение всего 2021 года. Сама инфляция вернется, по расчетам Банка России, к «таргету» в 4% во втором полугодии 2022 года.

Системный же фактор, который ЦБ считает ответственным за внеплановую инфляцию, тот же, что и в начале года, это — очень быстрое и превышающее ожидания и оценки Банка России восстановление экономики. Кредитование, по данным ЦБ,— на пиковых значениях, спрос в экономике существенно превышает возможности наращивать предложение, что и приводит к росту цен. Как и ранее, в качестве образцового примера действия такого механизма приводится туристическая отрасль, в которой бум спроса (из-за закрытия внешних границ) ведет к существенному росту цен. Комментарий ЦБ к происходящему содержит даже более впечатляющую картину, но для отдельных секторов промышленности: «в ряде секторов возможности наращивания выпуска отстают от расширяющегося спроса» (отметим, спроса внутреннего — о расширении внешнего спроса на российские товары пока не так много известно), а «дополнительное влияние на рост цен оказывают факторы со стороны предложения, сдерживающие наращивание выпуска ряда товаров» (конкретика не приводится).

Пока сложно понять, почему столь бурное в описании ЦБ восстановление экономической активности еще до завершения пандемии (и при сохранении, учитывая относительно низкие темпы вакцинации от COVID-19 в России, эпидемических рисков даже с учетом сезонности заболевания — напомним, в пятницу ЕС объявил о начале «третьей волны» заболеваемости на своей территории) не отражается в весьма слабых данных промпроизводства в январе—феврале 2021 года.

Ключевыми данными будут мартовские оценки экономической динамики, в том числе предварительные оценки ВВП за первый квартал 2021 года: если Банк России прав, рост должен выглядеть весьма внушительно.

В апреле ЦБ намерен представить также данные по скорректированному макропрогнозу. Пока же показателей, говорящих, что разрыв выпуска уже незначителен, а экономика технически близка к «перегреву», просто нет — если не предполагать, что Банк России твердо уверен в том, что он неизбежен и заранее мерами ДКП реагирует на то, что обязательно случится и будет очевидно уже в ближайшие недели.

Дополнительными факторами в пользу ужесточения ДКП ЦБ считает «льготные программы правительства, а также регуляторные послабления» — решения по ставке будут приниматься с учетом влияния «прекращения действия указанных антикризисных мер… на денежно-кредитные условия». В случае если Белый дом примет решение об инвестировании части ФНБ в инфраструктуру, это будет учитываться в решениях ЦБ; очевидно, что системно это также проинфляционный фактор — среди дефляционных остались лишь возможное ослабление внешнего спроса (если «третья волна» COVID в мире будет высока) и желание домохозяйств сохранять по мере возможностей высокую норму сбережений, наследие 2020 года. Отметим, что решение ЦБ по ставке скорее сохранит (через рост привлекательности депозитов) эти намерения граждан.

Тем не менее если само по себе решение ЦБ вполне объяснимо (ставку могли поднять еще в феврале, этот вариант обсуждался советом директоров ЦБ, но был отложен), то предельно сильные и однозначные сигналы регулятора — не слишком, если не считать, что Банк России решил, что в текущей ситуации сильные «вербальные интервенции» значимо усилят умеренное ужесточение ДКП. В этом случае речь идет о чистом управлении ожиданиями. Нельзя исключать, что регулятор считает очень вероятным включение (или усиление) других сильных проинфляционных факторов скорее разового характера — следы этого можно видеть в упоминании ЦБ проинфляционного характера стимулирующих мер ФРС США и ЕЦБ в Евросоюзе.

Часть центробанков emerging markets уже начала повышение ставок, упреждая волну «экспорта инфляции», можно рассматривать действия ЦБ в этом же ключе.

Реакция игроков рынка на решение ЦБ выглядит спокойной — в последнюю неделю, наблюдая высокую инфляцию на «запертом» рынке (на нее, исходя из косвенных оценок ЦБ, влияет также и некоторое ограничение импорта в РФ из-за логистических проблем, но неизвестно, в какой мере), аналитики верили в повышение ключевой ставки, хотя в начале марта 2021 года ждали скорее ее сохранения — ничего выдающегося с инфляцией, в сущности, не происходит. Председатель правления ВТБ Андрей Костин в онлайн-дискуссии с клиентами private banking довольно спокойно констатировал, что, «возможно, в течение года, к концу года ставка еще плавно поднимется, что в общем-то не так существенно для деятельности банка». ВТБ считает, что 4,75% — это потолок ставки до конца 2021 года. Сергей Гришунин, управляющий директор рейтинговой службы Национального рейтингового агентства (НРА), оценивает решение ЦБ как «несколько неожиданное» (аналитики, по оценкам НРА, ждали неизменности ставки до апреля), обращает внимание на риски «экспорта инфляции из США» в виде роста цен на металлы и продовольствие и считает, что ЦБ придется «очень аккуратно оценивать, чего он хочет добиться — роста экономики или уменьшения инфляции».

Отметим, впрочем, что до публикаций мартовской статистики Росстата и макропрогноза ЦБ в апреле 2021 года поверить в то, что основной проблемой, на которую де-факто реагирует ЦБ, является слишком высокий спрос, сложно — напомним, что до конца 2020 года экономической проблемой номер один, в том числе в Банке России, считался спрос слишком низкий. Момент, в который произошел перелом ожиданий, остался незафиксированным — кроме роста инфляции, роста ипотеки и всплеска внутреннего туризма (в инфляционной корзине туризм и недвижимость большого веса не имеют), событий, которые бы указывали на невозможность промышленности и сектора услуг удовлетворить возросший спрос, не наблюдалось.

Дмитрий Бутрин

suare
+1
suare, 20 Марта , url

Фишка в том, что есть люди, которые ныли про %% на кредиты в Светлом Западе и в нашем Мордоре.

Мол у них %% на кредиты маленькие. Не рассказывая, что во Светлом Западе и %% по вкладам есть отрицательные.

Деньги подорожают не сразу

Рынок ждет дальнейших шагов ЦБ

Неожиданное, но незначительное повышение ключевой ставки ЦБ также незначительно в моменте отразилось на российском финансовом рынке. Рубль укрепился, однако к концу дня котировки ведущих валют почти вернулись к значениям предыдущего дня. Доходность гособлигаций поднялась на символические 6–8 б. п., с начала года обслуживание госдолга уже подорожало гораздо сильнее — рост доходности по среднесрочным бумагам превысил 100 б. п. Если принятое ЦБ решение означает курс на дальнейшее повышение ключевой ставки (в банках прогнозируют до 5% к концу года), это будет поддерживать рубль и скажется на доходности облигаций, в основном краткосрочных.

Решение ЦБ о повышении ключевой ставки на одну ступень оказалось в целом неожиданным для рынка. Ранее опрошенные агентством Bloomberg экономисты в большинстве своем ожидали, что Банк России сохранит ставку на прежнем уровне 4,25%. На эти ожидания не повлияла и информация источников Bloomberg, озвученная в начале недели, что ЦБ рассматривает повышение ставки не менее чем на 1,25 п. п. к концу года.

При этом многие участники финансового рынка ожидали мягких шагов ЦБ в отношении повышения ставки, но в более поздний период.

Главный аналитик ПСБ Денис Попов отмечает, что Банк России принял решение, в котором не был уверен еще неделю назад, и его решение могли ускорить проведенные накануне повышения ставок центробанками Бразилии (до 2,75%) и Турции (до 19%).

Как считают участники рынка, для рубля решение ЦБ выглядит нейтральным. По мнению начальника аналитического управления банка «Зенит» Владимира Евстифеева, для российской валюты сейчас важнее санкционная риторика и способность цен на нефть восстановиться после недавнего обвала. По мере снижения влияния этих рисков более жесткая риторика ЦБ РФ будет скорее позитивной для рубля, считает эксперт.

Вместе с тем повышение ставки в моменте укрепило позиции российской валюты. Курс доллара в течение получаса после объявления ЦБ опускался до 73,74 руб./$. Курс евро также снижался, до 88,73 руб./€. Однако дальнейшей игры на укрепление рубля не последовало. К концу основной сессии курс доллара закрепился выше отметки 74,2 руб./$, а курс евро — возле 88,4 руб./€, т. е. на 10–30 коп. ниже закрытия предыдущего дня.

При этом решение ЦБ фактически уже было заложено в котировки долгового рынка. Как отмечает главный аналитик ПСБ Дмитрий Монастыршин, доходность десятилетних ОФЗ с начала года выросла на 103 б. п. В настоящее время, по данным Reuters, она превышает 7% годовых.

Как отмечает Владимир Евстифеев, на рынке ОФЗ заметно давление лишь на среднесрочном участке суверенной кривой, где доходности поднялись на 6–8 б. п., «на дальнем участке реакции практически не наблюдается». Старший экономист банка «ФК Открытие» Максим Петроневич говорит, что с момента предыдущего заседания доходность облигаций сроком до пяти лет выросла на 60–70 б. п.

В дальнейшем от темпа повышения ключевой ставки, как отмечает господин Монастыршин, будет зависеть в большей мере доходность коротких ОФЗ. Сейчас ОФЗ с погашением в декабре 2021 года торгуются с доходностью около 5% годовых. Если ЦБ решит поднять ставку до 5% в этом году, то это нейтрально повлияет на всю кривую ОФЗ. Если ставка будет повышена до 5,5%, то это приведет к росту доходности ОФЗ срочностью один-два года, но на длинные выпуски влияния не окажет, отмечает Дмитрий Монастыршин.

Участники рынка ожидают повышения ставки на 0,25 п. п. уже на следующем заседании в апреле.

На это указывают слова главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной о необходимости неотложной корректировки параметров денежно-кредитной политики. По мнению Максима Петроневича, она может быть повышена сильнее, чем на минимальный шаг — учитывая значительный уровень инфляции (5,7–5,8% в годовом исчислении) и доходностей ОФЗ.

В дальнейшем решения будут зависеть от динамики инфляции, отмечает руководитель направления управления активами «МКБ Инвестиции» Андрей Дюрягин. В ПСБ к концу года ожидают повышение ставки до 5% — нижней границы нейтрального диапазона ключевой ставки. В банке «Зенит» не исключают подъема ставки в диапазон 4,75–5%. Как считает Максим Петроневич, если оценивать только уровень доходности по ОФЗ и его исторический спред к ставке RUONIA, ключевая ставка может быть повышена до нижней границы нейтрального диапазона (5–6%) и, вполне вероятно, достигнет его середины.

Виталий Гайдаев

suare
0
suare, 20 Марта , url
 
Торговые компьютеры среагировали на ключевые слова
 
Газета «Коммерсантъ» №46 от 18.03.2021, стр. 1
 

Тема санкций в отношении России, прозвучавшая из уст президента США Джо Байдена, негативно отразилась на российском рынке. Ведущие мировые валюты выросли в цене на 1 руб., а фондовые индексы потеряли более 1%. Из наиболее вероятных сценариев уже давно обсуждаются санкции против российского госдолга. Но министр финансов РФ Антон Силуанов уже пообещал поддержку банкам при приобретении гособлигаций. Впрочем, участники рынка довольно скептически относятся к столь радикальным решениям со стороны США, ожидая, что даже в пессимистичном случае российский долговой рынок выстоит.

Заявления президента США Джо Байдена, сделанные в интервью телеканалу ABC, вызвали резкую реакцию на российском финансовом рынке. Курс доллара на торгах Московской биржи взлетел почти на 1 руб. и достиг отметки 74 руб./$. Курс евро также прибавил почти 1 руб. и превысил отметку 88 руб./€. Российские фондовые индексы потеряли в моменте до 1%. Как отметил главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев, как обычно бывает в таких случаях, «торговые роботы сработали на заголовки о санкциях против России».

По итогам основной биржевой сессии курс доллара закрылся на отметке 74,17 руб./$, курс евро — 88,28 руб./€. Несмотря на резкий рост котировок, они вернулись всего лишь на четыре-пять дней назад.

Основным поводом для игры против рублевых активов были слова, что Россия «заплатит». В том числе за вмешательство в последние американские выборы. Такая «оплата» традиционно связывается участниками рынка с введением санкций госдолга, которые активно муссируются с 2017 года. Однако эти рассуждения наталкивались на оценку потерь американских инвесторов. Последний раз волна обсуждения была также осенью 2020 года, накануне выборов президента США, и с разной степенью активности дожила до начала 2021 года.

Впрочем, участники рынка довольно скептически настроены в отношении планов властей США наложить санкции на российский долг и, прежде всего, на рублевые ОФЗ.

Как отмечает начальник аналитического управления банка «Зенит» Владимир Евстифеев, «это один из немногих козырей в рукаве США, поэтому применять подобные меры необходимо в крайнем случае». Как считает старший экономист аналитического управления «Открытие Research» банка «ФК Открытие» Максим Петроневич, санкции «не угрожают выполнению бюджета в ближайшие три года при текущих ценах на нефть». Кроме того, спрос нерезидентов на гособлигации в последнее время был слабым. А ЦБ в начале марта выпустил «Обзор рисков финансовых рынков», в котором впервые раскрыл структуру владения рублевым госдолгом в разрезе инвесторов разных стран. Из общего объема в 13,7 трлн руб. на начало года лишь около 6,9% (944 млрд руб.) пришлось на инвесторов из США.

Как считает гендиректор УК «Арикапитал» Алексей Третьяков, рост экспортных доходов благодаря восстановлению цен на нефть «перекрывает весь возможный отток средств нерезидентов из ОФЗ и российских акций». По его оценке, в случае запрета американским инвесторам покупать российский госдолг будет максимальный рост доходностей в пределах 0,5–0,7% годовых, который будет нивелирован наполовину уже до конца года. При этом курс доллара на российском рынке может вырасти до 75–76 руб./$, то есть до уровня осени прошлого года, к которому уже адаптировалась экономика и население страны. Если ЦБ и Минфин приостановят покупку валюты, то, возможно, снижение рубля будет еще меньше.

У финансовых и денежных властей достаточно механизмов для увеличения спроса на ОФЗ со стороны локальных инвесторов.

Например, увеличение предложения по операциям репо с ЦБ, как это было в четвертом квартале 2020 года (см. “Ъ” от 12 октября). Министр финансов Антон Силуанов уже заявил, что в случае введения санкций против российского госдолга, министерство будет ориентироваться на помощь внутренних инвесторов для покрытия дефицита бюджета. При этом ЦБ может поддержать ликвидностью российские банки для работы на рынке ОФЗ, отметил он на комитете Госдумы по финансовым рынкам. «Ускорение инфляции в России носит в большей степени немонетарный характер, поэтому она не станет преградой для ЦБ при повторении такого механизма»,— считает Владимир Евстифеев.

Западные санкции действенны только для евробондов с расчетами в долларах и депозитарным учетом в Euroclear и Clearstream, указывают участники рынка. По словам гендиректора «Спутник — управление капиталом» Александра Лосева, только «в этом случае OFAC Минфина США способен контролировать их выполнение». Вводить санкции против ОФЗ бесполезно, потому что значительная часть западных инвесторов, которых интересуют ОФЗ, покупает не сами ОФЗ, а процентные и валютные свопы, привязанные к доходности ОФЗ и форвардным курсам «доллар/рубль», указывает эксперт.

Виталий Гайдаев, Дмитрий Ладыгин

 

 
Но твердых оснований для этого пока не находит
 
Газета «Коммерсантъ» №45 от 17.03.2021, стр. 1
 

В феврале 2021 года Росстат оценил падение выпуска российской промышленности на 3,7% против 1,9% в январе в годовом выражении, но с учетом сезонности за месяц он вырос на 1,3% после спада на 4,1% в январе. Во многом такие колебания — «статистический шум», который определяли особенности отчетности компаний, климат, високосность года и высокая база. «По тренду» промышленность вяло восстанавливается, опираясь на несырьевой экспорт. Впрочем, эксперты и опережающие индикаторы сходятся в том, что этот фактор вскоре себя исчерпает, а других твердых оснований для роста пока не видно.

Промпроизводство в феврале 2021 года, по оценке Росстата (.pdf), снизилось на 3,7%. Во многом такой результат определило то, что в феврале 2020-го было на один рабочий день больше, а выпуск заметно рос (4,6%), к тому же февраль 2021 года был сильно холоднее, чем год назад. Только один календарный эффект «отъел» от индекса 3 процентных пункта (п. п.), с которыми спад был бы незначительным — 0,7%, считают в ЦМАКП.

Кроме того, и сама оценка спада в 3,7% за февраль может быть заметно улучшена.

По крайней мере в январе на основе данных поступившей бухгалтерской отчетности компаний глубина спада была пересмотрена с 2,5% до 1,9%: показатели в обработке, энергетике и секторе водоснабжения; водоотведения и организации сбора и утилизации отходов, ликвидации загрязнений улучшены на 0,8, 1,4 и 4,7 п. п. соответственно, а в добыче — ухудшены на 0,3 п. п. Это же, впрочем, снижает и важность текущих конкретных значений роста и изменений объема промпроизводства с учетом сезонности — после малообъяснимого роста за декабрь 2020 года (см. “Ъ” от 16 февраля) на 4,3% он упал на 4,2% за январь и вырос на 1,3% за февраль 2021 года.

источник: im.kommersant.ru

Между тем оценки статистиков совпадают с выводами аналитиков: в промышленности продолжается вялое восстановление, которое сосредоточено в обрабатывающих экспортных отраслях (см. график).

Конъюнктурные исследования Markit и Института Гайдара указывают, что во многом улучшения показателей выпуска в январе—феврале поддерживают низкие запасы готовой продукции (см. “Ъ” от 2 марта), а исследователи Высшей школы экономики отмечают «продолжение снижения среднего уровня загрузки производственных мощностей промышленных предприятий» и в добыче, и в обработке.

Столь низкие значения показателя (менее 60%) наблюдались последний раз в период кризиса 2008–2009 года»,— констатируют в Институте конъюнктурных исследований ВШЭ.

Владимир Сальников из ЦМАКП считает, что драйвер нынешнего вялого восстановления промышленности — несырьевые отрасли, ориентированные на внешний спрос. «Отчасти росту способствовала госпрограмма, отчасти компании учатся быть экспортерами и становятся конкурентными, в том числе в сельском хозяйстве. Вводились также мощности, в частности, химиками и в бумпроме — не только под импортозамещение. Держит нефтянка, которая лежит, тогда как обработка растет»,— говорит он. С этими выводами соглашается Станислав Мурашов из Райффайзенбанка.

Между тем мнения аналитиков в отношении перспектив восстановления промышленности и ненефтегазового экспорта разделились. Владимир Сальников «бодрого роста» не ждет: «Восстановление внутреннего спроса от снятия ограничений исчерпалось, а как несырьевой экспорт пройдет третью волну коронавируса, неизвестно». «В 2020 году причиной роста ряда позиций ненефтегазового экспорта послужили сбои в поставках со стороны традиционных экспортеров (в которых негативный эффект от карантинных ограничений был более явным и длительным, чем в РФ). Учитывая, что в глобальной экономике еще сохраняются масштабные ограничения, этот эффект продолжит поддерживать ненефтегазовый экспорт какое-то время, а затем уже российский экспорт будет поддерживать активное восстановление глобального спроса»,— полагают в Райффайзенбанке.

Нефтегазовому же экспорту потребуется не меньше года, чтобы достичь докризисных уровней, что прибавит до 2 п. п. роста к индексу промпроизводства.

Пока же первые данные опережающих индикаторов состояния промышленности ИЭП и ЦБ в марте указывают на ухудшение оценок спроса и входящих финансовых потоков в большинстве отраслей, за исключением госсектора.

Алексей Шаповалов



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать