Обзор Аравийского п-ва: чего хотят США от Саудии; как «хуситы» выставили ОАЭ из Йемена; зачем Абу-Даби отправил спецгруппу в Ирак; и многое другое за февраль-март 2021

отметили
11
человек
в архиве

Опубликовано: 01.04.2021

источник: muslimpolitic.ru

 

Саудовская Аравия

Для КСА начался трудный разносторонний этап налаживания отношений с новым президентом США. Как и обещалось, Дж. Байден начал оказывать давление на Эр-Рияд, и, прежде всего, призвал завершить войну в Йемене. Первым шагом в этом направлении стало прекращение поддержки «аравийской коалиции» и запрет на продажу ей оружия.

При этом Вашингтон заявил, что будет общаться с королем Салманом, а не с его сыном, после чего был опубликован доклад о связи кронпринца с убийством Джамаля аль-Хашакджи. По его результатам были введены санкции против ряда высокопоставленных лиц.

Впрочем, Белый дом действует в своем излюбленном стиле – после нескольких шагов вперед последовала пауза, и даже были показаны некоторые «пряники». В целом, позиция Соединенных Штатов в вопросе КСА строится на перезагрузке отношений, а не их разрыве. Как отмечают эксперты, команда Байдена по внешней политике «не настолько наивна, чтобы полагать, что они могут достичь своих целей на Ближнем Востоке, не имея дел с саудитами».

На этом фоне Эр-Рияд начал вновь сближаться с Анкарой: Р. Эрдоган объявил о том, что КСА обратилось к ним с просьбой о закупке дронов. Ранее же арабские СМИ сообщили о турецкой помощи саудитам для войны в Йемене поставками беспилотников и отправкой наемников из Сирии.

Тем временем, Bloomberg поведало о начале конкуренции между Эр-Риядом и Абу-Даби после заявления о «необходимости открытия ТНК своих региональных штаб-квартир в Саудовской Аравии, а не в ОАЭ». Также агентство заявило об угрозе потери королевством контроля над поставками нефти из-за деятельности Abu Dhabi National Oil Co.

Среди внутриполитических событий можно отметить одобрение кабмином плана приватизации. Программа включает 100 потенциальных инициатив в более чем 10 секторах. В марте в КСА началась реализация новых реформ в сфере занятости, которые затронут порядка 7 млн иностранных рабочих. Реформы предоставят свободу в вопросе смены работы и передвижений без одобрения спонсоров. При этом, однако, изменения не коснутся домашней прислуги, которых в королевстве около 3 млн человек.

Одна из последних новостей в плане экономики – начало вливания триллионов риалов в экономику королевства. Примечательным стало и объявление о проекте посадки 10 млрд деревьев внутри страны и 40 млрд деревьев во всем ближневосточном регионе. Как было специально отмечено, это делается «в рамках защиты окружающей среды, разделяя ответственность за добычу и производство нефти».

 

Йемен

 

Для йеменцев приход к власти Байдена может привести к прекращению войны, ведь этот пункт был назван одним из главных приоритетов новой администрации. Белый дом не только стал давить на «аравийскую коалицию», но и отменил решение Трампа, удалив «хуситов» из «списка террористов». Также Вашингтон уже провел с повстанцами прямые переговоры.

Последние в целом готовы к прекращению боев, но одним из главных условий для приостановки огня с их стороны является открытие порта в Ходейде и аэропорта в Сане. Эр-Рияд же, по всей видимости, хочет рассматривать эти пункты после начала перемирия. В связи с этим, война в Йемене продолжается: ожесточенные бои идут в мухафазах Таиз, Аль-Джауф и Мариб. В последней провинции, крайне важной с экономической точки зрения, повстанцы достигли серьезного успеха.

Просаудовские силы близки к серьезному поражению, и Эр-Рияд ищет способы остановить отступление, в т.ч. и посредством привлечения турецкой помощи. Сами же саудиты продолжают беспорядочные бомбардировки, словно не понимая, что это вызывает лишь еще большую ненависть к ним и желание отомстить. Поэтому нет ничего удивительного в том, что королевство то и дело накрывают ракетные удары. «Хуситы» свою позицию не скрывают, давая понять, когда их атаки могут быть прекращены. Кстати, повстанцы рассказали, почему покинули Йемен ОАЭ – эмиратские власти получили послание, что, если они не выйдут из конфликта, их страна станет такой же мишенью, как и Саудия.

Тем временем, лауреаты Нобелевской премии призвали положить конец вмешательству КСА и ОАЭ: «Это означает прекращение саудовско-эмиратского контроля над йеменскими портами и аэропортами, которые превратились в военные казармы и тюрьмы, где совершаются преступления». Эр-Рияд и сам уже готов закончить эту бессмысленную войну, которая стала для него «саудовским Вьетнамом», но не знает, как это сделать, сохранив лицо.

В свою очередь, эксперты ООН заявили, что Йемен больше не функционирует как единая страна, и война превращает его в «нежизнеспособное государство». Институт Брукингса, описывая складывающуюся ситуацию, считает, что страна уже не будет единым государством и даже может разделиться не на две части (Юг и Север): вместо одного или двух Йеменов могут появиться небольшие территории, контролируемые различными вооруженными группами, каждая из которых имеет разные цели и пути.

Авторы перечислили районы контроля для каждой из таких сил. Север Йемена, понятно, контролируется «хуситами». А вот территории вдоль побережья Красного моря уже в руках Т. Салеха, племянника экс-президента страны. Силы партии «Ислах» (местные «ихваны») контролируют Таиз и большую часть сельской местности к югу от города, также в их руках большие территории в провинции Мариб.

Сепаратистам из ЮПС (поддерживаемым ОАЭ) принадлежит портовый город Аден и ряд других южных районов. Также Абу-Даби поддерживает «салафитскую» бригаду в северном Адене, которые тоже выступают за отделение юга, но отвергают руководство ЮПС. Хадрамаут разделен между силами, поддерживаемыми ОАЭ (побережье), и подразделениями, связанными с «Ислахом» (внутренние территории). В мухафазе Аль-Махра (восточная граница Йемена) господствуют военизированные формирования, поддерживаемые КСА. Также в стране базируются боевики таких террористических группировок как «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещены в РФ).

Как полагают эксперты, «ни одна из этих сил не достаточно сильна, чтобы установить контроль над всей страной. При этом они обладают достаточным количеством людей и боеприпасов, чтобы саботировать любое мирное соглашение, которое, по их мнению, не будет отвечать их интересам».

 

ОАЭ

 

Абу-Даби продолжает укреплять отношения с Тель-Авивом: временный поверенный в делах Израиля Э. Найх заявил, что с момента подписания соглашения с Эмиратами в сентябре 2020 г. эту страну посетили уже 130.000 израильтян. Также ОАЭ объявили о создании инвестиционного фонда в размере $10 млрд, который будет вкладывать инвестиции в проекты в Израиле, включая такие сектора как энергетика, космос, здравоохранение и сельское хозяйство. Как полагают эксперты, этот шаг направлен на углубление отношений с Тель-Авивом в рамках проекта «Большой Ближний Восток». Как пишет Al Jazeera, «Израиль уже несколько месяцев ведет переговоры с КСА, ОАЭ и Бахрейном о создании альянса, аналогичного НАТО».

Инвестиции пойдут не только в Израиль, но и в Индонезию: объявлено о вложении $10 млрд в Суверенный фонд этой страны. Инвестиции будут сосредоточены в секторах инфраструктуры, дорог, портов, туризма, сельского хозяйства и др. сферах. А вот с Саудией у Эмиратов началась настоящая конкурентная «война», и пока ее выигрывает Абу-Даби.

Не складываются дела и с Вашингтоном: Байден отменил последнее экономическое решение Трампа, которым тот освободил от таможенных пошлин импорт алюминия из ОАЭ. Тем временем, Human Rights Watch обвинила Абу-Даби в «двойных стандартах в праве на гражданство». Организация призвала Эмираты предоставить гражданство страны детям «бидуни» (лицам без гражданства, проживающим исконно на территории ОАЭ), которые лишены гражданства и прав, а также детям, рожденным от матерей-эмираток и отцов-иностранцев.

Данное заявление было сделано после того, как власти рассказали о планах предоставить гражданство иностранным гражданам с высоким уровнем квалификации и крупным инвесторам и их семьям. О своем неприятии этих поправок заявили и оппозиционеры, подчеркивающие, что это может привести к навязыванию «новой политической, экономической и социально-культурной реальности». По мнению экономистов, массовое применение данных поправок может привести к утрате контроля над экономической политикой со стороны местного населения.

Правитель Дубая Мухаммед бин Рашид Аль Мактум объявил о стремлении увеличить внешнеторговый оборот до $544 млрд и реструктуризации правительства эмирата, чтобы сделать его более эффективным. При этом рейтинговое агентство Standard & Poor’s сообщило, что в текущем году ВВП Дубая восстановится, но основные секторы, такие как недвижимость, туризм, гостиничный бизнес и розничная торговля, будут находиться под давлением в течение следующих 2-х лет.

Несмотря на внутренние споры и проблемы, ОАЭ пытаются не забывать и о внешней политике. Так, СМИ сообщили о посредничестве Эмиратов с целью окончательного прекращения конфликта между Индией и Пакистаном: несколько месяцев назад Дели и Исламабад провели секретные переговоры, снизившие двустороннюю эскалацию.

Пытается Абу-Даби играть активную роль и в Ираке, куда из ОАЭ, согласно арабской прессе, прибыла спецгруппа для управления разведслужбой страны. Цель этого очевидна – увеличить роль стран Залива, снизив при этом влияние Ирана. Видимо, по этой же причине Эмираты вместе с Саудией призывают вернуть Сирию в «арабское и региональное лоно».

В то же время, западные СМИ пишут о том, что Абу-Даби пытается сократить свое участие в региональных конфликтах, в частности, в Ливии, т.к. не хочет «вступать в конфликт с администрацией Байдена». И такая политика, конечно, резко контрастирует с теми амбициями, которые были в свое время у кронпринца Бен Заеда, намеревавшегося стать местным региональным лидером.

 

Бахрейн

 

Вслед за КСА и ОАЭ американцы, видимо, будут оказывать давление и на Манаму. По крайней мере, правозащитники уже призвали Белый дом «выполнить свои предвыборные обещания, восстановив права человека как главную особенность дипломатии США в Бахрейне и Персидском заливе в целом». И даже назначение (впервые за всю историю) посла в Израиль едва ли спасет Манаму: Вашингтон хорошо умеет отделять зерна от плевел.

Зато бизнесмены из Турции совместно с местными предпринимателями обсудили возможности сотрудничества для укрепления экономических и торговых связей. Турецкие предприниматели заявили, что в настоящее время многие компании из Турции инвестируют в Бахрейн и выразили надежду, что их число увеличится.

30 марта король Хамад Аль Халифа утвердил новый госбюджет, дефицит которого составит $3,2 млрд. На этом фоне МВФ призвал Манаму к срочным реформам, сокращению госдолга, поддержке наиболее уязвимых слоев населения, а также к мобилизации внутренних доходов и рационализации расходов.

 

Катар

 

Доха продолжает свои посреднические усилия в вопросах СВПД – ядерного договора с Ираном, который заявил, что приветствует «любую роль Катара в содействии возобновлению соглашения».

Также катарцы пытаются сыграть свою роль в Ливане, надеясь сблизить позиции политических сил этой страны. Доха предложила им сесть за стол переговоров, что получило предварительное одобрение всех ливанских сторон, включая президента М. Ауна и движения «Хизбуллах». Однако клубок проблем здесь настолько запутан, что катарская инициатива пока считается лишь одной из многих.

Помимо этого, Доха вновь решила включиться в урегулирование сирийского конфликта. Катарцы призвали к поиску новых путей его решения, взяв за основу «принцип верховенства стабильности, единства и суверенитета над узкими политическими интересами отдельных групп». При этом Катар, наряду с Турцией и Россией, вошел в состав «новой платформы» по сирийскому вопросу.

Из других внешнеполитических событий стоит выделить взаимное возобновление работы посольств Египта и Катара и выделение палестинцам Газы финансового гранта в размере $360 млн, который можно будет израсходовать в течение года.

Среди экономических новостей нельзя пройти мимо сообщения Bloomberg, согласно которому Доха планирует расширить свои мощности по производству СПГ более чем на 50% – до 126 млн тонн в год. Эксперты отмечают, что это еще раз подтвердит реноме Катара как крупнейшего поставщика СПГ. На эту страну приходится пятая часть мировых поставок данного энергоресурса, причем страна является наименее дорогим его производителем, в связи с чем газ продается по более низким ценам, принося большую прибыль.

Кстати, катарцы подписали новый 10-летний контракт на поставку СПГ в Пакистан. Также Доха заключила долгосрочное соглашение с китайской Sinopec, в соответствии с которым в КНР будет ежегодно поставляться 2 млн тонн СПГ.

Иметь ресурсы, конечно, хорошо, но что будет, когда они начнут заканчиваться? В Катаре это прекрасно понимают, не случайно экс-премьер страны Хамад Аль Сани заявил, что нефтяная эра подходит к концу, посоветовав своим соседям обратить внимание на высокотехнологичное сельское хозяйство, туризм, финансовые услуги, образование, здравоохранение и информационные технологии. Примечательно, что проведенный опрос общественного мнения показал, что Катар занимает 1-е место среди арабских стран и 6-е во всем мире по индексу качества жизни.

 

Кувейт

 

В Кувейте приведено к присяге новое правительство, в котором сохранили свои портфели главы МИД, МВД и обороны (все – члены правящей семьи). Этому процессу предшествовали долгие консультации на фоне кризиса между парламентом и правительством, дошедшего до того, что эмир на месяц приостановил работу Национального собрания.

Депутаты требовали от властей уважения закона и «активизации принципа разделения властей» и пытались протолкнуть закон о всеобщей амнистии. В стране даже заговорили о возможном роспуске парламента, который был избран лишь в ноябре. Но затем кризис был вроде как преодолен, и депутаты согласились отложить вызов премьера в парламент.

Однако Кувейт переживает сложные времена и в экономическом плане: дефицит финансов может составить $40 млрд, и власти говорят о возможности невыплаты зарплат в апреле из-за нехватки ликвидности. Агентство Reuters приводит слова своего источника из правительства о необходимости дальнейшего сокращения госрасходов, увеличения ненефтяных доходов, одобрения закона о госдолге и обращении за помощью к Фонду будущих поколений.

В свою очередь, парламент должен принять закон о госдолге, который позволит правительству занять $65 млрд в течение 30 лет. Ранее бывший гендиректор Кувейтской фондовой биржи Талал аль-Ганим объявил о том, что государство рассмотрит возможность «введения высоких налогов или обращения центробанка к девальвации динара, если правительству не удастся убедить парламент одобрить заимствования».

Комментируя ситуацию, экономисты отмечают, что кризис в Кувейте «не долгосрочный, а срочный», призывая к «реструктуризации экономики и уходу от государства всеобщего благосостояния». Но депутаты выступают резко против сокращения расходов, призывая правительство бороться с расточительством и коррупцией, прежде чем обременять население или прибегать к долгам. Судя по последним новостям, политический кризис действительно себя еще не исчерпал: сразу 38 парламентариев должны будут предстать перед прокуратурой.

 

Оман

 

Объем прямых иностранных инвестиций в Оман достиг $40 млрд, причем 1-е место по их объему занимает Великобритания (более $18 млрд), 2-е место у США ($3,6 млрд), 3-е у ОАЭ ($3,2 млрд). Инвестиции сосредоточены в деятельности по добыче нефти и газа, обрабатывающей промышленности, секторе финансового посредничества и операциях с недвижимостью.

Согласно Reuters, Маскат привлек ссуду в размере $2,2 млрд в рамках сделки, которая привлекла интерес широкого круга региональных и международных банков. Однако, по всей вероятности, султанату придется занять в этом году еще около $4,2 млрд для покрытия бюджетного дефицита. На этом фоне Оман начинает процедуру введения налога на добавленную стоимость: ожидается, что это будет приносить в казну $1,04 млрд ежегодно. Новые меры также включают снижение налога на прибыль для компаний в секторах, направленных на диверсификацию экономики.

Также в стране утвердили план экономического стимулирования в целях достижения высоких темпов роста экономики. Власти намерены снизить налоги и сборы для компаний в промышленности, туризме, секторе логистики, рыболовстве, сельском хозяйстве и горнодобывающей сфере. Кроме того, султан Хайсам бин Тарек пообещал создать благоприятную бизнес-среду для привлечения инвестиций и предоставить долгосрочный вид на жительство инвесторам.

Во внешней политике Маскат продолжает многовекторную политику. Так, в стране прошли переговоры между «хуситами» и американцами. Глава внешнеполитического ведомства Сирии Фейсал аль-Микдад свой первый зарубежный визит также совершил в Оман. Наконец, глава оманского МИДа Бадр аль-Бусаиди и его китайский коллега Ван И провели переговоры по укреплению сотрудничества. Переговоры касались путей расширения инвестиций и туристического обмена в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Обе стороны приветствовали подписание соглашений о взаимном освобождении от въездных виз и сотрудничестве в области науки и технологий.

 

Али Алиев, политический обозреватель портала

Добавил Беломор Беломор 4 Апреля
проблема (4)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать