"Американские союзники не нашли времени на консультации с ..." (Глава МИД Польши сообщил, что узнал о решении США по «Северному потоку — 2» из СМИ)

отметили
31
человек
в архиве

Глава МИД Польши Збигнев Рау заявил, что США не обсуждали с Варшавой вопрос отказа от санкций в отношении газопровода «Северный поток — 2». Такое заявление он сделал в интервью изданию Rzeczpospolita.

 

 

Журналисты задали министру вопрос, как он узнал о решении Вашингтона.

«Американские союзники не нашли времени на консультации с наиболее уязвимым к последствиям этого решения регионом в мире», — ответил им Рау.

Ранее замминистра иностранных дел Польши Павел Яблоньский заявил, что Варшава оказывает давление на Соединенные Штаты по вопросу, связанному с санкциями против «Северного потока – 2». По его словам, польская сторона негативно относится к решению Вашингтона отказаться от санкций против оператора проекта — Nord Stream AG.

21 мая США ввели санкции против организаций и судов России, участвующих в проекте «Северный поток – 2». При этом рестрикции на оператора проекта наложены не были. До этого американский Госдеп подтвердил, что ограничения против Nord Stream 2 AG не соответствуют интересам США.

Добавил Никандрович Никандрович 11 Июня
Комментарии участников:
Никандрович
+5
Никандрович, 11 Июня , url

… что США не обсуждали с Варшавой вопрос отказа от санкций в отношении газопровода «Северный поток — 2....

 

… Американские союзники не нашли времени на консультации с наиболее уязвимым к последствиям этого решения регионом в мире....

 

польский пан-табаки обидилси:))))))

suare
0
suare, 12 Июня , url

Они всё ещё не поняли, что они — не гости и не партнёры, хотя бы и младшие, они даже не прислуга и не рабы.

Они — еда для сеньоров, пушечное мясо, мокрые спины, яйцеголовые, рикши.

Между тем, собрав необходимые доказательства, генерал Родриго де Агилар вступил в сговор со штабом президентской гвардии, со всеми его офицерами, и было решено, что президент должен быть помещен в приют для выдающихся старцев, в этот расположенный на скале дом призрения, где обитают бывшие диктаторы, и было решено осуществить это в полночь первого марта сего года, низложить президента во время традиционной ежегодной вечери в честь Святого Ангела Хранителя — патрона телохранителей. — «То есть через три дня, мой генерал!»

Ни единым жестом он не выдал, что ему известно о заговоре, ни единым жестом не вызвал подозрения, что все знает, и в назначенный час принял своих гостей — высших офицеров своей личной гвардии, усадил их за банкетный стол и предложил им аперитивы: «Пропустим по рюмочке, пока прибудет генерал Родриго де Агилар и подымет главный тост».

Он мирно беседовал со своими гостями, шутил, а офицеры один за другим как бы невзначай посматривали на свои часы, прикладывали их к уху, заводили, подводили — было уже без пяти двенадцать, но генерал Родриго де Агилар не появлялся.

Стало жарко и душно, как в корабельном котле, но это была благовонная духота — пахло гладиолусами и тюльпанами, пахло свежими розами, однако дышать было нечем, кто-то открыл окно. «И мы все вздохнули и снова посмотрели на часы, а в открытое окно повеял легкий бриз и донес нежный аромат праздничного кушанья».

Все вспотели, все, кроме него, и всем на миг сделалось неловко, стыдно стало смотреть в широко открытые, помаргивающие глаза этого дряхлого животного, отгороженного от присутствующих, как броней, давно прошедшими годами, животного, которое выглядывало из какого-то своего пространства, из своего неподвластного времени мира. «Ваше здоровье, — сказал он, приподнимая бокал, как томную лилию, — ваше здоровье!»

Он чокался этим бокалом весь вечер, даже не пригубив его ни разу. И вот в тишине, как на дне роковой пропасти, послышались утробные звуки часового механизма — часы начали бить двенадцать. Но генерала Родриго де Агилара все не было.

Кто-то попытался встать и откланяться, но был пригвожден к месту, превращен в камень уничтожающим взглядом и просьбой: «Пожалуйста, не уходите!»

Все поняли, что нельзя ни двигаться, ни дышать, нельзя обнаруживать себя живым, пока не прозвучат все двенадцать ударов.

И когда затих последний удар, шторы на дверях раздвинулись, и все увидели выдающегося деятеля, генерала дивизии Родриго де Агилара, во весь рост, на серебряном подносе, обложенного со всех сторон салатом из цветной капусты, приправленного лавровым листом и прочими специями, подрумяненного в жару духовки, облаченного в парадную форму с пятью золотыми зернышками миндаля, с нашивками за храбрость на пустом рукаве, с четырнадцатью фунтами медалей на груди и с веточкой петрушки во рту.

Поднос был водружен на банкетный стол, и услужливые официанты принялись разделывать поданное блюдо, не обращая внимания на окаменевших от ужаса гостей, и когда в тарелке у каждого оказалась изрядная порция фаршированного орехами и ароматными травами министра обороны, было велено начинать вечерю:

«Приятного аппетита, сеньоры!»

Осень патриарха

Габриэль Гарсиа Маркес

 



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать