[«Dura lex sed lex»*] Японские эксперты: В Крымском инциденте Россия соблюдала Конвенцию Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS), (Yahoo News Japan, Япония)

отметили
33
человека
в архиве
[«Dura lex sed lex»*] Японские эксперты: В Крымском инциденте Россия соблюдала Конвенцию Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS), (Yahoo News Japan, Япония)

Японский эксперт: британский эсминец в Крыму шел «зловредным» курсом, а Россия соблюдала морскую Конвенцию ООН. Defender нарушал условия «мирного», или «безвредного прохода». Действия России вполне оправданны… если бы воды вокруг Крыма были территориальным морем России. Но британцы так не считают. В этом и вся проблема.

23 июня нынешнего года с ракетным эсминцем Королевского флота Великобритании Type 45 Defender, шедшим в Черном море в непосредственной близости от Крымского полуострова, сблизились корабли пограничной охраны России и боевые самолеты российских ВКС. Предупредив эсминец о том, что он вторгся в российские территориальные воды, российские корабли произвели в его сторону предупредительную артиллерийскую стрельбу, а истребитель-бомбардировщик СУ-24 осуществил боевой полет с демонстративной бомбардировкой по курсу эсминца Defender.

Министерство обороны России сделало заявление о том, что российские вооруженные силы действительно осуществили указанные действия, однако министерство обороны Великобритании странным образом ответило на это таким образом, что, мол никакого подобного инцидента с британским эсминцем не происходило, а британская сторона считает, что «Россия просто проводила учебные стрельбы в Черном море».

Могут ли военные корабли проходить через чужие территориальные воды?

Если заявления британской стороны рассматривать только как своего рода средство предотвращения обострения конфликта с российской стороной, то вполне уместно посчитать, что Россия действительно приняла некие упреждающие меры, такие, например, как предупредительная стрельба. Тогда возникает вопрос: допускает ли международное морское право такие меры против военных кораблей других стран, которые «просто» проходят через территориальные воды какого-то государства. Если основываться на Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS), которая устанавливает различные правила в отношении движения судов на морских просторах, то можно сказать, что особой проблемы в том, что судно «просто» проходит через территориальные воды другой страны, нет. Даже если это военный корабль (UNCLOS, Статья17). Для такого прохода судов существует даже особый термин — «мирный (peaceful), или безвредный (innocent) проход». (Статья 19 UNCLOS — Проход является мирным, если только им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства — прим. ред.).

Тогда почему Россия приняла указанные жесткие меры против британского эсминца, которому, казалось бы, следовало предоставить право на такой «мирный» или «безвредный проход»? Автор считает, что это главным образом связано с конфликтом взглядов между Россией и Великобританией по поводу морской акватории, в которой произошел инцидент.

Суть дела — позиции сторон по данному географическому району — Крымскому полуострову

Тот морской район, по которому на этот раз шел британский эсминец Defender, находился у берегов Крымского полуострова, который в недавнем прошлом был территорией Украины. Однако в 2014 году в результате военного вмешательства России здесь была создана «Республика Крым», которая в одностороннем порядке объявила свою независимость от Украины, а затем была включена в состав России. Россия утверждает, что Крымский полуостров является в настоящее время ее территорией. Следовательно, акватория Крымского полуострова — это территориальные воды России. С российской точки зрения, Defender осуществлял плавание в российских территориальных водах. Однако в Великобритании думают совершенно иначе. По данным Министерства обороны Великобритании, во время инцидента Defender «мирно проходил через территориальные воды Украины». В Британии считают, что объявление независимости Республики Крым от Украины и ее присоединение к России было нарушением международного права, и поэтому Крымский полуостров по-прежнему остается территорией Украины. Между прочим, такое понимание вопроса характерно не только для Соединенного Королевства, но и для других крупных стран по всему миру. С точки зрения Великобритании в день инцидента Defender шел по территориальным водам Украины, а не России.

Обоснование действий, предпринятых Россией

Даже если предполагать, что морской район, где произошел этот инцидент, является территориальными водами России, как упоминалось выше, военным кораблям должно предоставляться право мирного прохода по ним. Тогда на каком основании российской стороной была проведена предупредительная стрельба и демонстративная бомбардировка по курсу британского эсминца? Во-первых, с точки зрения России, на этот раз Defender шел по данному морскому маршруту как раз для того, чтобы продемонстрировать, что данная акватория является «украинскими территориальными водами». Поэтому Россия, видимо, рассматривала это как действие, наносящее ущерб ее мирному существованию и безопасности (см. ст. 19 UNCLOS). Поэтому Россия, как представляется, и посчитала, что в понятии «мирного» прохода британского эсминца Defender утрачено одно очень важное условие, а именно: его «безвредность» для России.

В этом случае на основании статьи 25 UNCLOS Россия могла принять необходимые меры по предотвращению и недопущению не являющегося для нее «безвредным» прохода иностранного судна. Так что у России вполне могли иметься веские правовые основания для принятия осуществленных ею мер.

Более того, Россия могла принять реализованные ею меры, основываясь еще и на статье 30 UNCLOS. Эта статья гласит, что, «если какой-либо военный корабль не соблюдает законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, и игнорирует любое обращенное к нему требование об их соблюдении, прибрежное государство может потребовать от него немедленно покинуть территориальное море».

И что особенно важно, в прошлом, в российско-украинских отношениях имелись уже прецеденты использования Россией этих норм международного морского права. В 2018 году морская пограничная служба ФСБ России открыла огонь по трем украинским катерам. Обвинив их командиров и команды в «нарушении государственной границы России», российские власти арестовали суда и всех членов команд.

Проблемы в действиях России

Так есть ли какие-либо международно-правовые проблемы в нынешних действиях российской стороны? Если предположить, что тот морской район, в котором произошел инцидент, является территориальными водами России, нельзя сказать, что конкретные меры, которые были приняты российской стороной, явно нарушают международное право.

Даже если бы российские военные корабли попытались бы остановить британский эсминец и арестовать его команду (как это было в 2018 году с украинскими катерами), то это все равно подпадало бы под «административные действия, предпринимаемые во исполнение предотвращения нарушения международного права». Вот если бы российские вооруженные силы предприняли бы прямое вооруженное нападение на британский эсминец, тогда он мог бы воспользоваться правом на самооборону. Однако в этот раз россияне ограничились предупредительной стрельбой и демонстративным бомбометанием по курсу в отношение эсминца Defender.

В независимости от того, каким статьями UNCLOS руководствовалась Россия, можно еще раз подчеркнуть одно: любое прибрежное государство имеет право принять по своему выбору определенные меры для того, чтобы побудить покинуть свои территориальные воды иностранное судно, которое не реагирует или уклоняется от повторных требований выйти из чужих территориальных вод. Относительно конкретного содержания этих мер существуют разные мнения. Но в мире широко признается, что среди них может быть и предупредительная стрельба (при соблюдении определенных условий).

Если внимательно проанализировать видеокадры предупредительной стрельбы, осуществленной российским пограничным кораблем, то можно сразу сделать вывод о ее «чрезвычайно сдержанном характере». На кадрах видно, что ствол автоматической пушки русского корабля поднят высоко вверх (в зенит), а расстояние между ним и эсминцем Defender весьма значительное.

В этой связи «с ходу» обвинять Россию в том, что предпринятые ею в ходе инцидента предупредительные действия являются нарушением международного морского права, весьма сложно.

Однако, все приведенные выше соображения применимы лишь в том случае, если принять российскую точку зрения о том, что Крым является ее территорией. Но на самом деле, с учетом процесса аннексии, признать полуостров территорией России крайне трудно, на чем и стоят британцы. Если исходить из этого, то у России изначально не было оснований для осуществления принятых ею мер, и их вполне можно считать нарушением международного права.

В заключение следует отметить, что эсминец Defender, сыгравший в ходе данного инцидента важную роль, входит в ударную авианосную группу во главе с авианосцем Queen Elizabeth, которая в настоящее время направляется в Индо-Тихоокеанский регион, к которому принадлежит и Япония. В связи с этим будем внимательно следить за тем, какие действия этот эсминец будет предпринимать в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

__________________________________________________________________________________

Ёсихиро Инаба — военный обозреватель, журналист. Окончил старейший престижный частный университет юридического профиля Senshu Daigaku. В настоящее время преподает в нем и занимается научно-исследовательской работой. Автор десятков книг и статей по юридическим аспектам военного дела и международным военно-правовым вопросам. Ведет аналитические телепрограммы, часто выступает в СМИ.

 

Комментарии японских читателей с портала Yahoo News Japan

gob

Как бы то ни было, Россия хорошо показала всем, что готова защищать свою территорию.

ton

Этот поход эсминца Defender вокруг Крыма мог спровоцировать Третью мировую войну!

А может, ее спровоцирует аннексия Россией Крыма?

А может, причиной войны станет уход Украины на Запад?

Россия и Украина занимаются перетягиванием канатов. Вот когда-нибудь вокруг них и рванет!

mot

Чьи бы крымские воды ни были — российскими или украинскими — британскому эсминцу делать в них было абсолютно нечего! С какой целью вошел Defender в акваторию Крыма?

А если бы китайский военный корабль вошел бы во Внутреннее японское море возле острова Сикоку?

Россия имела право принимать контрмеры против действий британского эсминца!

yan

Как много смелых комментариев!

Это мы что, берем пример с государства, которое в нарушение международных законов аннексировало чужую территорию и теперь отстаивает свое право защищать эту свою аннексированную территорию? Наверное, Японии не следует следовать таким примерам!

хаманасу

И все это происходит сразу же после исторического американо-российского саммита в Женеве. Вот уж поистине президент Путин «из-за деревьев не видит леса»!

ys4

Те страны-члены Совета Безопасности ООН, которые нарушают международное право, нужно из СБ изгонять!

gen

В таких случаях виноваты, конечно, Россия и Китай! Забираться в чужой дом и нагло утверждать, что это моя территория — это они умеют!

цукарэ мэ дэ сирёку тэйкатю

Все-таки нехорошо повел себя британский эсминец!

tak

Виновата Россия, как и в случае с нашими рыбаками с Хоккайдо!

kyo

Получается, все уже заранее определено: какой стране верить, а какой — нет?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Опубликовано 27/06/2021

* «Суров закон, но закон», т. е. каким бы ни был суровым закон, его следует соблюдать.

Вступая в стены университета, он {студент} с первых шагов и до выхода оплетен целой сетью обязательных лекций, экзаменов, зачетов, конспектов и т. д. Как дико звучат все эти слова для слуха европейского или даже старого русского студента, а между тем находились поколения учащих и учащихся, которые не могут себе представить свободной университетской науки от этой школьно-полицейской обстановки. И опять, куда бы ни шло, если бы все, что стесняет студента в его академической свободе, было делом определенного закона — dura lex, sed lex. Но наоборот, он видит, что этот закон нарушается на каждом шагу. (К. А. Тимирязев, Академическая свобода.)

В каком смысле судья может «преобразовать» закон? Если предписание закона достаточно категорично, то как бы оно ни было противно естественному чувству справедливости, судья, скрепя сердце, должен подчиниться ему. Dura lex, sed lex. (Г. А. Джаншиев, О старом и новом направлении гражданской кассационной практики.)

Колеблясь между безусловным обвинением и оправданием, — находя первое жестоким, а второе несправедливым, — присяжные, во многих случаях, не мирились с знаменитым изречением «dura lex — sed lex!» и, предпочитая несправедливость жестокости, выносили оправдательные приговоры. (А. Ф. Кони, Судебная реформа и суд присяжных.)

Если бы даже штрафы и были строги, — он ближе подошел к Лыжину, — то и тогда ни единой полушки не следует отдавать. Dura lex, sed lex! Штрафы законные и их мы имеем право взимать. (П. Д. Боборыкин, Перевал.)

Отсутствие уважения к законам — наш национальный недостаток. Знаменитое: закон законом, а дружба дружбой — пора оставить. Нашим лозунгом, — нашим лозунгом должно быть другое… Dura lex, sed lex. (Стефан Жеромский, Бездомные.)

Добавил suare suare 29 Июня
проблема (2)
Дополнения:

Взгляд с разных сторон

Топ статей

Добавил suare suare 29 Июня
Комментарии участников:
Stopor
+1
Stopor, 29 Июня , url


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать