О нарушении Украиной международных обязательств в сфере прав и свобод человека и внутреннего законодательства совета ОБСЕ

отметили
24
человека
в архиве

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ о грубых и систематических нарушениях Украиной прав человека и основных свобод, включая права национальных меньшинств, Вена, 29 июля 2021 года 

Уважаемая госпожа Председатель,

Положение с правами человека на Украине остается крайне тяжелым, без перспектив улучшения. В этом государстве-участнике ОБСЕ при попустительстве властей продолжаются системные нарушения прав и свобод человека.

Серьезную озабоченность вызывает ситуация со свободой, а точнее несвободой СМИ. Киев продолжает политику тотальной зачистки информационного поля от неугодных. Любые не вписывающиеся в линию нынешней администрации издания блокируются или запрещаются. Всех и не перечислить, напомню только, что речь идет о 468 Интернет-ресурсах, среди которых «Яндекс», «Яндекс-Украина», «Mail.ru», «ВКонтакте», «Одноклассники», «Лаборатория Касперского» и едва не все без исключения российские СМИ: «Первый канал», «НТВ», «ВГТРК», МИА «Россия сегодня», «Спас ТВ» и другие. Причем ряд заблокированных ресурсов находятся в доменных зонах Германии, Италии и других стран.

Обыденностью стали обыски в редакциях и уголовные преследования их сотрудников под надуманными предлогами. Ярким примером, насколько далеко Киев готов пойти в борьбе с так называемой «дезинформацией», является февральский (2021 года) указ Президента В.Зеленского о закрытии восьми телекомпаний, включая три крупнейшие общенациональные телеканала – «112 Украина», «NewsOne» и «ZIK». Запрета вещания, однако, властям оказалось недостаточно. В апреле они добились блокировки страниц упомянутых СМИ на платформе «YouTube». Вопиющую практику подавления свободы слова в стране продолжил 21 июля уполномоченный по защите государственного языка на Украине Т.Кремень. Он призвал национальный регулятор ввести санкции в отношении шести украинских телеканалов – «Интер», «Украина», «ICTV», «Мега», «К1» – за трансляцию фильмов на русском языке. Такое грубое попрание права на доступ к информации происходит при полном молчании покровителей Киева в США и Евросоюзе.

Критической остается ситуация с безопасностью журналистов. Характерный пример – избиение националистами корреспондента видеоагентства «Ruptly», «посмевшего» 10 мая брать интервью у прохожих об их отношении ко Дню Победы. Нерасследованными и безнаказанными остаются убийства Анатолия Кляна, Антона Волошина, Игоря Корнелюка, Андрея Стенина, Андреа Роккелли, Олеся Бузины, Сергея Долгова, Вячеслава Веремия, Вадима Комарова и многих других. 20 июля исполнилось пять лет со дня гибели тележурналиста Павла Шеремета. Несмотря на все бравурные обещания украинских правоохранительных структур виновные продолжают оставаться на свободе.

На фоне абсолютного бездействия Киева по обеспечению безопасности сотрудников прессы функционирует и пополняется новыми данными скандальный сайт «Миротворец». Раскрывая персональные сведения, в том числе журналистов, он ставит их жизнь под прямую угрозу.

Продолжается массовая дискриминация национальных меньшинств и этнических групп. Новые нормы законов о государственном языке и об образовании являются яркими примерами посягательства на стремление граждан Украины говорить на русском языке – родном для большинства населения этой страны.

Особо усердствует уполномоченный по защите государственного языка Т.Кремень, который активно добивается сужения пространства для использования других языков. Так, в ноябре прошлого года он потребовал от депутатов ряда местных советов отменить их решения, действующие в Днепропетровской, Закарпатской, Запорожской, Луганской, Николаевской, Одесской, Херсонской и Черновицкой областях, о наделении иных языков статусом региональных. Помимо этого, он направил генеральному прокурору Украины запрос на оказание соответствующего давления, в том числе в судебном порядке. В декабре 2020 года, в апреле и мае 2021 года суды в Одессе, Запорожье и Харькове вынесли решения, лишающие русский язык какого-либо статуса.

Кстати, по данным официального доклада того же уполномоченного по защите государственного языка, за последнее время количество классов с русским языком преподавания сократилось более чем в два раза – с 11563 в 2019 году до 5421 в 2020 году.

Эти дискриминационные шаги украинских властей противоречат Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, а также Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств.

Дискриминационная сущность законодательства в языковой сфере, на которую указывала Венецианская комиссия Совета Европы в 2019 году, не преодолена. Более того, 14 июля 2021 года Конституционный суд Украины признал соответствующим конституции дискриминационный закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». И это вопреки его явному противоречию основному закону страны и тому факту, что он принимался с серьезными нарушениями регламента Верховной Рады. Понятно, что данная инициатива направлена на насильственную украинизацию этнических групп и нацменьшинств, а также сужение пространства для использования русского языка. Причем упомянутое решение принято на фоне беспрецедентного конституционного кризиса, когда Президент Украины пытался сместить главу Конституционного суда А.Тупицкого. В результате вынесение постановления прошло в отсутствие последнего. А в тот же день другая судебная инстанция – Верховный суд – постановила, что Президент не имел полномочий отстранять А.Тупицкого.

Практически сразу после этого – 16 июля нынешнего года – вступил в силу очередной набор норм упомянутого закона. Они коснулись культурно-развлекательной сферы, туристической отрасли, кинопроизводства, демонстрации фильмов, сериалов в кинотеатрах и на телевидении, книгоиздания, концертной и театральной деятельности, музейного дела. Теперь обязательному дублированию или озвучиванию на украинском языке подлежат неукраиноязычные киноленты. Вводятся квоты на количество сеансов непереозвученных фильмов в кинозалах – в месяц оно не должно превышать 10% от общего числа. Разумеется, при наличии субтитров на украинском языке. 15 июля в Верховную Раду поступил законопроект, предлагающий обязать онлайн-кинотеатры транслировать на украинском языке 75% фильмов, произведенных и/или впервые распространенных после 16 июля 2021 года, доступ к которым возможен с территории Украины.

Что касается книжных издательств, то они теперь обязаны выпускать на украинском языке не менее 50% книг совокупного годового тиража. При этом исключения сделаны для изданий на языках Евросоюза и «коренных народов». Самый распространенный на Украине язык – русский – в этот перечень не вошел.

Вводится также обязательная сдача экзамена на уровень владения украинским языком лицами, претендующими на замещение государственных должностей, трудоустройство в органах местного самоуправления или получение украинского гражданства.

Не менее одиозен недавно принятый закон «О коренных народах Украины», претендующий на экстерриториальность и предполагающий неравное политико-правовое положение для различных этнических групп. К «коренным» закон отнес народы, не имеющие государственного образования за пределами Украины. По большому счету, это стало не более чем «пиар-ходом», направленным на использование трех народов в дальнейшей политической «игре» Киева, поскольку сам закон попросту не соответствует международным рабочим определениям «коренных народов». Тем самым
в него заложен серьезный конфликтогенный потенциал, а заодно многомиллионное русскоговорящее население поставлено в дискриминационное положение.

При этом Киев демонстративно «забывает» о предусмотренном п.11 «Комплекса мер» праве на языковое самоопределение для жителей Донбасса. Точно так же украинские власти предпочитают не вспоминать о рекомендации Венецианской комиссии Совета Европы от 2019 года относительно принятия закона «О национальных меньшинствах».

Все это происходит на фоне усилий властей Украины по переписыванию истории и деятельного попустительства неонацизму. Происходит обеление и героизация нацизма и нацистских пособников, которые искаженно подаются как «участники национально-освободительных движений» и получают широкую государственную поддержку. Вот свежий пример. 26 июля в г. Золочеве Львовской области прошли торжественные мероприятия в честь погибших из дивизии СС «Галичина» под Бродами. Принимавшие участие в этой сходке официальные лица, включая мэра города, были в футболках с эмблемой упомянутой дивизии. Кстати, структуры СС, включая войска СС (к которым относится дивизия войск «Галичина»), объявлены Нюрнбергским трибуналом преступными.

А как же нормы украинского законодательства, которые запрещают пропаганду нацистской символики? Но нет, тут дан «зеленый свет». Вольготно чувствуют себя праворадикальные организации такие, как «Правый сектор», «Азов», «Социал-национальная ассамблея» и другие. Они открыто разжигают этническую ненависть, активно насаждают идеи расового превосходства и национальной исключительности.

При этом 23 июля во Львове был завершен снос Монумента Боевой славы – памятника советским солдатам, павшим в годы Великой Отечественной войны при освобождении этого города. Тогда в ожесточенных боях с нацистами на Западной Украине погибли 65 тыс. воинов Красной Армии из всех республик Советского Союза. 3,5 тыс. из них были похоронены рядом с львовским мемориалом. Подобное осквернение собственного прошлого является циничным актом государственного вандализма.

Словом, с момента антиконституционного переворота на «майдане» 2014 года ситуация на Украине еще больше деградировала. Остаются нерасследованными массовые убийства мирных протестующих в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года, а также в Мариуполе 9 мая того же года, преступления в ходе так называемой «антитеррористической операции»
и многие другие.

Как мы сегодня показали, эти нарушения дополнялись новыми бесчинствами: тотальная украинизация образования и СМИ вопреки международным обязательствам в области защиты прав национальных меньшинств, гонения на журналистов и многое другое – список нескончаемый.

Все эти факты указывают, что на Украине установилась так называемая «административная практика». Это юридический термин, означающий систематическое попустительство на уровне властей нарушениям Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод со стороны не только органов власти, но и частных лиц. В этой связи Российская Федерация подала межгосударственный иск против Украины в Европейский суд по правам человека. В условиях, когда Киев упивается своей полной безнаказанностью на фоне бездействия международных структур, своевременность этого шага очевидна.

Рассчитываем, что Суд проявит непредвзятый подход при рассмотрении российской жалобы, а также детально изучит представленную солидную доказательную базу нарушений прав человека украинскими властями.

Призываем и профильные структуры ОБСЕ, включая Бюро по демократическим институтам и правам человека, Верховного комиссара по делам национальных меньшинств и Представителя по вопросам свободы СМИ, адекватно и своевременно реагировать на попрание Киевом обязательств в правозащитной сфере.

Благодарю за внимание.

Дополнительный комментарий Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ о нарушении Украиной международных обязательств в сфере прав и свобод человека и внутреннего законодательства совета ОБСЕ, Вена, 29 июля 2021 года 

Уважаемая госпожа Председатель,

Принятые властями Украины законы об образовании и госязыке нарушают ряд как ее внутренних, так и международно-правовых обязательств.

В первую очередь, акты противоречат конституции страны. Начнем со статьи 22, указывающей, что «при принятии законов или изменений в действующее законодательство не допускается сужение содержания и объема прав и свобод». Именно это произошло при принятии законов о языке, образовании и среднем образовании. Равно как и откровенное нарушение статьи 10, предписывающей «свободное развитие, применение и защиту русского, других языков меньшинств». Также нарушается статья 11, определяющая, что «государство содействует развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности коренных народов и национальных меньшинств Украины». Запрет на использование языков и ликвидация доступного образования на них перечеркивает эти положения.

Законы о госязыке и об образовании не сочетаются со статьей 53 основного закона, гласящей, что «гражданам, принадлежащим к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право обучения на родном языке». Таким образом, с 2020 года русскоязычным, а с 2023 года — и меньшинствам, говорящим на языках стран Евросоюза, не будет гарантировано образование на их языках.

Противоречит нынешнее законодательство в языковой и образовательной сферах и статье 24 конституции, предусматривающей, что «граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом, в том числе по языковым признакам», а также части 1 статьи 1 закона Украины «О национальных меньшинствах»: «Граждане пользуются защитой государства на равных основаниях». Преференции для отдельных языков перечеркивают принцип равенства. Образовательное законодательство идет вразрез и со статьей 6 этого закона о возможности «обучаться на родном языке в государственных учебных заведениях». К слову, именно эти нормы внутреннего законодательства упоминает Венецианская комиссия Совета Европы.

Международные обязательства тоже грубо попираются. Новые законы нарушают статью 27 ратифицированного Украиной Международного пакта о гражданских и политических правах (International Covenant on Civil and Political Rights). Там определяется, что «в странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком»(In those States, in which ethnic, religious or linguistic minorities exist, persons belonging to such minorities shall not be denied the right, in community with the other members of their group, to enjoy their own culture, to profess or practice their own religion, or to use their own language). А все перечисленные нами законодательные акты нацелены именно на ограничение пользования родным языком русскоязычных и нацменьшинств.

Игнорируются нормы Совета Европы. Украина ратифицировала Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств (European Charter for Regional or Minority Languages). В соответствии с ней Киев обязан защищать и обеспечивать функционирование региональных языков и языков меньшинств в сферах образования, включая среднее (статья 8), науки, культуры, политики, а также в работе органов власти (administrative authorities) и судов (статьи 7-10). В сопроводительной декларации к Хартии украинская сторона специально оговорила применимость ее положений и к русскому, белорусскому, болгарскому, гагаузскому, греческому, румынскому и другим языкам.

Напомним: Венецианская комиссия разъяснила, что международные договоры на Украине по юридической силе идут сразу после конституции и имеют преимущество перед обычными законами. Значит, закон о госязыке и другие законы о правах меньшинств должны соответствовать этим международным договорам (international treaties come therefore immediately after the Constitution and prevail over ordinary laws. The State Language Law as well as other legislation on minorities have to be in conformity with them).

Следовательно, меры защиты русского и других региональных языков и языков меньшинств, предусмотренные Европейской хартией, имеют преимущество перед украинскими законами, в том числе законами о госязыке и обоими законами об образовании. А на деле выходит наоборот.

Не выполняет Киев и свои обязательства в рамках ОБСЕ.

Так, в решении Миланского СМИД (2018 год) о безопасности журналистов содержится призыв к государствам-участникам «привести свои законы, политику и практику, касающиеся свободы средств массовой информации, в полное соответствие с их международно-правовыми и иными обязательствами, заново рассмотрев их и, где это необходимо, отменив или внеся в них поправки, с тем чтобы они не ограничивали способность журналистов осуществлять свою работу независимо и без неоправданного вмешательства» (bring their laws, policies and practices, pertaining to media freedom, fully in compliance with their international obligations and commitments and to review and, where necessary, repeal or amend them so that they do not limit the ability of journalists to perform their work independently and without undue interference). Помимо этого Совет министров призвал государства-участников «публично и безоговорочно осуждать все нападения на журналистов и акты насилия в отношении них такие, как убийства, пытки, насильственное исчезновение, произвольный арест, произвольное задержание и произвольное выдворение, запугивание, преследование и угрозы в любой форме, в том числе физической, юридической, политической, технологической или экономической, используемые для подавления их работы и/или неправомерного силового закрытия их редакций, в том числе в условиях конфликта» (condemn publicly and unequivocally all attacks and violence against journalists such as killing, torture, enforced disappearance, arbitrary arrest, arbitrary detention and arbitrary expulsion, intimidation, harassment, and threats of all forms, such as physical, legal, political, technological or economic, used to suppress their work and/or unduly force closure of their offices, including in conflict situations). Соответствующие пункты явно не выполняются.

Законы о языке и оба закона об образовании нарушают положения Копенгагенского документа СБСЕ 1990 года. Его пункт 34 предусматривает, что «государства-участники будут стремиться гарантировать, чтобы лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, вне зависимости от необходимости изучать официальный язык или официальные языки соответствующего государства, имели надлежащие возможности для обучения своему родному языку или на своем родном языке» (the participating States will endeavour to ensure that persons belonging to national minorities, notwithstanding the need to learn the official language or languages of the State concerned, have adequate opportunities for instruction of their mother tongue or in their mother tongue). Пункт 35 гласит, что «государства-участники будут уважать право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, на эффективное участие в государственных делах, включая участие в делах, относящихся к защите и поощрению самобытности таких меньшинств» (the participating States will respect the right of persons belonging to national minorities to effective participation in public affairs, including participation in the affairs relating to the protection and promotion of the identity of such minorities). Естественно, в нынешних условиях ни о каких гарантиях обучения на родных языках — и уж тем более о поощрении самобытности — речи не идет.

Также противоречит сложившаяся ситуация положениям Парижской хартии 1990 года, Декларации Стамбульской встречи на высшем уровне 1999 года, Гаагским и Лундским рекомендациям Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств.

Свою обеспокоенность ситуацией в сфере соблюдения прав национальных меньшинств и соблюдением обязательств в этой сфере неоднократно высказывали авторитетные международные структуры. Так, Управление Верховного комиссара ООН по правам человека в своем докладе «О ситуации с правами человека на Украине» за период с 16 ноября 2019 года по 15 февраля 2020 года констатировало, что «украинское законодательство не обеспечивает достаточных гарантий защиты и использования языков меньшинств в отсутствие закона об осуществлении прав коренных народов и национальных меньшинств» (legislation provides insufficient guarantees for the protection and use of minority languages in the absence of a law on the realisation of the rights of indigenous peoples and national minorities). Кроме того, УВКПЧ (OHCHR) акцентировало, что «хотя Закон «О среднем образовании» гарантирует обучение на языке коренных народов наряду с обучением на украинском языке, в нем не указаны точные пропорции. Это вызывает обеспокоенность в отношении уровня защиты языковых прав коренных народов» (although the law on secondary education guarantees the instruction in the language of indigenous people along with instruction in Ukrainian, it fails to indicate the exact proportions. This raises concerns as to the level of protection provided for indigenous peoples’ linguistic rights).

Озабоченности высказывала и Венецианская комиссия Совета Европы. 9 декабря 2019 года она опубликовала заключение относительно Закона «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Вывод: из-за отсутствия специального закона о защите и использовании языков меньшинств действующая правовая база не обеспечивает справедливый баланс между усилением роли украинского языка и достаточными гарантиями языковых прав национальных меньшинств.

На недостаток механизмов защиты языковых прав меньшинств в связи с принятием этого закона и необходимость устранения разного отношения к языкам Евросоюза и других стран неоднократно указывал и Верховный комиссар ОБСЕ.

Набор претензий к Киеву со стороны международных структур, как видим, солидный. Это подтверждает, что языковая и образовательная политика стали инструментом дискриминационной практики украинских властей.

Добавил waplaw waplaw 2 Августа
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать