Венгерский премьер Орбан не испугался либерального «воспитателя» в сутане. И сказал воспитателю правду.

отметили
16
человек

источник: cdn2.img.inosmi.ru

Начну статью с интересного сообщения от Балаша Орбана, политического директора в администрации венгерского премьера Виктора Орбана:

«Премьер-министр Орбан встретился с Папой Римским Франциском и передал ему письмо, которое в 1250 году венгерский король Бела IV написал Папе Иннокентию IV. В нем король предупреждал о надвигающейся угрозе татарского нашествия и призывал Европу сплотиться. Тогда его проигнорировали, а 35 лет спустя Венгрия пролила много крови в войне с татарами."

А вот содержание письма венгерского короля:

«Святейшему во Христе отцу Иннокентию, божьей милостью святой римской церкви верховному понтифику, пишет Бела, той же милостью король Венгрии, и изъявляет свое подобающее благочестивое почтение.

Божий бич в лице татар обратил большую часть Венгерского королевства в пустошь, и оказались мы в окружении разного рода нечестивых народов. с востока русины и бродники (племя, жившее в Карпатских горах — прим. ред.), с юга — болгары и боснийские еретики, супротив которых наши войска сражаются до сих пор. К северу и западу от нас немцы, от которых королевство наше, по общей с ними вере, все ждет помощи. Однако не плодами этой помощи мы наслаждаемся, а в терниях войны терзаемся, ибо богатства нашей земли подверглись внезапному расхищению.

Посему — в особенности из-за татар, которых мы, благодаря ратному опыту, научены бояться, яко же и другие народы, по землям которых татары прошли, — после испрошения совета у прелатов и князей нашего королевства, в момент крайней нужды спешим мы обратиться к достойнейшему наместнику Христа и как к единственному и последнему истинному защитнику христианской веры, дабы то, чего мы все боимся, миновало нас и не затронуло весь остальной христианский мир.

Изо дня в день доходят до нас вести о татарах: они объединили свои силы, и не только против нас, тех, на кого они более всего разгневаны за наш отказ подчиниться им даже после всего нанесенного ими ущерба. Бесит их, что другие подвергшиеся этому испытанию народы стали их данниками, а мы все не поддаемся. В особенности много данников имеют татары к востоку от нашего королевства: к числу таких данников относятся и Россия, и половцы с бродниками, и Болгария, которая большей частию некогда находилась под нашим скипетром. Объединенная мощь татар имеет целью покорение всего христианского мира, и в ближайшее время — несколько благонадежных мужей считают это несомненным — сии татары решительно направят свои бесчисленные войска на Европу.

Потому мы боимся, что в случае нашествия наши подданные не смогут или не захотят противостоять сией татарской свирепости в бою. И оные подданные против нашей воли, руководствуясь лишь страхом, в конце концов подчинятся их игу, каковая судьба уже постигла наших вышеназванных восточных соседей. Уповаем лишь на то, что святейший престол в прозорливости своей окажет нашему королевству мощную поддержку, дав утешение живущим в нем народам.

Пока татары противоборствовали нам на нашей же земле, мы обратились за помощью к трем главным судам христианского мира, а именно к вашему, ведь суд ваш среди христиан считается наивысшим и наиглавнейшим; а также к суду императорскому, которому мы даже заявили о своей готовности подчиниться, окажи он нам помощь и содействие на время вышеупомянутого бедствия; возопили мы также и к франкам.

Но ни от кого не получили мы ни ободрения, ни поддержки, одни лишь слова. На поверку мы прибегли ко всему, что было в наших силах, и ради блага христианского мира унизили достоинство нашего королевского величества, выдав двух наших дочерей замуж за русских князей, а третью — за польского герцога, в надежде узнать благодаря им и другим нашим друзьям в восточных областях все тайные вести о татарах, дабы противостоять их намерениям и вредоносным планам. Мы даже приняли половцев в наше королевство, и ныне — о позор! — теперь наше королевство защищают язычники, они же помогают нам повергать других безбожников.

К тому же ради защиты христианской веры мы женили нашего первенца на половчанке в надежде избежать худшего, а заодно и показать неверным путь к крестильной купели, как нам это уже не раз удавалось.

В тяжкие эти времена не получили мы помощи ни от одного правителя или народа христианской Европы, за исключением иерусалимских рыцарей-госпитальеров, чьи братья по нашей просьбе подняли оружие против язычников и раскольников в защиту нашего королевства и христианской веры. Мы разместили часть их войск в весьма опасном месте, а именно по соседству с половцами и булгарами за Дунаем, на землях, через которые татарская армия проникла в наше королевство. Что касается этой области, мы надеемся, что Апостольский престол сочтет их деяния достойными и дарует им свою милость. Подобно тому, как Дунай простирается до моря Константинопольского, так и мы можем с помощью сих рыцарей распространять знания католической веры, коим образом они принесут пользу Римской империи и Святой Земле.

Мы разместили их и в центре нашей страны для защиты замков, которые рыцари сии сами строят на берегах Дуная, ибо наш народ к защите замков не привык. Не единожды собирался наш совет. И было в конце концов решено, что для нас и для всей Европы выгоднее защитить Дунай крепостями, ведь и сами его воды могут замедлить врага. Именно здесь, защищая Римскую империю, византийский император Ираклий столкнулся с царем персидским Хосровом, и именно здесь мы, не будучи готовы и со множеством раненых, в течение десяти месяцев противостояли татарам, хотя в королевстве почти не было укреплений и защитников.

Заполучи — не дай Бог — татары эти территории, для них был бы открыт путь в другие католические страны. Отчасти виной тому отсутствие морей для воспрепятствования их переходу отсюда к другим христианским народам, а отчасти — пригодность этих мест для того, чтобы осесть здесь с семьями и скотом, которого у них предостаточно. Тот же Аттила пришел с Востока покорить Запад и сделал сердце Венгерского королевства средоточием своей власти.

Пусть же Святейший понтифик, размышляя обо всем этом, сочтет нас достойными получить помощь и не дать ране загнить. Воистину множество мудрых мужей удивлены тем, что при нынешнем положении дел ваше святейшество позволило столь благородному члену нашей Церкви, как французский король, покинуть границы Европы.

Народ простой дивится тому, что ваше апостольское милосердие предлагает существенную помощь Константинопольской империи и заморским странам, потеря которых не причинила бы жителям Европы столь великого вреда, как если бы во владение татар перешло одно лишь наше королевство. Призываем в свидетели Бога и человека и утверждаем, что нужда наша и серьезность положения велики настолько, что, не будь дороги так опасны, мы бы не просто разослали гонцов, как делали всегда, но и лично явились бы пасть к вашим ногам. Там, у ног ваших, пред лицом всей Церкви провозгласим мы страшную истину: если откажется ваше святейшество послать нам помощь и если станет нужда неодолимой, против собственной воли придется нам достичь с татарами договоренностей.

Посему мы смиренно умоляем, чтобы матерь наша Святая Церковь рассмотрела заслуги если не наши, то хотя бы наших предшественников, святых королей, которые, преисполненные преданности и благоговения, преклонились перед правильной верой католической, научали народ и беспрекословно служили Вашему святейшеству. Апостольский престол обещал в случае нужды оказать королям сим и их преемникам милосердие и благосклонность, даже если они сами этого не испросят, понадеявшись на благоприятный ход вещей.

Увы, теперь мы вынуждены просить вас открыть свое сердце и протянуть руку помощи для защиты веры и во благо народа. В противном случае, если наше прошение, столь нужное и столь повсеместно благоприятствующее всем прихожанам Римско-католической церкви, будет отвергнуто (во что мы отказываемся верить), мы вынуждены будем просить помощи в другом месте».

Послание написано в Патаке и датировано IIIноябрьскими идами, днем памяти святого Мартина Исповедника.

Вот так. А теперь вернемся в наши дни.

«В воскресенье Папа Римский Франциск призвал Венгрию 'протянуть руки всем', что многие расценили как тонкую критику анти-иммиграционной политики премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. С этой страны понтифик начал свой четырехдневный визит в Центральную Европу, который стал его первой крупной международной поездкой после перенесенной в июле операции на кишечнике.

В ходе краткого визита в Будапешт 84-летний Франциск выглядел на удивление хорошо, а проведенную им мессу посетило, со слов организаторов, около 100 000 человек. Во время прогулки в своем спецавто с открытыми бортами Папа стоя махал толпе, а для передвижения в помещениях использовал гольфкар, поскольку ему, мол, „уже не 15 лет“. В остальном же святейший Франциск бодро поддерживал традиционно изматывающий темп папской поездки, хотя времени после операции прошло не так уж и много.

Франциск провел в Будапеште всего семь часов, а в воскресенье днем отправился в четырехдневный тур по соседней Словакии. Нелогичность маршрута дает основания полагать, что Франциск не хотел способствовать укреплению позиций Орбана (ибо он олицетворяет тот самый часто критикуемый Франциском старомодно-радикальный национализм). Такое укрепление позиций местного руководства обычно следует за удачным визитом Папы Римского в ту или иную страну. А если учесть, что на ближайшую весну в Венгрии запланированы парламентских выборов.

По прибытии Франциск действительно встретился с Орбаном, чья политика в отношении беженцев противоречит призывам самого Папы принимать и интегрировать всех, кто стремится к новой и лучшей жизни в Европе. Тем не менее, хоть в заявленную повестку дня данный вопрос включен и не был, венгр Орбан обратился к Папе Франциску со своей просьбой. А именно он попросил Папу «не позволить погибнуть христианской Венгрии» как он сам позже написал в Фейсбуке.

Орбан часто называл членов своего правительства заступниками христианской цивилизации в Европе и бастионом в борьбе с миграцией из тех стран, где мусульмане составляют большую часть населения. Франциск же выражает солидарность с мигрантами и беженцами, нещадно критикуя 'национальный популизм', продвигаемый некоторыми правительствами, включая венгерское. Он призывает руководителей западных стран принять и интегрировать как можно больше мигрантов».

Конец сообщения коллег из агентства АП.

Ну что ж, добавлю от себя, попади Франциск в прошлое, в своем безграничном либеральном простодушии он приветствовал бы и татар, которыми тогда в Европе называли дальневосточных монгольских завоевателей, покоривших в том числе и степные народы с тюркскими языками. Невероятно, сколь слепы могут быть либералы к тому, как на деле устроен мир. Как можно спокойно смотреть на преступность, процветающую в Европе благодаря неассимилированным и неассимилируемым мигрантам и при этом верить в то, что принцип открытых дверей в конце концов принесет в себе какое-то благо? И главное — как Франциску вообще пришло в голову, что укреплению христианской веры в Европе, которую и христианской-то нынче не назовешь, может способствовать радушие по отношению к ордам мигрантов из мусульманского мира?

И почему кальвинист Виктор Орбан — это чуть ли не единственный из европейских лидеров видит это?

Вот выдержки из статьи в текущем номере журнала Limen, который издается Венгерским институтом исследований миграции. Автором является директор института Тамаш Дэжё:

«В целом, можно сделать вывод о том, что упомянутые религиозные/культурные нормы формируют сильнейшую и строжайшую в мире структуру семейных и родственных связей (большие семьи, кланы). Вырваться из этой структуры, отчасти способствовавшей демографическому взрыву в среде мусульманских народов, чрезвычайно сложно. Народы Европы не могут уразуметь, сколь нерушима эта высококонцентрированная (а с западной точки зрения еще и архаичная) совокупность родственных связей в противостоянии вызовам западной цивилизации. Именно она делает иммигрантские сообщества по большей части невосприимчивыми к интеграционной активности Запада. Незыблемость семейных и родственных уз защищает эти общины от последствий развития по западному образцу, которое они считают нежелательным и даже бесполезным.»

И вот еще, Тамаш Дэжё продолжает:

«1. Недавно исследовательский центр Пью (PewResearch) опубликовал прогнозы роста численности населения европейского мусульманского сообщества к 2050 году (см. ниже). Прогнозы эти определяются двумя факторами: более высокими темпами прироста населения уже проживающих в Европе мусульман в сравнении с коренными народами Европы, а также уровнем иммиграции. К сожалению, с учетом идей западной политической элиты, вариант высокого уровня миграции стоит рассматривать как наиболее вероятный. Согласно этому сценарию, к 2050 году (т. е. уже через 30 лет) мусульманское население Европы вырастет почти вчетверо — с 19,5 до 75,6 миллиона. В результате мусульмане составят 14% от общей численности населения Европы. В Швеции мусульманское население достигнет 30,6%, на Кипре — 28,3%, в Австрии — 19,9%, в Германии — 19,7%, в Бельгии — 18,2%, во Франции — 18%, в Великобритании — 17,2%, в Норвегии — 17%, в Дании — 16%, а в Нидерландах — 15,2%. Этих показателей будет достаточно для запуска чреватых необратимыми изменениями социальных и культурных процессов. Не факт, что к 2050 году Европа полностью утратит свою идентичность вследствие данных сценариев, включая влияние миграции, но как минимум некоторые существенные изменения наверняка произойдут. Располагая этими прогнозными показателями, западные политики-глобалисты, поддерживающие расселение большого числа мигрантов и рассматривающие данное явление как весьма желательное, явно не осознают следующее:

1) Силу ислама и нежелательных побочных эффектов вызываемых им демографических изменений. Они надеются, что западная либеральная философия, образ жизни и концепция демократии (включая значительные достижения в сфере гендерного равенства и уважительного отношения к инаковости) окажутся сильнее ислама и тем самым успешно разрушат весьма плотную структуру мусульманского общества, основанную на семьях и кланах и на протяжении тысячелетий игнорировавшую все социальные вызовы. Они надеются, что западные нравственные ценности преодолеют систему нравов ислама. Они надеются, что промышленная эффективность и трудовая дисциплина останутся господствующим экономическим принципом и т.д.

2) Что еще хуже, западные глобалисты поддерживают культурные, философские, экономические и социальные изменения (которые мы считаем неблагоприятными), уже изменяющие облик Европы неизбежно и основательно.

Беда в том, что в контексте миграции широкий спектр новых возможностей появится не у западных обществ, а у исламского экстремизма с его завоевательными амбициями. Во-первых, в Европу могут 'переехать' боевики. А с ними придет и террористическая деятельность, а активизация усилий по организации различных сообществ и формирования альтернативных религиозных взглядов может поставить под угрозу территориальную, политическую, этническую и культурную целостность Европы. Это, в свою очередь, ускорит темпы исламизации. Такое изменение принципов обеспечения безопасности — частично затрагивающее и госбезопасность — разожжет и активизирует дискуссии относительно будущего Европы.

3. Существующие на Западе глобалистские группы намерены использовать вызванный миграционным кризисом политический хаос в Европе для достижения собственных краткосрочных и среднесрочных политических целей, ускорения европейской интеграции и ведения своей политической/идеологической борьбы по тому сценарию, который повышает их шансы на успех.»

Но и это еще не все мысли от Венгерского института исследований миграции. Вот продолжение мыслей его директора Тамаша Дэжё:

«Более того, за этим якобы открытым и инклюзивным самовосприятием скрывается лицемерие: высокообразованный Запад объявил своей целью привлечение из кризисных регионов владеющих иностранными языками культурных людей. Людей, которые могут стать полезными членами общества страны пребывания. В целом, в ближайшие 30 лет Европе придется столкнуться с более серьезным уровнем миграционного давления, чем то спонтанное/полуспонтанное давление, которое ей довелось испытать в прошлом и которое поддерживает — а, может, она им и дирижирует — западная глобальная политическая/экономическая элита и международные организации (ООН). Цель предполагаемого миграционного давления уже определена: не существует такого сценария, при котором довольно закрытые общества России, Китая и Индии (три ядерные державы) — тоже так или иначе борющиеся со своими собственными, преимущественно сепаратистскими мусульманскими общинами — были бы готовы принять большое количество иммигрантов из соседних мусульманских регионов. В Африку это избыточное население переместиться не может, поскольку там бедность и оттуда местный народ сам бежит. Следовательно, будущие миграционные волны из Африки и с Ближнего Востока могут иметь своей целью одну лишь Европу, которой не достает ни силы, ни воли для того, чтобы остановить миграцию. Там западная политическая/экономическая элита демонстрирует готовность однажды согласиться на организованную миграцию. Если так будет продолжаться, Европа потихоньку утратит способность действовать и вместо того, чтобы направлять процессы, касающиеся ее будущего, станет реагировать на одни лишь события, которые медленно, но верно выходят из-под ее контроля. Чтобы в будущем сохранить способность действовать, необходимо остановить нынешнюю нелегальную миграцию и предотвратить западные/глобалистские планы, в соответствии с которыми на ближайшее будущее намечены непродуманные, на мой взгляд, проекты миграции/расселения, что может вынудить Европу пойти по тому пути, где возврата уже не будет.

Не сулит ничего хорошего в будущем и то, что светские мусульманские правительства обычно экспериментируют только с техническими решениями (скажем, созданием рабочих мест) для понижения уровня ставшей взрывоопасной (»Арабская весна" 2011 года) социальной напряженности. На более глубокие, нетехнические решения у этих умеренных мусульманских правителей уже, видимо, нет необходимых внутренних ресурсов, а будут ли они в будущем — неясно. Им до сих пор не удалось толком навести порядок после многолетних войн в Сирии и Ираке, и никто не знает, получат ли они для этих целей какую-либо помощь извне или массовый отток людей в более богатые районы мира, главным образом в Европу, продолжится. На одной из конференций осенью 2018 года председатель иракского фонда по восстановлению разрушенных районов Мустафа аль-Хити, объявил, что восстановительные работы после войны с ИГИЛ (запрещена в РФ) обойдутся в 88,2 миллиарда долларов, причем сумму эту надеются собрать в виде кредитов и пожертвований. Схожую сумму (около 80 миллиардов евро) Германия потратила на программы поддержки и интеграции полутора миллионов беженцев и мигрантов, прибывавших в страну в течение четырех лет. Этих денег хватило бы для восстановления разрушенной инфраструктуры, создания огромного количества рабочих мест и возрождения экономики Ирака. Что привело бы к значительному снижению темпов миграции из этой страны в Европу. По-прежнему не до конца ясно, кому это в итоге выгодно? Кто выиграл бы от поддержки истерзанных глубоким кризисом стран для последующего замедления, прекращения, а в перспективе и обращения вспять миграционных потоков? Существует ли для этого глобальная экономическая или политическая воля?"

Вот так пишет о сложившейся ситуации автор из сердца Европы — из Венгрии.

Через несколько дней в «Нью-Йоркере» выйдет статья о моей любви к Венгрии. Я сообщил репортеру, что за лето, проведенное в Будапеште, я пришел к пониманию того, что Орбан оказался стратегически мыслящим деятелем — в отличие от своих западноевропейских коллег он осознает, что именно поставлено на карту. Или, что более вероятно, они тоже это понимают, но действовать готов только Орбан, даже несмотря на гнев Папы Римского.

Кстати, вы ведь слышали о Вышеградской группе, правда? Это альянс Венгрии, Польши, Словакии и Чешской Республики. Он был назван в честь одноименного замка, где после падения коммунизма в 1991 году лидеры вышеперечисленных стран встретились, дабы сформировать союз взаимопомощи и дружбы. Замок был построен тем самым королем Белой IV для подготовки ко второму монгольскому нашествию. Король тогда повелел укреплять города и строить форты по всей стране. Когда монголы (татары) пришли во второй раз, Венгрия сумела себя защитить.

Сегодня эта история должна стать нам уроком. И речь здесь не о мелочности Орбана или кого бы то ни было еще. Речь о выживании цивилизации.

ДОПОЛНЕНИЕ

Комментарий читателя Джеймса Ц.:

«Когда папа Франциск покинул свои тщательно охраняемые покои в Ватикане и сел на рейс, летящий в Венгрию, чтобы поучить Орбана уму-разуму, в Неаполе нелегальный иммигрант из Алжира ударил ножом женщину, позарившись на ее сумочку. Она сейчас в больнице. В Специи нелегальный иммигрант из Туниса попытался изнасиловать французскую туристку на центральном железнодорожном вокзале. В Римини нелегальный иммигрант из Сомали пришел в ярость, когда у него в автобусе спросили билет, зарезал двух женщин прямо на месте, а потом вышел и напал на семью с пятилетним ребенком. Малыш в больнице, борется за свою жизнь.

В Италии подобное происходит каждый день. Мигранты составляют треть тюремного контингента страны. В результате действий каждого из посаженных страдали люди. Хорхе Бергольо (мирское имя Папы Франциска) жертвой никогда не был и не будет. Он может сколь угодно долго сидеть за стенами своей резиденции и грозить пальцем, но обеспечит себе лишь презрение итальянского народа за свой дешевый либеральный утопизм».

Род Дреер -американский журналист и блогер, работает в TheAmericanConservative, автор нескольких книг, в том числе «Как Данте может спасти жизнь» (HowDanteCanSaveYourLife) и «Выбор Бенедикта» (TheBenedictOption).Живет в Батон-Руж, штат Луизиана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Добавил waplaw waplaw 16 Сентября
Комментарии участников:
i16chatos
+1
i16chatos, 16 Сентября , url

Ну, «бродники», по нашим летописям — это насельники нижнего Дона, зафиксировано имя их атамана — Плоскиня… «Татары» — это взгляд западных европейцев на военно-политическую общность евразийских народов, объединенных исключительно командованием на тюрки, а национальный состав этих войск примерно соответствовал Советской Армии, бравшей Берлин в 1945 году)



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать