Полный газпредел. Для сдерживания цен на газ в Европе не хватает угля

отметили
27
человек
в архиве

источник: im.kommersant.ru

Рекордные цены на газ в Европе, поднявшиеся выше $800 за тысячу кубометров, уже заставляют власти некоторых стран ЕС принимать чрезвычайные меры по ограничению тарифов на газ и электроэнергию. В прошлом подобные всплески цен купировались переходом на конкурирующее топливо — уголь. Однако, как отмечают аналитики, в Западной Европе осталось слишком мало угольной генерации, чтобы эффект был значительным. Что касается роста поставок СПГ, то Европа пока не может уверенно выиграть конкуренцию с Азией.

Форвардные цены на газ в Европе побили очередной рекорд, уверенно закрепившись выше отметки в $800 за тысячу кубометров. Цена октябрьского фьючерса на нидерландском хабе TTF 14 сентября достигала €66,41 за 1 МВт•ч, или $845 за тысячу кубометров, следует из данных ICE Futures. Спотовые цены на газ в Европе на TTF превысили $785 за тысячу кубометров (€61,5 за 1 МВт•ч), по данным EEX. Более высокие цены наблюдались только в марте 2018 года, когда цены на фоне холодной погоды на один день достигали $943 за тысячу кубометров.

источник: im.kommersant.ru

Беспрецедентный уровень цен уже оказывает серьезное давление на европейских политиков. Так, власти Испании 14 сентября приняли срочный закон, который ограничивает прибыль энергетических компаний, а также индексацию тарифов на газ (не более 4,4% в третьем квартале) — эти меры призваны сгладить всплеск цен на электроэнергию. Примеру Испании могут в том или ином виде последовать и другие европейские страны.

Рост цен на газ в основном объясняется низким уровнем запасов газа в подземных хранилищах Европы (70,75% на 14 сентября против 93% годом ранее). При этом «Газпром» до запуска «Северного потока-2» не стремится увеличивать поставки. Более того, ситуацию в начале августа усугубила авария на Уренгойском заводе по подготовке конденсата, из-за которой поставки по газопроводу Ямал—Европа сильно сократились и пока полностью не восстановились.

Рыночные факторы, которые могут повлиять на ситуацию, следующие: увеличение поставок СПГ, переключение европейской генерации с газа на уголь и снижение спроса. Последний фактор в основном зависит от погодных условий и наименее предсказуем.

СПГ пока по-прежнему стремится в Азию из-за более высоких цен.

На 14 сентября индекс Platts JKM, отражающий стоимость спотовых поставок СПГ в Северо-Восточную Азию, достиг пика в $23,19 за MMBtu ($830 за тысячу кубометров). С начала года основные объемы СПГ из-за роста спроса забирала Азия, где в первом полугодии импорт, в основном за счет Китая, Японии, Южной Кореи и Индии, вырос на 22 млрд кубометров. По данным Platts, в Европе за этот же период импорт СПГ, наоборот, снизился на 16 млрд кубометров.

В то же время газ по форвардным контрактам в Европе дороже — $22 за MMBtu против $18,8 за MMBtu по индексу JKM «на месяц вперед», отмечает аналитик по газу Центра энергетики МШУ «Сколково» Сергей Капитонов. Поэтому, по его мнению, уже в следующем месяце на европейский рынок придет больше СПГ. В сентябре поставки СПГ туда выросли примерно на 19% по отношению к августу. На спотовом рынке цены в Азии пока выше, поэтому за грузы, находящиеся уже в море, европейский рынок конкурировать не в состоянии, полагает Сергей Капитонов.

По оценке Ивана Тимонина из Vygon Consulting, для американских заводов с учетом разницы в стоимости транспортировки преимущество европейского рынка по сравнению с Азией достигает порядка $11 за тысячу кубометров ($0,3 за MMBtu), а для российского «Ямал СПГ» — $26 за тысячу кубометров ($0,7 за MMBtu).

Что касается переключения на уголь, то, отмечает Иван Тимонин, оно ограничено из-за сравнительно небольшого числа оставшихся мощностей.

 Так, в Великобритании, где стоимость электроэнергии в связи с ростом цен на газ бьет рекорды, стараются в большей степени загружать угольную генерацию. Но сейчас в стране работают всего две угольные ТЭС, а мощность такой генерации с 2011 года снизилась с 23 до 5 ГВт на фоне 39 ГВт газовых станций.

Стоимость газа, при которой экономическая эффективность угольной и газовой генерации уравнивается, зависит в том числе от стоимости квот на выбросы СО2, которая сейчас составляет в ЕС около €60 за тонну. По оценке Ивана Тимонина, с учетом квот цена переключения с угля на газ составляет $527 за тысячу кубометров, текущие же котировки газа выше более чем на $250 за тысячу кубометров. В связи с этим доля угольной генерации в Великобритании, по его расчетам, сейчас выросла примерно до 3% против 1,6% в 2020 году. В Германии доля угля в выработке электроэнергии в среднем по 2021 году превышает 8% против 7,4% в 2020 году. Если тенденция сохранится до конца года, отмечает эксперт, выработка угольной генерации в стране покажет рост впервые за последние восемь лет.

Татьяна Дятел

Добавил suare suare 21 Сентября
проблема (1)
Дополнения:

Слезами сланцу не поможешь: Эстония ищет выход из «зеленого» кризиса

19 сентября 2021 | 10:05
 
Илья Круглей
 

Электричество в Прибалтике все дороже, региону приходится срочно думать об альтернативе, однако ветропарки для этого не подходят.

В Европе все чаще говорят о том, что в экологически чистую генерацию электричества нужно вкладывать больше миллиардов, однако балтийские страны не могут себе позволить эти дополнительные расходы на фоне дорожающей энергии и газа.

В то время как в Евросоюзе полным ходом выполняется, по крайней мерее на бумаге, переход на «зеленую энергетику», в Эстонии вдруг вспомнили о не сильно-то и экологически чистых горючих сланцах. В балтийской стране вернули в эксплуатацию старый энергоблок по сжиганию этих полезных ископаемых.

Мотивация вполне очевидна – в энергетическом концерне Эстонии Eesti Energia рассчитывают снизить растущую стоимость электричества хотя бы на €10. Видимо, высокие цены на газ в Европе (спотовые цены увеличились уже $720 за 1 тысячу кубометров) заставляют руководство страны отодвинуть идеи об энергопереходе на второй план.

Вам идеологию или экономическую целесообразность?

Ссылаясь на ведущую международную компанию в области консалтинга Boston Consulting Group, в немецком издании Der Spiegel сообщили о том, что в мире не хватает инвестиций (примерно до $210 млрд в год) для проектов по снижению выбросов СО2.

В европейской прессе уверены, что нехватку таких вложений следует компенсировать за счет бюджетных средств государств ЕС, то есть чтобы правительство брало деньги из бюджета и расходовало их на развитие и совершенствование водородной энергетики, солнечных панелей, ветропарков и снижению выбросов в самых разных отраслях.

Возможно, многие политики в Европе, включая балтийских, и согласились бы. Но делать это в условиях коронакризиса, нехватки газа и крайне высокой сегодня стоимости на этот энергоноситель, причем в преддверии отопительного сезона, крайне трудно.

Тут надо думать о том, как бы деньги на покупку углеводородов найти, а не о «зеленом» будущем, которое непонятно когда наступит.

За 2020 год на экологически чистые технологии в мире было потрачено лишь $37 млрд. В Der Spiegel, ссылаясь на исследования Boston Consulting Group, уверены, что этих денег не хватит, чтобы достичь углеродной нейтральности, о которой так часто говорят в Европе.

Говоря более простым языком, страны должны тратить гораздо больше денег на проекты по сокращению выбросов углекислого газа.

Будет это развитие проектов по генерации возобновляемых источников энергии (ВИЭ), разработка и введение новых налогов, вводящих штрафы за выбросы, – неважно, главное тратить больше. Но есть ли такие деньги у балтийских стран?

Надо признать, что правительства этих республик и энергетические госкомпании стараются все больше развивать и строить ветропарки. Судя по отчетам Eurostat за 2019 год, доля ВИЭ в общем объеме энергии, использованной в 2019 году в системах отопления и охлаждения в Эстонии, составила 52,3%, в Латвии – 57,8%, в Литве – 47,4%.

По данным Управления международной торговли (подразделение Министерства торговли США), доля ВИЭ в общем энергобалансе Эстонии, включая импорт электричества, в 2020-м составила около 24%.

При этом в сентябре 2020-го Эстония и Латвия подписали меморандум о взаимопонимании по совместной разработке морской ветряной электростанции в Рижском заливе мощностью до 1 ГВт*ч.

А 30 июня 2021 года в эстонской Enefit Green («дочка» Eesti Energia) заявили о намерении построить в Шилальском районе Литвы парк ветрогенераторов мощностью 43 мегаватта (стоимость проекта €60 млн). Более того, на той же территории готовится проект по постройке еще 12 турбин с мощностью 3,6 мегаватта каждая.

Согласно «Плану объединения энергетического рынка Балтии», который опубликован на сайте Еврокомиссии, морской ветер на территории Латвии, Литвы и Эстонии может вырабатывать соответственно 24 ТВт*ч, 49,2 ТВт*ч и 15,5 ТВт*ч электроэнергии в год.

В целом, это почти в три раза превышает внутренний спрос на электроэнергию в странах Балтии в 2019 году. Казалось бы, ветропарки вскоре должны стать будущим энергетики Прибалтики.

Но тогда возникает справедливый вопрос: «а зачем тогда эти три страны хотят подключиться к энергосистемам Европы вместо нынешних коммуникаций с БРЭЛЛ? Своих мощностей ВИЭ в перспективе ведь должно хватить».

Увы, но даже в 2019 не коронакризисном году все три страны Балтии были чистыми импортерами электроэнергии. Эстония произвела 7,6 ТВт*ч, что на 38,6% меньше, чем в 2018 году, при чистом импорте 2,2 ТВт*ч, Латвия – 6,4 ТВт*ч при чистом импорте 1,1 ТВт*ч, а Литва – 3,7 ТВт*ч при чистом импорте 9,3 ТВт*ч. Прибалтика попросту не может производить столько электричества, сколько нужно ее гражданам и бизнесу. При этом просто «завалить проблему деньгами» не поможет.

Более подробно об этом в беседе с Baltnews рассказал Замдиректора Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО специалист в области топливно-энергетического комплекса Игбал Гулиев:

«Помимо необходимости в значительных объемах инвестиций для масштабного развития ВИЭ в Балтии, важно иметь в виду целый ряд регулятивных аспектов. В частности, порядок регулирования вопросов морского пространственного планирования, который должен соответствовать Директиве ЕС, в целом ряде балтийских стран не находится даже в стадии становления. В части системы лицензирования отсутствует четкий механизм координации процессов между ответственными министерствами».

Также Игбал Гулиев напомнил, что есть пробелы законодательства, регулирующего процедуру исследования морского дна для целей планирования морских ветропарков.

Отсутствует полноценное сотрудничество по планированию сетей морских ветропарков в Балтийском море. По мере того, как развертывание ветровых мощностей без государственного субсидирования становится коммерчески привлекательным, различия в доступе к энергосистеме и порядке подключения приобретают все большее значение.

«Особенно важными в этом отношении являются различия между режимами взимания платы за подключение (с учетом относительно большой доли затрат на подключение в стоимости ветровых проектов). Отсутствует единое долгосрочное стратегическое видение внутри балтийского региона в отношении перспектив перехода на ВИЭ. Проще говоря, нет четкой стратегии, которую по пунктам и при полной кооперации должны выполнять балтийские страны, есть только популистские заявления, отсутствие цифр и конкретики», – резюмировал эксперт.

Спасет ли Эстонию горючий сланец?

Если ситуация на газовом рынке Европы, от которого напрямую зависят цены на электроэнергию, не изменится или даже ухудшится, то новомодные энергетические доктрины для Эстонии, как и всего балтийского региона, станут крайне «токсичными».

Денег они требуют много, а вот энергии (от тех же ветропарков – в зависимости от погодных условий) дают не так много, да и не постоянно. Тем временем расходы на оплату электричества растут. Жители Эстонии, Литвы и Латвии платят за коммунальные услуги все больше. Тут деньги не на идеи Греты Тунберг нужны: хорошо бы их найти, чтобы попросту зимой не замерзнуть.

Работа старого энергоблока по сжиганию горючих сланцев в Эстонии на фоне всего этого выглядит как очень правильное решение, ведь себестоимость электричества от такого источника явно меньше, чем от ветропарков.

В Eesti Energia уже давно говорят о том, что сегодня использование сланцев в Эстонии стало производить меньше выбросов. В компании стараются «замылить глаза» обывателю рядовыми терминами об «инновации в производстве», «новом оборудовании» и даже убеждают всех, что компенсируют выбросы СО2 от подобного производства за счет высадки леса и обустройства сельскохозяйственных земель.

Только вот с конкретикой все плохо и выглядит все это, как отчаянная попытка «озеленить» горючие сланцы перед своими европейскими братьями.

Увы, но Еврокомиссия на это не «купилась», она просто заставила власти Эстонии ввести специальные налоги для компаний, использующих такой вид энергоносителя.

В итоге горючий сланец производить можно, но после уплаты налогов за выбросы СО2 при его производстве и использовании, его себестоимость выходит совсем уж неприятной.

Разумеется, в официальных сообщениях политиков балтийской страны не найти простого, но четкого сравнения цены энергии от ВИЭ объектов и заводов, использующих сланцы (без налога за выбросы). Слишком уж неудобно будет об этом говорить.

Но вот простые факты, после которых ситуация становится более понятной. По данным Департамента статистики Эстонии, в 1991 году доля сланца в электроэнергетике страны составляла 84%. Спустя почти тридцать лет она составила не более 40%. Параллельно с этим доля «зеленой энергетики» в общей генерации теперь составляет 46% (не учитывая импорта электричества).

А теперь пусть житель этой страны сравнит чеки за электроэнергию хотя бы пятилетней давности и сегодня. Вывод об экономической целесообразности ВИЭ генерации и отказа от сланца, пожалуй, придет к нему сам по себе.

В Eesti Energia правильно делают, что вернулись к традиционному энергоносителю, но проблема в том, что налоги за выбросы при его использовании Еврокомиссия не отменяла. Электричество все равно останется дорогим.

Выбор уже давно сделан

Даже в ближайшей перспективе – речь о предстоящей зиме – серьезно сократить счета за коммунальные услуги для предприятий и домашних хозяйств эстонскому, латвийскому или литовскому правительствам не удастся. Разве что они пойдут на беспрецедентные для их текущей идеологии меры – нарастят поставки энергии по кольцу БРЭЛЛ.

В противном случае, если балтийские страны и дальше станут импортировать электричество на бирже Nord Pool, ситуация не изменится.

Проблема в том, что цена на газ серьезно влияет на стоимость энергии в Европе. Старый свет, безусловно, нарастил долю ВИЭ, но полностью заменить углеводороды не получается, а в холодную зиму, когда ветряки покрываются наледью и останавливаются, так и вовсе без «голубого топлива» не обойтись.

Впрочем, жаркая погода и малая скорость ветра тоже сдерживают производство возобновляемой энергии, стимулируя использование генерации на ископаемом топливе. А газ все дорожает, и этой зимой, похоже, цена падать не будет.

Напомним, на газовом хабе TTF в Нидерландах стоимость фьючерсов на этот энергоноситель, вплоть до начала весны 2022 года, поднялась выше $600.

В таких условиях было бы логичным быстро наращивать поставки энергоносителя из РФ, пока стоимость не стала еще больше. Однако, как рассказал Baltnews главный научный сотрудник Института Европы российской академии наук Николай Межевич, руководство Эстонии вряд ли пойдет на этот шаг.

«Еще в начале 1990-х политиков балтийский страны постепенно перестала устраивать концепция сохранения взаимовыгодных экономических связей с Россией. Конечно, были те, кто выступал за тесное сотрудничество с Европой, но при этом и сохраняя торговлю с РФ, особенно когда речь шла об энергоносителях. Однако их довольно быстро вытеснили из власти», – сообщил эксперт.

«Опыт Финляндии в виде здорового прагматизма для эстонских элит после этого оказался неактуален. В балтийской стране был взят курс на разрыв любых экономических отношений с РФ. А ведь когда-то Эстония из экологических соображений даже специально сокращала производство горючих сланцев, чтобы закупать их в одном из городов Ленинградской области и при этом сама была газифицирована при СССР раньше, чем центральные районы России», – рассказал Межевич.

Конечно, отказаться от газа просто так не получалось. Его Эстония закупала по двум направлениям – через Ленинградскую и Псковскую область.

Часть объема потреблялась внутри страны, а другая шла в Латвию, чтобы заполнить крупнейшее в регионе (Инчукалнское) газохранилище. Все получали от этого выгоду, однако Эстонии нужно было избавиться от всего российского, особенно, когда в ЕС стали говорить о зависимости от газа из РФ и необходимости сокращать углеродный след.

Был построен Balticconnector – газопровод, соединяющий ее с Финляндией, напомнил Николай Межевич. При этом он отметил, что газ у скандинавской страны Эстония де-факто все равно покупает российский.

Полностью заменить его благодаря ветропаркам не удалось, причем даже при комбинации такой генерации с объемами энергии, производимыми с помощью биотоплива.

«Нынешняя цена на газ в Евросоюзе – это катастрофа для государств вроде Эстонии и ее балтийских соседей. Но руководство этих стран все равно не пересмотрит свою политику. Создание СПГ терминала в литовской Клайпеде тоже не слишком-то и экономически выгодно, но как мы видим, объект работает годами. К сожалению, курс на конфронтацию с РФ по всем направлениям взят политическими элитами Балтии слишком давно и нынешняя конъюнктура на газовом рынке ЕС это не изменит», – подвел итог эксперт.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Добавил suare suare 22 Сентября
Комментарии участников:
Stopor
+4
Stopor, 21 Сентября , url

Кокое всё зелёное, кокое всё красивое. 

Польша должна закрыть свою шахту. Карфаген должен быть разрушен. 

suare
+3
suare, 21 Сентября , url

Я дополнил вчерашним материалом по Эстонии, как иллюстрацией на примере одной отдельно взятой европейской страны.

Там всё ещё кислее, газовитее, углевитее и сланцевитее...

Заграница нам не помогает. Запад не с нами. Точнее не с ними всеми. Новоприбывшие начинают смутно понимать, зачем их зазвали в ЕС.

Stopor
+3
Stopor, 21 Сентября , url

Терзают смутные сомнения. У Шпака — магнитофон, у посла — медальон, у Макрона — подлодки.

suare
+3
suare, 21 Сентября , url

Они думали в гости к наглосаксам пришли, а оказалось, что их к столу на закуску подали, и на первое, и на второе, и на десерт.

 

источник: fb.ru

источник: autogear.ru



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать