DR (Дания): через 200 лет после рождения Достоевский по-прежнему один из величайших писателей в истории

отметили
29
человек
в архиве
DR (Дания): через 200 лет после рождения Достоевский по-прежнему один из величайших писателей в истории

Достоевский родился 200 лет назад, но его творчество до сих пор не утратило ценности, считают датские специалисты по русской литературе. Он достоин того, чтобы с ним познакомиться получше, уверены они. И объясняют, почему. А потом предлагают список из четырех произведений, достойных того, чтобы «проглотить» их в первую очередь.

Ну, ладно, признаем, что кому-то не покажется супер-привлекательным предложение читать книги, объем которых чаще всего стремится минимум к тысяче страниц.

Вдобавок к этому их автор жил более 140 лет назад — да еще и в России.

И да, в его романах часто затрагиваются такие темы, как вера, вина, похоть и место человека на Земле. Знаете, все эти очень тяжелые, экзистенциальные вопросы.

Но послушайте! Вообще-то Федор Достоевский известен тем, что написал один из самых великих романов за всю историю человечества.

И его личная жизнь тоже полна перипетий. Его приговорили к смертной казни, его помиловал сам царь, а потом его отправили на каторгу в Сибирь. А еще он с таким азартом проигрывал деньги, что почти всю жизнь хронически бедствовал финансово.

Вам стало любопытно? Прекрасно! Потому что Федор Достоевский, которому на этой неделе исполнится 200 лет, действительно достоин того, чтобы с ним получше познакомиться, хотя он господин уже очень пожилой. Так считает Тине Роэсен (Tine Roesen), профессор Копенгагенского университета, где она изучает русскую литературу.

«Он верил, что своими произведениями может что-то изменить. Он видел в России множество проблем и пытался показать их в своих сочинениях, чтобы люди вообще поняли, что происходит, что за трудности преследуют общество», — объясняет Тине Роэсен.

Когда Достоевский был совсем молод, отец послал его в военную академию, благодаря которой он смог получить постоянное место военного. Однако вскоре он заинтересовался литературой, бросил службу и вложил все силы в писательство.

И его произведения вполне хорошо издавались, рассказывает Тине Роэсен:

«Такие темы, как смысл жизни и место свободного человека в современном обществе Достоевский поднимал более чем сто лет назад, — говорит она. И объясняет: — Он был невероятно дальновидным и потому остается актуальным по сей день. Он мог и увидеть, и описать экзистенциальную проблему поиска человеком своего места в жизни».Однако ему надо было потерять собственное место в мире, чтобы его писательская карьера всерьез набрала обороты:

«Это произошло, когда он стал ходить на встречи дискуссионного клуба, где обсуждали общественное развитие и читали некоторые запрещенные тексты. Революционером он не был, но и такой деятельности тогда было остаточно, чтобы его схватили и приговорили к смертной казни», — объясняет Тине Роэсен.

Однако смертная казнь в итоге оказалась «фальшивой», так как царь «милостиво» его простил и вместо этого отправил в Сибирь, рассказывает Роэсен:

«Там он четыре года провел на каторге в кандалах. Затем его отправили на юг России, но в конце концов совсем помиловали, и он смог вернуться в Санкт-Петербург, где после десятилетнего перерыва возобновил писательскую деятельность».

Да как возобновил!

По словам Тине Розен, многие до сих пор считают его «величайшим писателем» человечества. Один из них — норвежский писатель Карл Уве Кнаусгор (Karl Ove Knausgård). Особенно ему нравятся у Достоевского «Братья Карамазовы». Он рассказывает об этом в документальном фильме «Перевод» (Oversættelsen), который можно посмотреть на DRTV. Там в том числе рассказывают и о новом датском переводе этого романа.

«Всегда опасно называть что-то лучшим романом или самым важным произведением. Но этот роман точно в числе величайших литературных творений. И это, бесспорно, кульминация творчества Достоевского».

Тине Роэсен утверждает, что это также одно из тех произведений Достоевского, за которые в первую очередь стоит приняться, если вы уже почувствовали вкус к чтению.

Ниже следует список из четырех произведений Достоевского, которые, по мнению Тине Роэсен, достойны того, чтобы их проглотить в первую очередь. Ей помогает книголюб и книжный блогер Катрине Лестер (Katrine Lester), которая также предлагает вам кое-какой бонус, если вы увлеклись Россией, но считаете, что Достоевский — слишком жесткое начало.

Желаем вам по-настоящему хорошего чтения!

1. Захватывающий детективный сюжет: «Братья Карамазовы»Знакомство Алеши и Ивана. Иллюстрация к роману Федора Михайловича Достоевского «Братья Карамазовы»

И Катрине Лестер, и Тине Роэсен согласны с Кнаугором и предлагают прочитать «Братьев Карамазовых».

«Это во всех смыслах его величайший роман. Он с самого начала полностью контролировал, что должно получиться. В этом произведении есть чуть ли не все типы людей и все проблемы, с которыми сталкивается Россия», — считает Тине Роэсен.

«В книге захватывающий детективный сюжет, по ходу которого предстоит выяснить, кто убил очень несимпатичного отца семейства. А потом на сцену выходят христианские монахи и совсем маленькие дети, олицетворяющие надежду. В нем вообще больше надежды, чем в большинстве других романов Достоевского».

Катрине Лестер, однако, подчеркивает, что, прежде чем приниматься за это произведение, нужно запастись терпением.

«В нем примерно 800 страниц, так что терпение не помешает. Но оно того точно стоит».

2. Самый легендарный роман: «Преступление и наказание»Раскольников. Раскольников к роману Ф.Достоевского «Преступление и наказание»

У «Преступления и наказания», по мнению Тине Роэсен, по-настоящему хорошая композиция. И этот роман не так бешено развивается, как, например, «Идиот», говорит она.

«Было бы также неплохо, если бы вы хорошо запоминали имена, потому что русские очень часто одного и того же человека называют очень по-разному. Еще один совет читающему: если вам попался длинный эпизод, где кто-то пространно болтает, вовсе не обязательно, что подробности окажутся важны. Однако важно то, что у них просто есть потребность поговорить. И чтобы это понять, не обязательно всматриваться в каждое слово».

Катрине Лестер также считает, что «Преступление и наказание» стоит прочесть. И она согласна, что это «самое легендарное произведение» писателя.

«Его персонажи всегда очень эмоциональны и подвержены страстям — в том числе, и в „Преступлении и наказании". Ими движут ненависть, любовь и жадность — именно эти большие человеческие чувства и смертные грехи играют в его книгах главную роль. Эти произведения грандиозны, они очень большие, но на них, определенно, стоит потратить время».

3. Умудрился изобразить паранойю изнутри: «Двойник»

Если вы хотите начать с какой-то характерной для Достоевского книги, в которой «всего» 200 с лишним страниц — то хорошим выбором будет «Двойник», считает Тине Роэсен.

«В нем Достоевскому удается по-настоящему погрузиться в чувство социальной тревоги и паранойи и описать ее изнутри. Получается очень характерно и узнаваемо, хотя произведение написано много лет назад. Мы видим его бескомпромиссный реализм во всей красе, — объясняет она. — Автор показывает, как выглядит мир с точки зрения главного героя Голядкина. Голядкин черно-белый персонаж, он постоянно балансирует на грани между честолюбием и самоуничижением, между общительностью и асоциальностью. И это в книге пронизывает все, вплоть до отдельных слов. Это очень проработанное литературное произведение».

4. Лучшее для начала: «Записки из подполья»

Еще одно произведение Достоевского, также всего в пару сотен страниц (и потому с него легче, чем с больших произведений, начинать знакомство с писателем) — это «Записки из подполья». Его особенно рекомендует Катрине Лестер.

Она объясняет, что оно актуально именно сейчас:

«Сегодня понятие „люди из подполья" можно применять к молодым людям, которые ругаются в социальных сетях и позволяют всевозможным гадостям просачиваться через клавиатуру в мир. В книге Достоевского, само собой, никаких социальных сетей нет, но мы встречаемся с человеком, который в ярости из-за того, что не нашел себе в обществе того места, которое он, по его мнению, заслуживает. Это самое подходящее произведение для тех, кто только начинает знакомиться с творчеством Достоевского и еще ничего из его книг не читал».

5. Бонус: «Люди августа» Сергея Лебедева

Если вы все еще не совсем уверены, что срочно нужно приниматься за Достоевского, то у Катрине Лестер припрятан в рукаве еще один русский писатель, достойный, по ее мнению, прочтения.

Речь идет о «Людях августа» Сергея Лебедева.

«Это также роман о больших чувствах и несчастьях в российской истории, но на этот раз нам рассказывают не о XIX веке, когда развивались сюжеты книг Достоевского, а о XX — конкретнее, о периоде после распада Советского Союза.

Люди в книге Лебедева тоже пытаются разобраться с виной и судьбой, ищут саму русскую душу. Мы видим что-то общечеловеческое, но персонажи при этом подвергаются нечеловеческим испытаниям».

«Думаю, это станет современной классикой», — говорит Катрине Лестер.

Добавил Игорь Иванов 39114 Игорь Иванов 39114 10 Ноября 2021
Комментарии участников:
KsRus
+2
KsRus, 11 Ноября 2021 , url

Фёдор Михайлович Достоевский — совесть всего русского народа. Совершенно не удивительно, что он для вас:

А Достоевский так себе

 … как, я уверен, и для фСтренжа и ему подобных.

Серый волк
-4
Серый волк, 11 Ноября 2021 , url

А что вы читали у Достоевского? Какое произведение? Соня Мармеладова это кто? 

(только не гугли, а то я это увижу))

KsRus
0
KsRus, 11 Ноября 2021 , url

Мне больше нравится «Бесы» ¯\_(ツ)_/¯

precedent
+3
precedent, 10 Ноября 2021 , url

Не для невежественной, тупой мерзости, а для людей, которым интересны игры и мистификации Набокова. 

здесь очень тепло. 

precedent
+1
precedent, 11 Ноября 2021 , url

Начни лучше с «Курочки Ряба», как раз твоё. Может дочитаешь. 
Ты по инструкции для червей ЛГБТ — интернет активистов «не любишь» Достоевского.  Но, почему они такую инструкцию вам дали, почему «вооружили» примитивными и ложными суждениями для черни об отношении Набокова, ты не знаешь, рефлекторное чучело. 
А вот, например, почему. 
«Короче, либералы наши, вместо того чтоб стать свободнее, связали себя либерализмом как веревками, а потому и я, пользуясь сим любопытным случаем, о подробностях либерализма моего умолчу. Но вообще скажу, что считаю себя всех либеральнее, хотя бы по тому одному, что совсем не желаю успокоиваться. — Достоевский Ф. М. «Дневник писателя». 1876 год. Январь. Гл. 1. Вместо предисловия. О большой и малой медведицах, о молитве великого Гете и вообще о дурных привычках»

это перекликается с Тютчевым 

Напрасный труд – нет, их не вразумишь, –
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация – для них фетиш,
Но недоступна им ее идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В ее глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.

Вы, раболепствующие, понятия, на самом деле не имеете ни что такое либерализм, ни что такое свобода, вас обманули, что можно ставить свою самооценку выше общественной, вам не объяснили разницы между охлократией и демократией, между анархией и либерализмом, а ваши хозяева просто юзают вас как юзали рабов Африки. Вы свободу понимаете узко и считаете, что либерализм это про монополию на свободу. Причём, что такое правовая свобода, вы тоже знать не хотите

suare suare не понял, почему ты изговнял его новость с оценками американских специалистов опасности наступления диктатуры в результате такого квази- либерализма. Да, рефлекторно ты реагировал, как реагируешь на все, как безголовая курица   А ему стоило тебя, как Никандрович Никандрович просто послать далеко и конкретно.

«Набоков — тролль», лиВерал ты наш, доморощенный, «знаток» классической литературы. Набоков обожал Достоевского настолько, что не только заимствовал у него (о чем кое- что есть в заметке, что я привёл), но и пытался защитить от культа и бездумного псевдо — обожания, заставляя заострить внимание, задуматься. Он вёл себя в отношении Достоевского точь в точь, как герои его романов: поперёк, на разрыв аорты, на эмоции, страсть и версии, на категоричность с глубокими сомнениями внутри, на парадоксах. Гений — «парадоксов друг» по разумению обывателя, а на деле он просто видит гармонию там, где остальные видят противоречия. Это элемент конструктивного, позитивного мышления, когда мы из минуса делаем плюс, пересекая его по вертикали. «Ходячими идеями» называл Набоков героев романов Достоевского. Это — больше, чем иконы, целые миры. Якобы критикуя, маэстро дал подсказки.

Твоя привычка все опошлить связана с ощущением собственной никчемности. Ты так прячешься от себя.  Но, это тебе на цензор нет.  

Серый волк
0
Серый волк, 11 Ноября 2021 , url

precedent precedent cпасибо за такую подробную лекцию по русской литературе. Вот даже не знаю иногда как к Вам относиться (можно буду с вами на Вы?) 

От вас как-то одновременно исходит много здравого смысла но вместе с какой-то тупостью, агрессией и зомбированностью политотой. Все смешалось в доме Облонских. 

С вашей культурной и разумной частью, которой интересен Тютчев и Достоевский пообщаться интересно. А с животными инстинктами, которые агрессивны, любят поругаться и пооскорблять, озабочены какими-то украинами — уже не. 

Насчет Достоевского — это мнение Набокова. Но обоих этих писателей в живых нет уже, так что и спорить с ними не стоит. Да и далеко нам с вами до них.



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать