Россия – великая евразийская, евро-тихоокеанская держава, постоянный член Совета Безопасности ООН – осознает свою особую ответственность за поддержание мира и стабильности на планете - С.В. Лавров

отметили
32
человека
в архиве

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на тему «Приоритеты внешней политики России» на «правительственном часе» и ответы на вопросы в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 1 декабря 2021 года

2477-01-12-2021

Уважаемая Валентина Ивановна,

Уважаемые сенаторы,

Плодотворный диалог между Министерством иностранных дел Российской Федерации и Федеральным Собранием уже стал традицией. Нынешняя встреча тому подтверждение.

Благодарю за приглашение выступить в рамках «правительственного часа».

Высоко ценим принципиальную позицию российских сенаторов по актуальным проблемам международной повестки дня, неизменную готовность всячески содействовать продвижению российских приоритетов на мировой арене – как по двусторонней линии, так и на различных многосторонних парламентских площадках.

Придаем большое значение дальнейшему наращиванию взаимодействия с обеими палатами Федерального Собрания, их комитетами в интересах укрепления международных позиций страны. Дипломатам необходимо чувствовать «пульс» общества, ощущать настроения граждан. Магистральным направлением всех наших профессиональных усилий остается создание максимально благоприятных и прежде всего – безопасных внешних условий для динамичного внутреннего развития страны, повышения благополучия и качества жизни наших граждан. Именно такая цель зафиксирована в утвержденной Президентом России В.В.Путиным в ноябре 2016 г. Концепции внешней политики Российской Федерации и всех других доктринальных документах. Поддержка со стороны отечественных законодателей, выражающих интересы и чаяния россиян, для нас особенно важна.

Бесценным подспорьем в нашей каждодневной работе служат принятые в прошлом году в ходе всероссийского голосования поправки в Конституцию, имеющие внешнеполитическое измерение. Они выводят на принципиально новый уровень усилия по защите суверенитета и территориальной целостности страны, отстаиванию прав и интересов наших соотечественников, сохранению исторической правды.

Уважаемые коллеги,

В ходе расширенного заседания коллегии Министерства иностранных дел 18 ноября с.г. Президент России В.В.Путин не только дал принципиальные оценки ситуации на ключевых направлениях деятельности российской дипломатии, но и поставил перед нами масштабные практические задачи на перспективу.

Ситуация в мировых делах остается непростой, а в некоторых аспектах просто деградирует. Основная причина – неготовность Вашингтона и его западных союзников признать реалии формирующейся полицентричной системы мироустройства, их упорное стремление решать возникающие проблемы силовым путем с опорой на широкий набор нелегитимных инструментов – от задействования односторонних экономических санкций до прямого вмешательства во внутренние дела суверенных государств в духе «цветных революций».

Дошло до того, что западники целенаправленно разрушают сформированную по итогам Великой Победы международно-правовую ооноцентричную архитектуру, пытаются подменить ее выгодным только им неким «порядком, основанным на правилах». Эти «правила» вырабатываются келейно в удобных Западу форматах ограниченного состава в обход ООН, а затем их пытаются навязывать всем остальным.

В числе наиболее одиозных «прожектов», появившихся под маркой этого «миропорядка», – инициатива США по созыву «саммита за демократию». Он пройдет 9-10 декабря в режиме видеоконференции. Американцы сами решили, кого приглашать на этот свой «междусобойчик», а кого – нет. Между тем после бомбежек Югославии, Ирака, Ливии, после двадцатилетнего «эксперимента» в Афганистане и прочих авантюр, потуги Вашингтона узурпировать право определять степень «демократичности» того или иного государства выглядят просто циничными. Очевидно, что взят курс на создание новых разделительных линий в международных делах – на этот раз в контексте противостояния группы стран, возомнивших себя «вершителями судеб человечества», и других членов мирового сообщества.

В этих условиях нет и не может быть разумной альтернативы проводимому Россией самостоятельному, открытому внешнеполитическому курсу. Мы никому ничего не навязываем, никого ничему не учим. Неизменно готовы к развитию равноправного межгосударственного диалога со всеми – на прочной основе международного права, принципов Устава ООН. При этом мы в корне пресекаем любые попытки разговаривать с нами менторским, высокомерным тоном, тем более шантажировать нас, вмешиваться в наши дела. Ответ всегда жесткий и решительный. Разговор с любым собеседником может быть исключительно взаимоуважительным, нацеленным на поиск баланса интересов.

Такая линия, предполагающая последовательную защиту национальных интересов и одновременно выстраивание добрых отношений с зарубежными партнерами на всех географических направлениях, в полной мере доказывает свою эффективность. Позволяет углублять взаимовыгодное сотрудничество с подавляющим большинством государств мира, в которых проживает более 80 процентов населения планеты.

Россия – великая евразийская, евро-тихоокеанская держава, постоянный член Совета Безопасности ООН – осознает свою особую ответственность за поддержание мира и стабильности на планете. Продвигаем объединительную глобальную и региональную повестку, направленную на мобилизацию коллективных усилий в целях эффективного решения насущных проблем современности – от борьбы с терроризмом до преодоления последствий пандемии коронавируса. Именно эта философия легла в основу инициативы Президента России В.В.Путина о созыве саммита государств – постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Речь не идет о формировании какого-то «клуба избранных», принимающих решения за остальных. Тем более что в условиях появления новых мировых центров развития это просто невозможно. Наша страна принимает самое деятельное участие в работе целого ряда инновационных структур глобального управления, отражающих реалии многополярного мира. Прежде всего это БРИКС, ШОС, где нет «ведущих» и «ведомых», «учителей» и «учеников», а решения принимаются на основе выверенного консенсуса. Отмечу также такую структуру, как «Группа двадцати», куда переместилось обсуждение многих важнейших финансово-экономических вопросов и где представлены члены западной «семерки», а также страны БРИКС и их единомышленники, причем представлены на абсолютно равных правах.

На обширном евразийском пространстве плодотворно работают такие подлинно демократические межгосударственные объединения с участием России, как СНГ, ЕАЭС, СГ (Союзное государство), ОДКБ.

Говоря о процессах в Евразии, отмечу и беспрецедентно высокий уровень российско-китайских стратегических отношений, которые носят действительно всеобъемлющий характер и играют важную стабилизирующую роль в региональных и международных делах. Продвигаются отношения особо привилегированного стратегического партнерства с Индией. Углубляются связи с большинством партнеров в АТР, в том числе с АСЕАН. Ведется работа по сопряжению потенциалов ЕАЭС и китайской инициативы «Один пояс, один путь», укреплению связей между ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, гармонизации интеграционных процессов на всем нашем огромном континенте. Все это создает хорошие предпосылки для реализации инициативы Президента В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства в интересах не только устойчивого экономического роста на континенте, но и выстраивания там контура равной и неделимой безопасности.

На принципиально новый уровень выходит сотрудничество с государствами Африки. Этому способствует последовательная реализация договоренностей, достигнутых на первом в истории саммите Россия-Африка в Сочи в октябре 2019 г. Совместно с африканскими друзьями работаем над подготовкой второй встречи в верхах. Углубляются связи с Латинской Америкой как по двусторонней линии, так и с многочисленными субрегиональными структурами.

Наша страна, внесшая особый вклад в процесс деколонизации, категорически отвергает любые попытки навязывать внешнюю волю независимым странам и народам. Для нас неприемлемы ни попытки бывших метрополий заявлять некие особые права на африканский континент, ни стремление Вашингтона действовать в духе «доктрины Монро» в Западном полушарии. Продолжим защищать право каждого государства, народа самому определять пути и модели своего развития.

В фокусе пристального внимания остаются усилия по преодолению многочисленных региональных конфликтов. Россия вносит конкретный вклад в урегулирование таких кризисов. Это и наши усилия по разгрому террористов и продвижению политического диалога в Сирии, и ключевая роль в прекращении кровопролития в Нагорном Карабахе и поиске устойчивых решений спорных вопросов между Арменией и Азербайджаном. Мы активно вовлечены в работу по Афганистану, Ливии, Йемену, по ситуации вокруг иранской ядерной программы, палестино-израильским делам, по Корейскому полуострову и другим «горячим точкам».

«На особом контроле» – положение дел на Украине. Наша позиция неизменна – преодолеть внутриукраинский кризис можно лишь путем полного и последовательного выполнения Минского «Комплекса мер», который был одобрен резолюцией 2202 СБ ООН
и стал неотъемлемой частью международного права. Залог успеха – прямой диалог между сторонами конфликта: Киевом, Донецком и Луганском. Россия готова и далее прилагать посреднические усилия в рамках Контактной группы и «нормандского формата».

К сожалению, ситуация серьезно осложняется откровенно деструктивной линией государств НАТО, которые стремятся втянуть Украину в свою орбиту, превратить ее (по выражению Президента России В.В.Путина) в «анти-Россию». Расширяются поставки киевскому режиму летального вооружения, множатся провокационные маневры с участием США на суше, в воздухе и на море вблизи наших границ. При этом нам пытаются диктовать как должны себя вести Вооруженные силы России на нашей собственной территории.

В соответствии с поручением Президента России В.В.Путина добиваться долгосрочных надежных гарантий обеспечения безопасности России на западных рубежах готовим соответствующие инициативы. На любые недружественные шаги продолжим реагировать жестко, не допуская какого-либо ущерба для наших национальных интересов.

Гораздо разумнее и полезнее объединить усилия по решению глобальных проблем – таких, как «зеленый» переход, цифровизация, чем заниматься нагнетанием напряженности и русофобской риторики. Россия, будучи здесь в числе передовых стран, открыта к самому широкому сотрудничеству под эгидой ООН. Будем пресекать попытки Запада, в частности США и Евросоюза «приватизировать» право определять климатическую повестку дня, использовать ее для внедрения новых форм протекционизма и недобросовестной конкуренции.

Продолжим продвигать подлинно универсальные договоренности по всестороннему обеспечению укрепления режимов ядерного нераспространения и Конвенций по запрещению химического и биологического оружия.

В числе безусловных приоритетов – защита прав и интересов наших граждан и соотечественников, продвижение позиций русского языка, отечественной культуры и образования, поддержка российских деловых кругов на мировых рынках.

Будем и далее оказывать содействие регионам страны в развитии их международных контактов. Хорошо зарекомендовал себя Совет глав субъектов Российской Федерации при МИД России. Очередное заседание состоялось на прошлой неделе, были одобрены развернутые рекомендации. Хорошо зарекомендовала себя практика презентации потенциала регионов иностранным партнерам на площадке нашего Министерства и наших загранучреждений.

Уважаемые коллеги,

Действуя ответственно и предсказуемо, Россия – совместно с союзниками и единомышленниками – будет и впредь последовательно работать над укреплением миропорядка, зафиксированного в Уставе ООН в результате Победы во Второй мировой войне, твердо пресекать попытки переписать ее итоги. Будем добиваться демократизации межгосударственного общения, упрочения коллективных, правовых начал в мировых делах.

Подтверждаю интерес к дальнейшему наращиванию тесного товарищеского сотрудничества с представителями органов законодательной власти Российской Федерации, сопрягая потенциалы классической и парламентской дипломатий. На это будет нацелена и деятельность созданной по поручению Президента Комиссии «Единой России» по международному сотрудничеству и поддержке соотечественников за рубежом. До конца декабря с.г. планируем провести её первое заседание.

Вопрос: Какова позиция МИД по вопросам противодействия проявлениям нетерпимости по национальному признаку по отношению к российским соотечественникам, жителями государств Центральной Азии, о случаях которых (в Казахстане, Киргизии, Узбекистане) уже сообщали средства массовой информации?

С.В.Лавров: Наша позиция по отношению к проявлению нетерпимости, связанной с этническим происхождением или какими-то другими особенностями того или иного народа, универсальна: мы не допустим этого в отношении кого бы то ни было, не только наших соотечественников (естественно, это приоритет). Все проявления расизма, шовинизма, других форм ксенофобии в любом государстве мира неприемлемы.

Россия является традиционным инициатором, вместе с большой группой соавторов, более 50 ежегодных резолюций ГА ООН о недопустимости героизации нацизма, расизма, ксенофобии, любых проявлений ненависти. Эта резолюция набирает подавляющее большинство голосов. К сожалению, весь Евросоюз воздерживается. США вместе с Украиной голосуют «против». Объясняют это тем, что любые призывы избегать или пресекать проявления расизма, шовинизма, являются, по мнению Запада, наступлением на свободу слова. Понятно, что эта свобода слова не может быть оправдана ничем. С подписанием Устава ООН и его ратификацией сторонами все без исключения члены Всемирной организации согласились с решением Нюрнбергского трибунала. Для нас здесь никаких сомнений быть не может. Вот Евросоюз, ему стыдно. Это видно по нашим контактам с европейскими партнерами, но его тянут в сторону «воздержания» прибалты, Польша и прочие страны, которые «спустя рукава» относятся к возрождению откровенного нацизма, героизации в виде факельных шествий нацистских преступников, обрушению памятников победителям и возведению их коллаборационистам.

Что касается пространства СНГ, то у нас есть специальные механизмы в рамках Содружества, которые рассматривают эти вопросы. Мы не хотим, чтобы эти единичные страны стали отражать системные проблемы. Обратили внимание на то, что в Уставе СНГ продекларировано создание Комиссии СНГ по правам человека. Где-то полтора года назад привлекли внимание наших друзей по Содружеству к тому, что эта Комиссия была бы весьма полезна, если бы мы её запустили в практическом виде. Такое согласие получено. Надеюсь, в ближайшее время сможем доложить, как это дело продвигается.

Вопрос: Пандемия коронавирусной инфекции внесла существенные изменения в привычные форматы реализации совместных с зарубежными странами проектов в сфере культуры. Какими видятся в новых реалиях особенности и перспективы культурного сотрудничества и, в частности, проведение перекрестных Годов культуры?

С.В.Лавров: Коронавирусная инфекция повлияла на все виды контактов, особенно на культурные, учитывая, что это крупные мероприятия с большим количеством участников, предполагающие поездки друг к другу, выступления театральных коллективов и т.д. Но ни один перекрестный Год у нас не был отменен. Где-то перенесли на полгода начало мероприятия, где-то сделали большинство этих мероприятий в режиме видеоконференций. Во всех случаях сохранились очные встречи, пусть и не в таких масштабах, как если бы это было в обычных условиях. Мы привержены этой форме взаимодействия (это могут быть недели культуры, фестивали, кинофестивали, театральное искусство). Она реально позволяет задействовать ресурс государства совместно с народной дипломатией, дипломатией культуры. Это у нас сильнейший аргумент в наших международных действиях. Пандемия, не только в сфере культурных обменов, но и на площадке других контактов, в том числе межгосударственных и межправительственных, показала, что часто можно, уже вернувшись к обычной жизни, использовать онлайн формат. Это будет эффективно, с пользой для дела дополнять контакты «вживую». Мы сейчас эту практику начинаем применять, расширяя наши очные контакты. Сегодня отправляюсь в Стокгольм, где состоится Совет министров иностранных дел ОБСЕ. Все члены ОБСЕ будут там представлены очно. Но при подготовке таких мероприятий видеоформат будет использоваться более эффективно, даже когда пандемия закончится.

Вопрос: Взаимоотношения России и Турции всегда находятся в фокусе особого внимания. Мы видим, что Турция активизировалась, проводит активную внешнеполитическую политику на территории стран постсоветского пространства. Означают ли поставки турецких ударных беспилотников «Байрактар» вооруженным силам Украины, что Турция начинает играть негативную роль в деле урегулирования гражданского конфликта на юго-востоке Украины?

С.В.Лавров: Это не секрет, что Турция активно «работает» не только на непосредственно прилегающих пространствах, но и на более отдаленных просторах. Уважаем право каждой страны использовать свои возможности для продвижения интересов установления более тесных контактов с тем или иным государством, особенно если там проживают соплеменники. Мы тоже активно работаем на этом направлении. Есть только одно условие: все действия такого рода со стороны каждого государства должны быть легитимными, связанными с продвижением законных интересов. Эта аксиома нашими турецкими партнерами не оспаривается. На постсоветском пространстве Турция действительно активно работает с центральноазиатскими государствами. Все из них, кроме Таджикистана, входят в семью тюркоязычных народов.

Турция активно работает с закавказскими партнерами, прежде всего с Азербайджаном. Она имеет особую позицию по украинскому кризису и сохраняет её по Крыму. Все, по-моему, понимают, что этот вопрос окончательно закрыт. Тем не менее, Турция регулярно делает официальные заявления о недопустимости аннексии Крыма. Она участвовала в сходке под названием «Крымская платформа», которую Президент В.А.Зеленский провел при поощрении США и их союзников.

Турция, как и многие другие, заявляет о необходимости полностью выполнять Минские договоренности, но вкладывает в этот призыв специфический смысл, даже не намекая, а просто предлагая, чтобы Россия активнее выполняла «свои обязательства», каковых в тексте Минского Комплекса мер и не содержится. Там прямо, черным по белому прописаны адресаты: Киев, Донецк и Луганск. Данный подход проявился в недавнем заявлении Президента Р.Т.Эрдогана о том, что он готов стать посредником между Москвой и Киевом. Кремль, в лице пресс-секретаря Президента Д.С.Пескова, уже отреагировал на эту тираду, сказал, что мы не являемся стороной конфликта. Сейчас наблюдаем, как реагируют в турецкой прессе на эти заявления и на реакцию пресс-секретаря Президента. Планируется телефонный разговор наших лидеров. Думаю, эти вопросы тоже будут обсуждаться.

Позитивная специфика отношений между руководителями России и Турции, министрами иностранных дел и другими членами правительств заключается в том, что при всей серьезности целого ряда рассуждений о важных международных проблемах обсуждение различий и того, как с этими проблемами можно более эффективно справляться, происходит всегда в товарищеском, откровенном, взаимоуважительном ключе. Именно так необходимо вести дела между всеми без исключения государствами. Мы будем добиваться этого, в том числе выполняя поручения Президента России В.В.Путина, которые он подтвердил на форуме «Россия зовет»: добиваться долгосрочных, надежных, юридически обязывающих гарантий безопасности Российской Федерации в связи с тем, что происходит на наших западных границах. Только такой взаимоуважительный разговор может разрядить напряженность, которую сейчас Запад сознательно «накачивает».

Вопрос: Как Вы оцениваете возможность выполнения официальным Киевом Минских соглашений? Существует ли вероятность введения Российской Федерацией санкций в отношении Украины за невыполнение Минских соглашений?

С.В.Лавров: Мы в принципе против односторонних санкций. В случае с Украиной они явились бы односторонними. Сама Украина «санкционировала» многих наших граждан, отдельные предприятия. Эти предприятия не вносят вклада в ВВП Украины. При этом прекрасно продолжаются экономически взаимовыгодные связи. Никто не возмущается. Возмущаются по поводу ситуаций, которые можно «разгонять» в медийном пространстве без какого-либо ущерба для себя. Это специфическая черта украинских руководителей. Мы тоже в ответ приняли необходимые меры по отношению к заядлым, записным русофобам, которые ежедневно отмечаются на медийной площадке с неприемлемыми заявлениями.

Что касается перспектив выполнения Минских договоренностей, мы пытаемся добиться их выполнения. Украина, по-моему, уже потерянный случай с точки зрения выполнения гуманитарной резолюции Совета Безопасности ООН. Мы слышали, как Президент В.А.Зеленский в первые недели, месяцы своего правления заявил, что Минские договоренности – это плохо, их нужно сохранять, чтобы продолжать санкции Запада против Российской Федерации. Всё. Тут лучше не скажешь, чтобы расписаться в том, чего ты на самом деле стоишь. Многочисленные заявления премьер-министра, вице-премьеров, министра иностранных дел, министра обороны, командиров операций объединенных сил, командующего вооруженными силами Украины – Минские соглашения устарели.

Вот недавно, вновь «испеченный» А.Ю.Резников, который был вице-премьером, потом занимался в «Контактной группе», а сейчас стал министром обороны, заявил, что это политический документ, его нельзя рассматривать как какое-то международное правообязательство. Тогда как оценивать резолюцию Совета Безопасности ООН? Дескать, этот документ устарел, его принимала прошлая администрация, надо что-то новенькое: американцев, англичан привлечь, и всё будет хорошо. Одновременно идет законодательная подготовка разрушения Минских соглашений, по крайней мере в том, что касается обязательств Украины. Имею в виду уже принятые законы о языке, об образовании (которые прямо дискриминируют русский язык). Там сначала украинский язык был вынесен на приоритетное место по сравнению со всеми другими языками национальных меньшинств. Впоследствии, как мы и предполагали, для языков Евросоюза было сделано исключение. Русский оказался единственным полностью дискриминированным не только в сфере образования, но и в быту. Так, например, в магазине ты можешь просто нарваться на уголовное дело, если будешь обращаться к какому-то строптивому продавцу или продавщице на русском языке, а им это не понравится.

Сейчас готовится самый главный закон. Президент России В.В.Путин не раз обращал внимание Канцлера ФРГ А.Меркель и Президента Франции Э.Макрона на закон «Об особенностях государственной политики переходного периода», который просто перечеркивает Минские соглашения. Там, где должна быть поголовная, безусловная амнистия всех участников событий (когда были военные действия), записана люстрация и прямо прописывается уголовное преследование руководителей этих двух регионов, Донецкой и Луганской Народных Республик. Вместо организации выборов и включения в конституцию особого статуса Донбасса, написано, что там будет создана (без всяких выборов) гражданско-военная администрация. Записано, что вооруженным силам Украины необходимо восстановить территориальную целостность страны. После того как туда введут войска, объявят, что создана военно-гражданская администрация, и можно будет забыть и про статус, и про выборы, и про все остальное. Наш Президент в разговоре с А.Меркель и Э.Макроном, несколько раз ставил этот вопрос. Они заверили, что сделают все, чтобы этот закон не был принят. Но процесс идет. Украинцы направили этот закон в Совет Европы, Венецианскую комиссию, которая, несмотря на обозначенную нашими членами Комиссии позицию, что закон прямо противоречит Минским договоренностям и соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, не учли этот аргумент вообще. Они разбирали его с точки зрения юридической техники. В итоге написали, что здесь надо подправить, а тут немного изменить, а так всё. Мы были вынуждены предать огласке мою переписку с коллегами из Франции и Германии. Это сугубо конкретные вещи, которые были положены на бумагу. Они обиделись. Но не могли ничего сказать по существу. Нам уже многие годы обещают воздействовать на Киев, чтобы он был вразумлен, но ничего не происходит. Наоборот, Киев становится все более и более наглым в своей агрессивности по отношению к Минским договоренностям, к Российской Федерации и в попытках спровоцировать Запад на поддержку его воинственных устремлений. Пускай все знают, что происходит на самом деле, что нам наши так называемые партнеры обещают и что у них на деле получается. Но мы никогда не будем срываться, и никогда не скажем: «Всё, умерла, так умерла». Пусть они это скажут, а мы будем требовать выполнения резолюций Совета Безопасности ООН.

Вопрос: Какие приоритетные меры Вы могли бы выделить, которые предпринимаются для усиления гуманитарной составляющей евразийской интеграции, в частности, в плане поддержки русского языка, русской культуры и защиты нашей общей истории в странах Евразийского экономического союза? Чем можем помочь в Совете Федерации тем усилиям, которые предпринимаются по линии МИД России?

С.В.Лавров: В последние годы этой теме уделяется повышенное внимание Президентом России и руководителями Федерального Собрания. В.И.Матвиенко инициировала программу создания русских школ, начиная с Центральной Азии, но не только. В Армении такая программа будет готовиться. У нас ведь делалось немало. Хотя, если брать финансовую подпитку, неизмеримо меньше, чем делает Запад через свои культурные центры: Британский совет, Альянс Франсез, Институт Гете и т.д. Но и у нас есть Государственный институт русского языка им.А.С.Пушкина, госпрограммы «Русский язык за рубежом» и «Русская школа за рубежом», Фонд поддержки публичной дипломатии им.А.М.Горчакова, Фонд поддержки соотечественников, проживающих за рубежом, Фонд «Русский мир» (получающий приличное государственное финансирование).

Последние полтора года, после перемен в Правительстве и Администрации Президента России, по линии Д.Н.Козака, А.Л.Оверчука, под их совместным председательством прошло несколько заседаний на эту тему. Было решено все эти программы гармонизировать. Сейчас они часто занимаются параллельными вещами, дублированием. Было принято решение (оно уже одобрено Правительством России) создать комплексную государственную программу по содействию международному развитию. Туда помещены все эти проекты, в том числе поддержка русского языка и соотечественников за рубежом. На данном этапе эта программа посвящена только координации всех этих усилий. На следующем этапе (надеюсь, через полтора-два года он будет одобрен) предусмотрено существенное увеличение финансирования.

МИД России определен как головное ведомство в этой программе, а Россотрудничество будет главным оператором. Дело непростое, сопряжено с преодолением многих бюрократических препонов. У каждого ведомства есть свои проекты, связанные с той или иной стороной его работы. Это естественная ситуация внутри любой системы управления. Но есть и политическая воля – обеспечивать приоритет государственных институтов.

Вопрос: Опирается ли МИД России на потенциал российских регионов? Имеет ли планы по использованию особого географического расположения и потенциала Астраханской области в укреплении позиций России в геостратегически важном Каспийском регионе?

С.В.Лавров: Да. Без регионов невозможно заниматься интенсивной, предметной, эффективной дипломатией. В любых переговорах между Президентом России В.В.Путиным и его зарубежными коллегами, председателями правительств львиная доля двусторонних вопросов «завязана» на регионах, включая Москву и Санкт-Петербург. Около 90 регионов участвуют в различных проектах с КНР.

В Каспийском регионе то же самое. Астраханская область с первых дней моего пребывания на посту Министра иностранных дел всегда была в числе лидеров по развитию международных связей, прежде всего со своими соседями по Каспийскому морю, но и не только. В 2014 г. в Астраханском Кремле проводился Каспийский саммит. Он был достаточно продуктивным, заложил основу для завершения работы над Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря. Уже четыре прибрежных страны её ратифицировали, остался только Иран (он взял паузу, в частности, в связи с выборной кампанией). Активно возвращаемся к этой теме. Когда Конвенция вступит в силу, будет создана принципиально новая ситуация. Главный политический и правовой вывод – пять прибрежных каспийских государств берут на себя всю полноту ответственности за происходящее на этом пространстве. На Каспийском море не допускается присутствие вооруженных сил иностранных государств. Это своевременное решение, учитывая «аппетиты» некоторых западных коллег по отношению ко всему постсоветскому пространству, особенно Каспийскому морю.

На саммите в Актау (Казахстан) в 2018 г. была подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Готовим очередной саммит, он должен состояться в Ашхабаде. Можно было провести его раньше в режиме видеоконференции (уже есть проекты дополнительных соглашений, готовящихся к подписанию), но всем хочется дождаться, когда появится возможность встретиться лично. Это всегда эффективнее. Позволяет более доверительно обсудить важные вопросы. Среди инициатив, которые будут вынесены на новый саммит, наше предложение по оттимизации форматов каспийского сотрудничества. Пока согласовываются детали. Возражений в принципе нет, но есть опасения со стороны ряда коллег, что это будет очередная бюрократическая структура. Дело в том, как это организовать: можно сделать без крупной «секретариатской машины», проводить ежегодные совещания министров иностранных дел по различным аспектам каспийского сотрудничества на постоянной основе, а не только в контексте подготовки к очередному саммиту. Предложили бы проводить их и в Астрахани, которая всегда на наших радарах.

Вопрос: Пункты пропуска на омском участке российско-казахстанской границы эксплуатируются с 1998 г. и не соответствуют современным требованиям в части оборудования. Просим поддержать наши усилия и обратить внимание профильных министерств на актуальность решения данной проблемы.

С.В.Лавров: Вопросы, касающиеся образа России и того, как наша страна выглядит перед зарубежными партнерами и своими гражданами, не могут не относиться к компетенции МИД России. Обязательно разберусь.

Такая ситуация наблюдается не только на этом участке, но и в ряде других регионов на границах с нашими соседями постоянные просьбы улучшить организацию переходов. Займемся этим в рамках межведомственных комиссий.

Вопрос: С приходом Р.Т.Эрдогана Турция активно позиционирует себя как центр тюркского мира. Недавно ему подарили карту «великого Турана», где указаны все тюркские народы, в том числе регионы Поволжья, Алтая и т.д. Центром там указана Турецкая Республика. Но мы прекрасно знаем, что прародина тюркских народов находится в Российской Федерации. Как Вы можете прокомментировать этот эпизод и усиливающееся гуманитарное «наступление» Турции на постсоветском пространстве?

С.В.Лавров: Уже касался сегодня этой темы. Не вижу ничего зазорного в поддержании связей с соплеменниками, соотечественниками. Хотя соотечественники – это те, кто совсем недавно жил в одной стране. В нашем случае – это Российская Империя и СССР.

Есть ареал из наших соплеменников и соотечественников. Мы тоже можем покрасить карту мира в определенные цвета, выдавая различную тональность. Все постсоветское пространство, наши соотечественники, представляющие народы СССР в Германии и других странах Европы, в Израиле, США, Латинской Америке. Можно применять разные краски.

Турецкие партнёры создали Совет тюркоязычных государств, сейчас это Организация тюркоязычных государств. В Казахстане состоялся саммит, там об этом было объявлено. Мы к этому нормально относимся. Если речь идёт о культурологических процессах, о поддержании языковых традиций, гуманитарных и образовательных обменов, не вижу в этом ничего страшного. Мы сами должны этим более активно заниматься. Только что говорили на эту тему про гуманитарное сотрудничество. Но если действительно имеют место факты, о которых мы слышали (нам их пока не подтвердили и не разъяснили), а именно: что там собираются внедрять какие-то военные аспекты сотрудничества, то это не будет идти на пользу дела. Не думаю, что это в интересах Турции и её партнёров по организации тюркоязычных государств.

Наши президенты собираются поговорить по телефону. Буду завтра встречаться с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу в Стокгольме «на полях» саммита ОБСЕ. Мы эти вопросы откровенно и открыто обсуждаем. Не вижу здесь ничего зазорного, потому что надо по-честному проблему «предъявлять» и получать разъяснения, которые должны учитывать необходимость искать баланс интересов.

Нет ничего плохого в том, чтобы продвигать культурную политику, в том числе в тех формах, которыми мы занимаемся и применяемыми Турцией при понимании, что это именно культурная «рамка», а не закладывание фундамента для чего-то более существенного, но затрагивающего интересы других государств.

Вопрос: Как остановить угрожающие тенденции падения «на дно» системы межгосударственных отношений, вернуть в повестку международных отношений готовность и способность к конструктивному диалогу и взаимоприемлемым решениям? В истории советской дипломатии, как Вам хорошо известно, в один из пиковых моментов «холодной войны» по инициативе Советского Союза было создано Совещание по безопасности и сотрудничеству, известное как «Хельсинское», с участием глав государств Европы, США и Канады, ставшее во многом переломным для напряженной обстановки того времени. Возможна ли подобная аналогия к нынешнему историческому периоду?

С.В.Лавров: Вы правы, об этом мы часто говорим. Наши западные партнёры, судя по всему, не могут, а скорее всего, не хотят разговаривать взаимоуважительно, с прицелом на поиск тех самых общеприемлемых решений, которые были целью создания Совещания, а затем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Почти не сомневаюсь, что в общей дискуссии завтра в Стокгольме на Совещании министров иностранных дел ОБСЕ прозвучит ряд ультимативных, агрессивных заявлений в большинстве своём русофобского характера, в которых от нас будут требовать изменить политику. Будем их приглашать к диалогу, но есть какие-то пределы. Президент, когда поручал нам на расширенном заседании Коллегии Министерства иностранных дел 18 ноября с.г. добиваться надёжных правовых гарантий безопасности России на западных рубежах, специально подчеркнул (и вчера повторил, выступая на форуме «Россия зовёт!»), что мы предпочитаем диалог, по итогам которого будут достигнуты общеприемлемые договорённости, обеспечивающие коллективную безопасность и одновременно безопасность каждого из участников договорённости, видимо, прежде всего, это ОБСЕ. Мы к этому готовы. Если наши западные партнёры утратили или, надеюсь, пока утрачивают (окончательно это ещё не произошло) культуру диалога и поиска компромиссов, то, получается, мы ломимся в дверь, которая никогда не откроется. Надеюсь, что это не так. Но иногда, слушая некоторых западных ораторов, такое впечатление создаётся.

Вопрос: В рамках разработки нов?

Добавил waplaw waplaw 12 Января
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать