Юлия Славянская - Письмо украинского солдата - 10 апр. 2017 г.

отметили
17
человек
в архиве
Комментарии участников:
т-111
+1
т-111, 7 Мая , url

История одного стихотворения.
Любаша Жукова: литературный дневник

Многие уже читали стихотворение «Меня лечил донецкий врач».
Оно не оставило равнодушным ни одного из нас. Строки берут за сердце.
Помещаю его здесь с указанием фамилии автора и редактора.

МЕНЯ ЛЕЧИЛ ДОНЕЦКИЙ ВРАЧ

Автор — Владимир Аборнев, 56 лет, из Красноярска.
Редактор — Анатолий Корешков, 83 года, из Владимира.

Мам, я в плену, но ты не плачь,
Заштопали, теперь как новый.
Меня лечил донецкий врач,
Уставший, строгий и суровый.

Лечил меня. Ты слышишь, мам:
Я бил по городу из «Градов» -
И полбольницы – просто в хлам,
Но он меня лечил: «Так надо».

Мам, я – чудовище! Прости!
В потоках лжи мы заблудились.
Всю жизнь мне этот крест нести.
Теперь глаза мои открылись.

Нас провезли по тем местам,
Куда снаряды угодили.
А мы не верили глазам:
Что мы с Донбассом натворили!

В больницах раненых полно.
Здесь каждый Киев проклинает.
Отец, белей, чем полотно,
Ребёнка мёртвого качает.

Мать, я – чудовище, палач!
И нет здесь, мама, террористов.
Здесь только стон людской и плачь,
А мы для них страшней фашистов.

Нас, мама, послали на убой,
Не жалко было нас комбату.
Мне ополченец крикнул: «Стой!
Ложись, сопляк!» — и дальше матом.

Он не хотел в меня стрелять,
Он – Человек, а я – убийца.
Из боя вынес! Слышишь, мать,
Меня, Донбасса кровопийцу!

Мам, я в плену, но ты не плачь.
Заштопали, теперь, как новый.
Меня лечил донецкий врач,
Уставший, строгий и суровый.

Он выполнял врачебный долг,
А я же, от стыда сгорая,
Впервые сам подумать смог:
Кому нужна война такая?

*** Владимир Аборнев. Январь 2015 г.

Изначально стихотворение называлось «Письмо прозревшего хлопчика»
Эти проникновенные строки, написанные от лица украинского военного, попавшего в донецкую больницу, моментально облетели соцсети. Казалось, стихотворение «Меня лечил донецкий врач» может тронуть даже самое зачерствевшее сердце. В разных источниках в Интернете авторство этих строк приписывалось или Сергею Гусеву, или Анатолию Корешкову. Чуть позже откликнулись, еще как минимум, два автора.

В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
Стих раздора
(Татьяна Пантюшева, Алексей КОТМЫШЕВ, Алексей СУХОВ).

История о том, как у произведения оказалось сразу… несколько авторов.
После того, как в Сети появились пронзительные строчки о донецком враче, многие захотели узнать побольше об авторе. Стихотворение в разных источниках было подписано либо Сергеем Гусевым, либо Анатолием Корешковым.
— Да, это мое стихотворение, — обрадовался популярности 83-летний владимирец Анатолий Корешков, написавший за свою жизнь девять поэтических сборников.
Вот только в разговоре выяснилось, что так называемый автор на самом деле всего лишь его хорошенько отредактировал. Стих ему прислала знакомая из Томска, просто так, почитать. Анатолий, увидев, что текст сыроват, решил, что его нужно литературно обработать. Новый вариант появился на известном поэтическом сайте уже за авторством Корешкова.

Кто такой Сергей Гусев, которым тоже подписывают стихотворение, Корешков не знает. Томская знакомая рассказала, что «незнамо чье» стихотворение нашла в группе «Союз Советских Социалистических Республик» в Одноклассниках в комментарии под новостью о раненом во время боев в Донбассе украинском солдате. Опубликовала их женщина по фамилии Липиньска, живущая в Германии. Может, она в курсе, кто такой Гусев? Да вот беда, отвечать на вопросы не захотела. Тупик, беспросветный и глухой.

И вдруг некая 32-летняя Юлия Журавлева из Петербурга пишет на своей страничке: автор я! При этом в Донбассе никогда не была. На своей страничке до этого размещала кулинарные рецепты и банальные вирши о любви. Комментаторы тут же обвинили ее во вранье. Журавлева быстро стихла и свое заявление стерла, говорить на эту тему отказывается.
Найти на просторах интернета самого Сергея Гусева оказалось делом безнадежным, возможно, эти имя-фамилия просто выдуманные.
И так ли уж честна Юля Журавлева? Она опубликовала стих вечером 4 февраля. Но она была не первой! На день раньше он появился на одном из украинских сайтов. Выложен анонимом.
… «Комсомолка» на своих страницах объявила: ищем того, кто действительно написал это стихотворение. Автор нашелся в Красноярске.

Владимиру Аборневу 56 лет, по профессии водитель, сейчас работает охранником. Стихи пишет много лет, уже издал несколько книг. Владимир семь лет служил в армии: два года срочником в автомобильных войсках в Абакане, затем пять лет прапорщиком в РВСН на Алтае.
— У меня много было сослуживцев с Украины, — вспоминает Владимир Аборнев. — Мы друг друга тогда братьями называли. Когда на Украине началась война, я пытался их разыскать. Не получилось. Уж и не знаю, живы ли?....

По словам поэта, на просторах Интернета он нашел письмо украинского солдата на мове, в прозе.
— Меня зацепило, что пишет он своей матери, пишет, что на Донбассе нет никаких террористов, и воюют они со своими же людьми, — говорит поэт. — Что оказался у донецких врачей, а те, несмотря ни на что, исполнили свой долг и оказали ему всю нужную помощь.
Я вспомнил своих братьев-сослуживцев. Долго думал, пытался понять, где они? Воюют ли? На чьей стороне?

Текст там был такой, цитирую дословно:
«Доброго ранку мама!
Я розташований в Донецьку, полоні міліції. Менетрохи підключили в бою, але ви не хвилюйтеся. Тут є дуже хороша і хороші лікарі. Дати мого батька, якщо у вас з ним, що не тут, ні будь-який з терористами і сепаратистів. Ми замовили наші командири довбали з мінометів помирних громадянах. Ми були показані потерпілої маленьких дітей. Виявляється, мама, що ми ще гірше, ніж нацистів. Наш уряд обманом нас, ми боролися з kacapami не тільки з Росії, але і з нашими України. Міліції в основномучоловіки дорослих і ставитися до нас як своїх дітей. Тільки рішуче заперечити непристойності. Не відображати цю замітку, ні кому я дійсно люблю тебе, і я боюся, що для вас. Лікувати нам добре і обіцяю, коли буде повернутися додому.
Прийняти ваш син Остап.»

Потом Владимир перевел это письмо с украинского на русский. Говорит: было несложно. Еще в армии с украинскими сослуживцами общались на некоей смеси русского языка и мовы.
Получился такой текст:

«Доброе утро, мама!
Я сейчас в Донецке, в плену у местной милиции. Меня подстрелили в бою, но вы не волнуйтесь. Тут кормят хорошо и хорошие врачи. Я как будто дома, а не с террористами и сепаратистами. Мы по приказу наших командиров долбали из минометов по мирным гражданам. Нам показали пострадавших маленьких детей. Оказывается, мама, мы еще хуже, чем нацисты. Наше правительство обманывает нас, мы боролись не только с кацапами из России, но и с украинцами. В милиции тут в основном взрослые мужики, относятся к нам как к своим детям. Только ругаться запрещают. Не показывай никому это письмо, потому что я тебя люблю и я за вас боюсь. Лечат нас хорошо, так что обещаю, когда смогу, вернуться домой. Обнимаю, ваш сын Остап.»

А уже на основе этого текста красноярский поэт написал стихи, которые назвал «Письмо прозревшего хлопчика». Это было еще в январе 2015 г. Тогда же он читал стихотворение на красноярской литературной конференции. По словам Владимира, это могут подтвердить участники конференции. Чуть позже, 5 февраля поэт выложил стихи на своей страничке в соцсети.
Вот полная версия стихотворения Владимира Аборнева

ПИСЬМО ПРОЗРЕВШЕГО ХЛОПЧИКА

Мам, я в плену, но ты не плачь.
Здоров почти твой сын бедовый.
Меня лечил Донецкий врач,
С уставшей внешностью суровой.
Трудился, не жалея сил.
Я ж бил по городу из градов.
А мой же враг меня лечил,
И успокаивал: «Так надо».
Мам, я – чудовище. Прости.
Я видел город разбомблённый.
Мам, что же сын твой натворил!
Я – монстр, идеей закалённый.
Нас провели по городам,
По сёлам тем, что мы бомбили,
А мы не верили глазам:
Что мы с Донбассом сотворили!
О боже, мама! – Я урод,
Там всё затоплено слезами.
Там изувеченный народ
Без рук, без ног предстал пред нами.
Ребёнок плакал на руках.
Девчонке годик есть, едва ли,
Её родным вселяя страх,
Мы, мам, на мине подорвали.
Мать, я – чудовище, палач.
И нет здесь, мама, террористов.
Ты всё в молитвах обозначь,
Мы здесь — подобие фашистов.
И поделом нам, подлецам,
Нас в пекло жуткое бросали,
А в спину нашим же бойцам,
Заград отряды выставляли.
Шёл в смертный бой ваш радикал,
Плечом к плечу с моим собратом,
А ополченец мне кричал:
«Ложись, сопляк», — и сыпал матом.
И он, маманя, не стрелял,
Меня в бою прикрыть желая.
Он мне пригнуться предлагал,
Жизнь мне — врагу в бою спасая.
Мам, я в плену, но ты не плачь.
Здоров вполне твой сын бедовый.
Меня лечил Донецкий врач,
С уставшей внешностью суровой...
Он выполнял врачебный долг.
Я, от стыда пред ним сгорая,
Впервые думал про себя:
«Кому нужна война такая?!»

*** Вл. Аборнев. Январь, 2015 г.

Источник:
m.kem.kp.ru/daily/26343/3226525/ «Комсомольская Правда».
…………………………………………………………………………………………………………………….

Как трудно будет честным жить
С такою ношею тяжёлой,
Чем сможет парень искупить,
Неведеньем вооружённый,
Свою невольную вину
За эту грязную войну?
***
Л. Жукова

sant
+1
sant, 7 Мая , url

спасибо!

sant
0
sant, 7 Мая , url

корректура:

Здесь только стон людской и плачь,

Здесь только стон людской и плач,

т-111
0
т-111, 7 Мая , url

+



Войдите или станьте участником, чтобы комментировать