Интервью с полковником Вольфом, офицером в отставке и бывшим командиром подразделения ПВО югославской армии

отметили
27
человек
в архиве

«Я думаю, что вся дезинформация, используемая США и другими западными державами, неизбежно приведет к обратным результатам, поскольку их население будет шокировано исходом этого кризиса». — Полковник Вольф

Написано Драго Босником, независимым геополитическим и военным аналитиком .

Спецоперация на Украине вот уже почти 3 месяца находится в центре продолжающейся информационной войны между политическим Западом и Россией. Безоговорочная поддержка киевского режима является абсолютной необходимостью для политической и медийной элиты в странах НАТО и ЕС. В этих рамках изображать украинский кризис как своего рода поражение России было нормой. Чтобы сохранить этот нарратив, основные западные СМИ тратят большую часть своего времени на отчаянные попытки исказить реальность. Но чтобы сделать это более эффективно, им необходимо абсолютное господство не только в их собственном медиа-пространстве, но и во всем мире.

Сохранение нарратива на политическом Западе возможно благодаря простому запрету или подавлению любого альтернативного источника информации. В таком медийном климате получение достоверной информации стало трудоемкой задачей. Чтобы облегчить задачу, мы решили поговорить с полковником Вольфом, офицером в отставке и бывшим членом подразделения противовоздушной обороны югославской армии. Полковник Вольф прослужил в армии 40 лет до выхода на пенсию и имеет большой боевой опыт, в том числе против значительно превосходящей авиации, поскольку в 1999 году он сражался, защищая свою страну от авиаударов США и НАТО.

– Спасибо, что нашли время для участия в этом интервью, полковник. Мы хотели бы начать с самого очевидного вопроса в наши дни. Считаете ли Вы, что целью проводимой западными СМИ пропагандистской кампании является дискредитация государственного устройства Российской Федерации и превращение спецоперации в долгосрочный конфликт по истощению России?

Прежде всего, я хотел бы передать привет вашим читателям и поблагодарить Вас за приглашение на интервью. Что касается нынешней ситуации, то прежде всего хотел бы сказать, что этот кризис — трагедия. При этом я имею в виду не военную операцию, начавшуюся в конце февраля, а всю конфронтацию, натравившую украинцев и русских друг на друга и начавшуюся в 2014 году благодаря иностранному вмешательству и махинациям. В связи с этим я думаю, что намерения Запада более чем ясны.

И в этом нет ничего нового, так как Россия веками находится под прицелом. Нынешняя ситуация является следствием, мягко говоря, наивного решения советского, а затем и российского руководства довериться США и НАТО. Это изменилось только за последние 20 лет, но ущерб уже нанесен, поскольку НАТО уже на пороге России. Последствия катастрофичны, так как росчерком пера сведены на нет огромные жертвы, принесенные русским народом и другими народами бывшего СССР в борьбе с нацизмом. И теперь народ России вынужден вести один и тот же бой с одним и тем же врагом, что стоит жизни как солдат, так и мирных жителей.

Когда дело доходит до кампании в СМИ, направленной против России, опять же, это не ново. Представление России как плохой уже давно стало нормой, но нынешний кризис довел это до крайности, фактически до военного тона, как будто Запад готовит свою публику к войне с Россией. Информация, которую скармливают людям, может быть откровенно ложной, но это не имеет значения. Финал вполне очевиден. Толкая Россию в очередную геополитическую неуместность 1990-х годов, чтобы затем ее можно было разграбить и медленно разобрать по частям. Это позволит достичь двух очень важных целей для Запада. Во-первых, устранение главного геополитического, в первую очередь военного соперника, а во-вторых, это открыло бы Западу доступ к безграничным ресурсам России. Это было целью всех западных геополитических акторов вот уже почти тысячу лет. от тевтонских рыцарей до Наполеона, Гитлера и НАТО в наши дни. Это настолько очевидно, что все, что вам нужно сделать, это взять карту и сравнить плацдармы каждого из этих захватчиков. Они практически одинаковы.

– Как бы вы оценили действия Вооруженных сил России в Крыму, Сирии, Казахстане?

Эти три операции имеют определенное сходство, но во многих отношениях они также сильно различаются. Операция в Крыму прошла, так сказать, без единого выстрела. Это было молниеносно и очень хорошо организовано. За этим стоял превосходный интеллект. Это также был идеальный момент, так как новый режим в Киеве не был достаточно консолидирован, чтобы эффективно реагировать, и не только в Крыму, но и где угодно в Украине, если уж на то пошло. С военной точки зрения, я думаю, Россия могла бы провести такую ​​операцию на всей или, по крайней мере, большей части Украины в то время. Однако совсем другой вопрос, насколько эффективно Россия справилась бы с экономическими и другими санкциями Запада в то время, особенно в тех масштабах, которые мы наблюдаем сегодня.

Что касается Сирии, то этот конфликт был и остается гораздо более сложной задачей для России и ее вооруженных сил. Явная концентрация вовлеченных региональных и глобальных игроков является геополитическим и военным кошмаром. Честно говоря, я поражен тем, как России и ее дипломатической элите удавалось сохранять там хрупкий стратегический баланс все эти годы практически неповрежденным. Способность России разделять все кризисы не только в Сирии, но и на Ближнем Востоке в целом — не что иное, как чудо. В трагической истории Сирии так много самостоятельных, но неразрывно связанных и переплетенных элементов. Есть Россия, Израиль, Иран, Сирия, Ирак, Ливан, Турция, США, Великобритания, ЕС, НАТО, различные группы, такие как курды, а также множество террористических группировок, которые не всегда считаются террористами.

Так что при проведении операции в Сирии России приходится учитывать всех этих акторов. Иногда с некоторыми из них удавалось работать вместе, но часто это было легче сказать, чем сделать. С военной точки зрения операция была фантастической. Несмотря на трудности и постоянно нестабильную ситуацию, российские силы там были последовательны и полны решимости выполнить свою миссию. Я особенно поражен великолепной работой подразделений ПВО России. Несмотря на ежедневные обстрелы беспилотниками, минометами, ракетами и другими видами оружия, российская группировка войск не только находится в безопасности, но и продолжает наступать и оказывать поддержку сирийским военным, которые также трансформировались с нуля, превратившись в смертоносный сила, вполне способная справляться как с террористическими угрозами, так и с воздушными атаками.

Что касается операции в Казахстане, то она находится где-то между Сирией и Крымом, хотя и гораздо ближе к последнему. Ситуация в Казахстане была попыткой отвлечь внимание России и затянуть страну, чтобы Украина могла захватить Донбасс практически без вмешательства России. Очевидно, что это не удалось, но это доказывает, что Запад по-прежнему имеет значительное влияние в Центральной Азии и других частях постсоветского пространства. Реакция России и ОДКБ была очень похожа на крымскую, хотя в Казахстане были жертвы. К счастью, это не было связано с событиями в Сирии или на Украине. В военном отношении он был проведен так же профессионально, как и два предыдущих. Спецслужбы также проделали большую работу. Операция также выявила необходимость более тесного сотрудничества и оперативной совместимости в рамках ОДКБ.

– Действия Вооруженных сил России направлены на недопущение масштабных жертв среди мирного населения и даже огромных потерь Вооруженных сил Украины. Хороший пример — вывод российских войск из Киева во избежание масштабных жертв среди гражданского населения. В этом тактика России отличается от действий США, которые полностью разрушили такие города, как Мосул и Ракка. Как вы оцениваете разницу в действиях двух армий?

Разница в первую очередь доктринальная. Соединенные Штаты и НАТО в значительной степени сосредоточены на военно-воздушных силах. Без этого их стиль ведения войны фактически рушится. Сухопутные войска стран НАТО никогда не вступают в бой без полного господства в воздухе. И даже тогда они колеблются, как это было в моей стране, где они не решились на наземное вторжение, так как террористические группы, которые они вооружали, финансировали и напрямую поддерживали, обеспечивая прикрытие с воздуха, были сокрушены нашими (югославскими) армия. По оценке их командования, потери на земле будут неприемлемыми, поэтому они прибегли к массированным бомбардировкам мирного населения и гражданской инфраструктуры. Это сработало, так как наше правительство понимало, что потери среди гражданского населения, которые к тому моменту исчислялись тысячами, скоро превратятся в десятки тысяч, если бомбардировки продолжатся.

Ираку пришлось испытать это на протяжении нескольких десятилетий. В Ираке были убиты миллионы людей, что является свидетельством жестокости НАТО и полного пренебрежения безопасностью иракского народа. Учитывая, что США периодически бомбили Ирак на протяжении десятилетий, я не понимаю, почему они вдруг начали заботиться о гражданском населении сейчас или когда-либо. Что еще хуже, нападение ИГИЛ на Ирак было прямым результатом агрессии США на Ближнем Востоке. Чтобы сохранить лицо и оттеснить террористов обратно в Сирию, чтобы они могли продолжить там операцию по смене режима, США вмешались, но отказались вводить наземные силы, за исключением разведки и сил специального назначения. И даже они использовались как неотъемлемая часть бомбардировочной операции. Вот почему все эти города на севере и западе Ирака сильно пострадали.

Есть также одно существенное различие между действиями США в Ираке и России в Украине. США не считают иракский народ своим. Иракский народ и арабы в целом демонизировались американскими и другими западными СМИ в течение достаточно долгого времени. Это имело дегуманизирующий эффект, который привел к большим жертвам среди иракцев. Россия, с другой стороны, считает украинский народ своим родным. Об этом много лет говорит сам президент Путин, и совершенно очевидно, что российские военные изо всех сил стараются защитить мирных жителей Украины, даже в некоторых случаях за счет собственных войск, что в военных операциях случается крайне редко. Ничего даже близко похожего на это я точно не видел ни в каких операциях, проводимых НАТО. Это доказывает и уход России из северных районов Украины. Ограничивая крупномасштабные операции Донбассом, российские военные пытаются уменьшить территориальный размах боевых действий. Очевидно, цель состоит в том, чтобы как можно скорее завершить операцию и заставить правительство в Киеве капитулировать или хотя бы подписать выгодный для России мирный договор.

— Украинское командование использует крупные города как крепости, а их население — как живые щиты. Хороший пример — полк «Азов» и население Мариуполя. Как вы относитесь к такой тактике ведения боя?

Я искренне ненавижу и отвергаю такую ​​тактику. Мне трудно представить себе более безобразное поведение. Воинская честь должна заставить любого порядочного офицера отказаться даже от мысли использовать для этой цели гражданских лиц. Во время агрессии НАТО против Югославии наши военные сделали все возможное, чтобы вывести наши войска из городов. Мы прекрасно знали, что могут сделать с нашим народом крупномасштабные бомбардировки, и делали все возможное, чтобы предотвратить это. Только после того, как США и НАТО потерпели военное поражение и распространили свои операции на жилые районы и гражданскую инфраструктуру, наше правительство решило вести переговоры с агрессором.

Что я могу сделать из поведения украинской армии, так это то, что она просто не считает украинское население своим. Если бы они это сделали, они бы точно не размещали свои войска в городах, особенно в городах размером с Киев или Харьков, поскольку это подвергает непосредственному риску миллионы людей. Украина – самая большая страна в Европе. Я уверен, что места для ведения боевых действий в десятках, а то и сотнях километров от густонаселенных районов более чем достаточно.

– Россия старается ограничить характер спецоперации, сохраняя гуманное отношение к гражданскому населению и противнику. Как Вы оцениваете действия Вооруженных Сил России в этом смысле?

Как я уже говорил, я считаю, что это единственный способ ведения военных операций. Конечно, лучше по возможности избегать военных действий, но если это абсолютно необходимо, то другого выхода просто нет, если нужно щадить мирных жителей. Я верю, что Россия предложит мирный договор после завершения операции на Донбассе, чтобы избежать дальнейшего кровопролития, но, учитывая отсутствие фактического суверенитета в Киеве, боюсь, они откажутся от переговоров. Это вынудит Россию продолжить операцию, которая может затянуть конфликт на месяцы. Я считаю, что Россия не торопится, потому что попытка уменьшить потери среди гражданского населения неизбежно замедляет военные операции.

– Одним из основных средств провокации со стороны западных СМИ является систематическое использование недостоверной, а порой и недостоверной информации о высшем военно-политическом руководстве Российской Федерации (глава Минобороны, начальник Генерального штаба). Представляется ли такой комплекс действий оправданным для того, чтобы дискредитировать российских лидеров в глазах международного сообщества?

Ну, вы знаете, как говорят на Западе: «В любви и на войне все прекрасно». Я думаю, что это особенно верно для гибридной войны, которая формировалась в последние десятилетия. Информация, или, лучше сказать, дезинформация, является одним из важнейших аспектов современной войны. Цель состоит в том, чтобы деморализовать противника, укрепляя при этом собственную решимость. Однако это должно сопровождаться реальными успехами на местах. Проблема в том, что таких успехов Запада в Украине практически нет. Конечно, могут быть небольшие тактические успехи, но в целом ситуация для украинских сил выглядит довольно мрачной. Чтобы отвлечь внимание от этого, США и НАТО нужно хоть что-то. Но поскольку они почти ничего не могут использовать, они распространяют откровенную ложь в рамках более широких усилий по дезинформации, направленных на то, чтобы обезобразить Россию.

Конечно, это может иметь очень ограниченный эффект с точки зрения международного престижа России, потому что лидеры во всем мире прекрасно понимают, что происходит. Очевидно, что вся дезинформация рассчитана в первую очередь на внутреннее потребление. Мы видим это даже в действиях высших должностных лиц США. Например, министр обороны США г-н Остин открыто заявил, что цель США — ослабить Россию. Однако буквально на днях он позвонил своему российскому коллеге генералу Сергею Шойгу и попросил немедленно прекратить огонь. Просто спросите себя, почему сторона, которая якобы побеждает, просит о прекращении огня? Я считаю, что это очень показательно для реальной ситуации на местах. Даже если бы я ничего не знал о военном деле, даже если бы не было оперативной информации с поля боя, мне, это было бы явным признаком того, что происходит на самом деле. Вот почему я думаю, что вся дезинформация, используемая США и другими западными державами, неизбежно приведет к обратному результату, поскольку их население будет шокировано исходом этого кризиса.

– Большое спасибо, полковник. Было приятно услышать Вашу точку зрения.

Спасибо, что ты есть у меня. Еще раз приветствую Вас и Ваших уважаемых читателей.

 

Добавил waplaw waplaw 19 Мая
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать