[Двуликая граница] Охрана Финляндии от вторжения России станет стратегическим кошмаром для США и НАТО. Следует хорошенько подумать, прежде чем принимать финнов и шведов в военный блок

отметили
28
человек
в архиве
[Двуликая граница] Охрана Финляндии от вторжения России станет стратегическим кошмаром для США и НАТО. Следует хорошенько подумать, прежде чем принимать финнов и шведов в военный блок
 
Вступление Швеции и Финляндии в НАТО не выгодно альянсу. Ни одной из этих стран российское вторжение не грозит, а членство Хельсинки, наоборот, лишь обострит уязвимость альянса перед Москвой.
 
Ни одной из стран российское вторжение ни грозит, и они получат американскую безопасность за просто так, как и многие другие европейцы.

Один из парадоксов российской кампании на Украине, которая якобы затевалась, чтобы не пустить Киев в НАТО, — это реакция традиционно нейтральных Финляндии и Швеции. 18 мая, всего через 84 дня с начала спецоперации, послы обеих стран подали заявки на вступление в альянс на торжественной церемонии в штаб-квартире в Брюсселе.

«Это исторический момент, которым мы должны воспользоваться, — заявил генсек Йенс Столтенберг. — Вы — наши ближайшие партнеры, и ваше членство в альянсе укрепит общую безопасность». Вполне вероятно, что их заявки скоро одобрят, и НАТО вырастет до 32 государств-членов.

Однако в расчете поскорее поставить Путину синяк под глазом, лидеры США и НАТО не учитывают издержки от присоединения новых стран, хотя формальная цель альянса — всё еще коллективная оборона.
 
Очевидных плюсов у присоединения этих скандинавских стран два. Первый — символический: четкая демонстрация европейской и демократической солидарности против российских военных действий в Восточной Европе. Второй — технический: с присоединением Финляндии и Швеции членство в НАТО теснее увяжется с членством в ЕС. Это поможет избежать маловероятного, но весьма проблематичного сценария, когда жертвой агрессии становится член ЕС, не подпадающий под статью 5 устава НАТО о взаимной обороне.
 
Во всех же других отношениях членство Финляндии и Швеции — вопрос сложный и тревожный. Начнем с коллективной обороноспособности Европы.

Да, и у Финляндии, и у Швеции высокоразвитая экономика. Они могли бы внести свою лепту в технологический потенциал НАТО благодаря национальным гигантам вроде Ericsson и Nokia. Кроме того, в военном отношении они сильнее многих других европейских государств — особенно Финляндия, которая не только сохранила воинскую повинность с момента окончания холодной войны, но и может похвастаться высоким профессионализмом и крупнейшей на континенте артиллерией.
 
Однако с точки зрения всего альянса — и особенно США — выгода уже не столь очевидна. Вооруженные силы Финляндии и Швеции уже давно сосредоточились на защите собственных территорий, так что их вклад в общую оборону, краеугольный камень устава НАТО, весьма сомнителен.

И хотя обе обязались увеличить военные расходы и усилить свой потенциал во имя общей обороны Европы, не исключено, что этого так и не произойдет. И вместо этого они будут пользоваться военной мощью Америки — и ее ядерным зонтиком — за просто так, как долгие годы делают другие европейские государства. По данным Международного валютного фонда, ни та, ни другая так и не приблизилась к официальной цели НАТО по военным расходам в 2% ВВП.
 
История учит: наиболее вероятный исход — это что в миг, когда Вашингтону пора разворачиваться к Азии, на плечи Америки ляжет забота еще о двух государствах.

Рассмотрим также обороноспособность новых территорий альянса. Членство Швеции еще сулит некоторую стратегическую выгоду: НАТО упрочит контроль Балтийского моря и в будущем конфликте сможет использовать остров Готланд, важный перевалочный пункт у берегов Прибалтики, как плацдарм.

Финская же территория, напротив того, представляет собой стратегический кошмар. Уязвимость альянса перед будущими атаками Москвы усугубится: у Хельсинки с Москвой общая граница длиной свыше 1,3 тысячи километров — по выражению Центра стратегических и международных исследований, «открытая российским военным угрозам».
 
Для осторожности есть и масса других причин — например, дежурные опасения, что с принятием новых членов альянс станет еще более громоздким. Не нужно быть гением, чтобы предвидеть, что управлять 32 странами будет еще труднее, чем 30. Даже до Украины НАТО изо всех сил мирила Грецию и Турцию, немногие страны тратили на оборону положенные два процента ВВП, а президент Эммануэль Макрон констатировал у альянса «смерть мозга».

Даже перед лицом российской угрозы поддержка новых членов отнюдь не единодушна. Вполне возможно, что яростный протест Турции — всего лишь попытка выбить из альянса политические уступки, однако во многом это реакция на то, что Швеция и Финляндия поддерживают курдов.
 
Наконец, лидеры должны учитывать и риск неадекватной реакции со стороны России. Москва уже затеяла три конфликта из-за угрозы расширения НАТО — вторжение в Грузию в 2008 году, в Крым в 2014 году и нынешнее противостояние на Украине. Еще одну крупную военную кампанию прямо сейчас Москва явно не потянет, но нельзя исключать, что в ответ на появление НАТО в 300 километрах от родного Петербурга президент Владимир Путин выкинет нечто безрассудное.
 
При этом далеко не очевидно, что Финляндии и Швеции и впрямь грозит повышенный риск, если в НАТО их так и не возьмут. Они давно успешно избегают кризисов благодаря нейтралитету и внутренней обороноспособности. Не принять их в НАТО — не «продинамить» их, а всего лишь сохранить рабочий статус-кво.

Символическая ценность расширения альянса как расплаты за российские действия на Украине может стать для Брюсселя решающим фактором. Но прежде чем одобрить заявки Стокгольма и Хельсинки, после чего по этому вопросу выскажутся главы государств и парламенты стран-членов, политики должны увидеть стратегическую картину во всей полноте и задуматься, укрепит этот шаг альянс или нет.
Из статьи 10 устава НАТО следует, что нынешние члены могут приглашать новые государства, если те «внесут свой вклад в безопасность Североатлантического региона». По этому критерию стратегическое решение о приеме Швеции и Финляндии отнюдь не гарантирует успеха.
 
Эмма Эшфорд – старший научный сотрудник Центра стратегии и безопасности имени Скоукрофта при Атлантическом совете. Автор книги «Нефть, держава и война: внешняя политика нефтегосударств»
Добавил suare suare 31 Мая
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать