Лечебник истории. 21 июля 1940 года: как это было... Кто–то воздержался? Нет...

отметили
24
человека
в архиве
Лечебник истории. 21 июля 1940 года: как это было...  Кто–то воздержался? Нет...


Первое более чем за 6 лет заседание законодательного органа Латвии рассматривало в этот день декларацию о вступлении в состав СССР. Голосования как такового не было — председатель Народного сейма Петерис Бриедис спросил: «Кто-то будет против принятия этой декларации? Нет. Кто-то воздержался? Нет. Декларация единогласно принята».


Депутаты от народа

По данным Мандатной комиссии Народного сейма, из 100 его депутатов (в точном соответствии с Сатверсме 1922 года) 92 были мужчинами, было также 8 женщин (здесь Народный сейм превосходил все законодательные собрания ЛР).

По роду занятий больше всего было рабочих — 22, затем шли люди свободных профессий — 17, общественные деятели — 14, служащие — 14, сельские хозяева — 13, преподаватели и учителя — 11, военные — 5, сельские рабочие — 3, торговец — 1.

Интересен национальный состав Народного сейма — он был латышским на 94%, что значительно превышало и «процентные нормы» всех предыдущих парламентов, и этнический состав населения Латвии.

Нацменьшинства представляли белорус Станислав Чемис (председатель рабкома Даугавпилсских локомотивных ремонтных мастерских), евреи Файвиш Фридман (работник Латгальского окружкома КПЛ) и Михаил Иоффе (замнаркома здравоохранения), русские Галактион Ильин (секретарь Резекненского уездного комитета КПЛ), Степан Морозов (секретарь Илукстского уездного комитета КПЛ) и Алексей Шершунов (учитель Рижской коммерческой школы).

источник: imhoclub.lv


21 июля 1940 года президент Карлис Улманис передал свои полномочия Августу Кирхенштейну. В этот же день Народный сейм Латвии на первой сессии, открывшейся в Национальном театре, приняв предложение депутата Освальда Розенберга, объявил о провозглашении Латвийской Советской Социалистической Республики, принял Декларацию о вхождении Латвии в состав СССР и направил соответствующую просьбу в адрес Верховного Совета СССР.



Сессия сейма продолжалась всего 6 дней — с 21 по 23 июля и с 24 по 26 августа, и все депутаты получили 513 латов.

Все, кроме одного, — депутата Петериса Курлиса арестовали прямо во время сессии. А ведь 30-летний руководитель нелегального Латвийского союза трудовой молодежи был одним из самых известных коммунистов! Однако арестованный одним из первых начальник политической полиции — латвийской охранки — Фридрихсонс-Скрауя дал на допросе показания, что Курлис с конца 30-х годов являлся информатором спецслужбы Карлиса Улманиса. Характерно, что Курлис не был расстрелян «под горячую руку» — его вывезли в Союз, и он умер в заключении в мае 1942 года.


Так говорил Вилис Лацис

Из художественных произведений классика латышской литературы одним из наиболее успешных можно признать речь 21 июля.

источник: imhoclub.lv

«Граждане — депутаты Народного сейма! — начал председатель Совета народных комиссаров. — Долгие годы народ Латвии был подчинен тиранической и коррумпированной власти, долгие годы у народа Латвии не было свободы. Враги народа, клика угнетателей и проходимцев, вооруженная грубой силой и скрывавшаяся за лицемерной и наглой ложью фальшивого национализма, правила против воли народа, душила и грабила нашу родину, отбросив ее в нищету и разруху, замучив ее в духовной темноте, загнав в вымирание, физическую и хозяйственную гибель».


Как видим — ничего особенно марксистского, скорее крутой популизм.


«Голодные зарплаты, полицейский и чиновничий произвол, неуверенность в завтрашнем дне и старости, частая безработица, приносившая голодную смерть, — такова была судьба рабочих Латвии в годы этого злого угнетения. Трудовую интеллигенцию этот режим насилия угнетал не только экономически — он ее к тому же презрительно унижал и уродовал в моральном смысле. Судьба рабочих и трудовой интеллигенции была единой, и едина была также их ненависть к правящему плутократическому режиму».


Что же касается сельского населения, то здесь Лацис ударил по «ошибочно и неполно проведенной аграрной реформе», в результате которой выиграли «черные и серые бароны». «Трудовой крестьянин, — заявил сын рыбака Лацис, — ничего не получил: львиную долю от цен получали привилегированные посредники».


А вот какую трактовку Лацис дал внешней политике прежнего режима:


«Латвийской армии прививали преступную точку зрения, что Советский Союз враждебен латышскому народу и его суверенитету. Старое правительство намеревалось не исполнять заключенный 5 октября 1939 года договор с Советским Союзом. Формально признавая этот договор, оно готовило предательские нападения на гарнизоны Советского Союза, которые в связи с договором были размещены на территории Латвии.

Заключенный с Эстонией и направленный против СССР военный договор, который не согласовывался с духом и буквой договора, заключенного 5 октября 1939 года, правительство Латвии не только поддерживало в силе, но втайне от Советского Союза привлекло к нему Литву и старалось втянуть в этот союз также Финляндию.

Ведя тайные преступные переговоры с империалистическими странами, старое правительство готовилось превратить землю Латвии в поле боя для нападения на Советский Союз, втянуть народ Латвии в ужасное разорение войны и пролить его кровь».


«В латвийских школах не позволяли учить русский язык, — сказал Вилис Тенисович. — Старая реакционная правящая клика, господствовавшая над народом Латвии и правившая против его воли, старалась всеми имевшимися средствами породить раскол между народностями.

У национальных меньшинств отняли право свободно использовать свой язык, закрывали их школы, преследовали их национальную культуру и ограничивали их экономическое равноправие. Старое правительство нисколько не способствовало дружбе народов, но сеяло ядовитый шовинизм и разжигало национальную рознь».


Интересно, что Лацис в своей речи ни разу не произносит слова «революция». Отмечается лишь «наш великий и могучий друг — СССР, его непобедимая Красная армия, которая 17 июня этого года вернула народу Латвии его свободу, справедливость и права свободного народа». «Счастье и гордость заставляют быстрее биться сердце каждого честного патриота Латвии».

Судя по стенограмме, шесть раз речь товарища Лациса прерывалась аплодисментами, долгими, продолжительными аплодисментами. Все вставали…

источник: imhoclub.lv

источник: imhoclub.lv

источник: imhoclub.lv

источник: imhoclub.lv

Все фотографии сделаны 21 июля 1940 года. Источник: Латвийский государственный архив кинофотофонодокументов.


«Заслуженную кару палачам народа!»

Спустя полгода, 19 января 1941 года, ЛССР — уже обычная советская республика, а Народный сейм стал Временным Верховным Советом. На первой полосе республиканской русскоязычной газеты «Пролетарская правда» — отчет о процессе над бывшим руководством МВД и полиции.


«Улмановская клика пыталась отчаянной авантюрой продлить свою власть и лихорадочно готовилась в союзе с империалистическими государствами к войне с великим Советским Союзом.

Мы все еще помним тревожные дни в марте прошлого года, когда осуществление этой авантюры казалось уже вопросом ближайших дней. Отчаявшиеся плутократы не унимались, и Советский Союз не мог больше терпеть их наглого и вызывающего поведения.

Зная, что игра проиграна, что ее дни сочтены, улмановская клика решила напоследок хлопнуть дверью. Под руководством тогдашнего министра внутренних дел Вейднека в ночь с 16 на 17 июня была задумана и организована зверская расправа над трудящимися города Риги, мирно вышедшими приветствовать Красную армию. Стреляли без всякого на то основания. Арестованных избивали в участках и в префектуре. Всего было убито и ранено 27 человек и тяжело избито несколько сотен человек».


«Никакой жалости к преступникам», «Воздать по заслугам», «От народного гнева не уйти» — такие заголовки номер «Пролетарской правды» приносил с митингов, проходивших по заводам и фабрикам Риги.

О новом порядке трудящиеся восторженно писали в газету:


«Работница, не напрягаясь, зарабатывает за восемь часов десять-двенадцать рублей. Администрация заботится о рабочих. К обеду получаем бесплатно пол-литра молока и чай. Работаем дружно, все счастливы, что освободились от эксплуататоров».


А на последней странице ютились объявления еще живого частного сектора. «Рижский музыкальный дом «Юноша и Фейерабенд» предлагал к продаже пластинки с речами Ленина «Что такое советская власть?» и «О погромной травле евреев», «И.Саусиньш, бывш. А.Зариньш» — часы марки «Адольф Штольц», а курсы танцев М.Гребзде организовывали их «с объяснениями на русск. яз.».

Но больше всего объявлений о продаже людьми их домашней обстановки. В первой половине 1941 года в Латвии было отчего упасть ценам на мебель…

Добавил waplaw waplaw 23 Июля 2017
проблема (1)
Комментарии участников:
Ни одного комментария пока не добавлено


Войдите или станьте участником, чтобы комментировать